Зарплаты в конвертах: Дело на сотни миллиардов

13:24 10 Квітня 2015

Провозгласив курс на реформы, Кабмин назвал одной из своих главных целей борьбу с теневой экономикой и зарплатами в конвертах. Цена вопроса – существенная. Ресурс, который в результате такой борьбы можно было бы привлечь в бюджет – порядка 200 млрд грн в год. Однако эксперты единодушны: методы достижения цели себя не оправдывают. Легализировать зарплаты в полном объеме ближайшие год-два, вероятнее всего, не получится

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Практика выплаты зарплат в конвертах в Украине возникла с наступлением независимости. Активно легализировать наемный труд в условиях несовершенного налогового законодательства, которое к тому же менялось едва ли не каждый год,  сначала не представлялось возможным, а с появлением налоговых ям, стало еще и ненужным. Государство требовало все, не давая взамен ни благоприятных условий для хозяйственной деятельности, ни стимулов для инвестиций, ни стабильного законодательного поля, к которому можно было бы худо-бедно приспособиться.

Фонд оплаты труда, как один из ключевых источников поступлений по налогу на доходы физлиц и единому социальному взносу на общегосударственное пенсионное страхование, формирующему бюджет отечественного Пенсионного фонда, давно перестал выполнять свою прямую функцию. Превратившись, скорее, в номинальный показатель, ФОП уступил свое место в авангарде наполнения доходных статей госбюджета другим «наполнителям». И виной тому стали ставки НДФЛ и ЕСВ. Если налог на доходы физлиц на протяжении последних 15 лет варьировались от 13% до 17%, что вроде как и немного, в сравнении, скажем, с развитыми странами Европы, то ЕСВ ниже 40% не опускался. И эти 40% нужно было как-то заработать, поскольку платил их, и до сих пор платит, как раз работодатель, а не работник.

Неудивительно, что при таких «расчетах» платить легальную зарплату попросту не выгодно.

А значит, тот же ЕСВ, который формально хоть и является прямым доходом Пенсионного фонда, по факту остается не только непрогнозируемым, но и ненадежным. Регулярный недобор ЕСВ существенно превышает номинальный «дефицит» пенсионных средств. Для сравнения: заложенный правительством дефицит бюджета Пенсионного фонда в 2015 году – 19 млрд грн. При этом бюджетные ассигнования Фонду наверняка превысят 80 млрд грн. И это при общем показателе доходов и расходов Фонда в 234,4 млрд грн и более 250 млрд грн соответственно.

Стоит, правда, признать: изменить ситуацию к лучшему пытались. Многие политические и общественные деятели, экономисты убеждали власти в необходимости изменить механизмы уплаты налога на доходы физлиц и единого соцвзноса, снизить ставки. Однако властям до призывов общественников дела не было вплоть до лета 2013 года, когда «несправедливостью» налогового бремени вдруг озаботился Кабинет Николая Азарова.

То ли в пылу очередных предвыборных страстей, то ли по каким-то иным соображениям у Азарова пообещали: ЕСВ будет снижен – для всех и сразу до 15%. Даром, что в Пенсионном фонде вовремя спохватились, мгновенно задав во всеуслышание вопрос: «А чем компенсировать грядущий недобор платежей будем?». Робкий ответ правительства – «дескать, детенизацию проведем», не удовлетворил тогда никого, в том числе и само правительство и ключевое министерство – доходов и сборов, которому поручили администрировать все, включая ЕСВ. Выходить из тени в условиях активно работающих конвертационных центров и на фоне бесконечных авансовых платежей по основным налогам бизнес не захотел. И тема снижения ставок ЕСВ тогда, в 2013-м, отпала сама собой.

В начале 2014-го о легализации зарплат и снижении ставок ЕСВ снова вспомнили – в контексте преобразования Миндоходов в Госфискальную службу и в свете реализации новой налоговой политики. Бизнес попросили быть честным и уйти от конвертов. Тогда же подчитали, что теневой оборот зарплат – 200 млрд. грн. Это оказалось сопоставимо с ежегодным объемом налоговых и таможенных платежей в госказну.

Честным захотел стать только крупный бизнес. Именно крупные налогоплательщики в массе своей перешли на «чистые» выплаты, подав тем самым пример остальным. Однако пример не сработал. Крупных налогоплательщиков в Украине немного – порядка полутора тысяч компаний и корпораций. Это менее 1% от общего числа юридических лиц. Они действительно формируют две трети налоговых отчислений, но отнюдь не по «зарплатным» налогам. Налог на доходы физлиц и ЕСВ – это «фишка» малого и среднего бизнеса. А он-то как затаился в середине 90-х, так и продолжал работать тихо, не слишком афишируя своих доходов и расходов.

Что сделал Кабмин?

Предложил радикальный шаг: снизить ставку ЕСВ для плательщиков, которые будут выполнять набор правительственных критериев. В конце декабря 2014 года Верховная Рада Украины приняла во втором чтении и в целом внесенный правительством Закон «О реформировании общеобязательного государственного социального страхования и легализации фонда оплаты труда». Он предусматривал уменьшение уплаты единого социального взноса с 41% до 16,4%. Однако ключевыми условиями такого снижения должны были стать одномоментное увеличение фонда оплаты труда на 30%, установление средней зарплаты в размере не менее трех минимальных (свыше 3600 грн) и выполнение условий по дальнейшей детенизации зарплат.

Уже к концу января 2015-го стало понятно, что следование столь жестким критериям вряд ли станет массовым. Глава Государственной регуляторной службы Украины Ксения Ляпина отмечала, что принятое решение коснется не более 10% отечественных предприятий.

«Пока у нас обобщенной информации нет. Но по избирательной информации оценка следующая: воспользоваться критериями (для снижения ставки ЕСВ – УНИАН) смогут несколько процентов предприятий, менее 10% бизнеса. По оценкам экспертов, возможно, этими критериями воспользуются некоторые предприятия сферы высоких технологий, если ранее там зарплаты не были легализированы. Все более-менее цивилизованные компании, которые уже зарплаты легализировали, они под эти критерии не попадают», – резюмировала Ляпина.

В феврале ГФС совместно с рядом парламентариев придумали новую схему критериев для снижения ЕСВ. В ее основу лег принцип не общего роста фонда оплаты труда и отчислений с него, а персонального – по каждому работнику.

Рада приняла новые изменения в законодательство в течение 10 минут. При этом, представляя новую инициативу, народный депутат Андрей Журжий отмечал, что «принятый шаг» позволит в дальнейшем выйти на безусловное снижение социального взноса до 15%, а, возможно, и вовсе упростить взнос, заменив его налогом на доходы физлиц.

Правда, какой будет ставка нового НДФЛ и когда случится «отмена» ЕСВ никто не уточнял. Глава парламентского комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Роман Насиров вскользь заметил, что вероятнее всего НДФЛ и ЕСВ не должен суммарно превышать 30% от общего объема доходов работника. «Это в идеале», –  отмечал он, опять же не вдаваясь в какие-либо технические и законодательные детали.

Но до идеала нам, надо полагать, как всегда далеко. Принятые парламентом новые правила взимания ЕСВ заработали с марта. По итогам полутора месяцев – марта и апреля – Минфин зафиксировал небольшой рост платежей, чем не преминул поделиться с общественностью. Министр Наталья Яресько сообщила, что «плюс» в отчислениях составил 12%.

Но привел ли он к ожидаемой цели – легализации зарплат? Увы, нет. По данным Госслужбы по вопросам регуляторной политики и предпринимательства, количество предприятий, легально выплачивающих зарплату в результате изменения механизмов уплаты ЕСВ, едва ли превысило 2%. И это, по понятным причинам, заставляет засомневаться в том, а получится ли у правительства и на этот раз достичь цели и добраться, наконец, до 200 миллиардов «конвертных» гривен.

В Госпредпринимательства уверены: существующая схема уплаты «зарплатных» налогов – не решение вопроса. Это лишь набор хаотически принятых шагов, которые не представляют собой неких системных изменений. Глава Службы Ксения Ляпина, по-прежнему, убеждена: основной потенциал в легализации зарплат «спрятан» в малом бизнесе. «Мы ведь хотим получить легализацию в малом и среднем бизнесе. Крупный бизнес прятал доходы по другим каналам. Потенциал легализации зарплат есть в малом и среднем бизнесе, – подчеркнула Ляпина в интервью журналистам. – По результатам первого квартала у нас будут актуальные данные уплаты ЕСВ. Они позволят сделать дальнейшие расчеты. Понятно, что ответ не может быть тут простым: нужно ведь легализировать зарплаты и при этом не обделить Пенсионный фонд».

С ней солидарна и вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Юлия Дроговоз. «Кто должен воспользоваться решением о сокращении ставки ЕСВ в обмен на легализацию зарплат? Малый и средний бизнес. Там у нас «выплачивается» зарплата в конвертах. Однако в целом предприятия пока не готовы резко светить количество работников и им пока невыгодно легально показывать зарплату», – отметила Дроговоз в комментарии украинским СМИ.

По ее словам, причинами такой ситуации является недоверие власти и отсутствие компенсаторных механизмов по другим платежам. «Та практика, которая применялась в налоговых решениях ранее, показывает: никто никого не слышит и не видит. Все принимается волевым решением. Бизнес пока не доверяет правительству и инициативам правительства. Хотя в целом они несут в себе позитив. Механизм снижения ставки ЕСВ позитивный, но он требует и уровня доверия, – сказала Дроговоз. – Однако для тех, кто доверяет, кто воспользуется возможностью снизить ставку ЕСВ, увеличатся платежи по другим налогам. Уменьшаем ЕСВ, но увеличиваем платежи по налогу на доходы физлиц и военному налогу. Что нужно? Нужен эффективный механизм снижения нагрузки на фонд оплаты труда. Хотя бы на уровне не более 30% в целом и по всем платежам».

В свою очередь народный депутат Оксана Продан отметила, что действующий закон, разрешающий снижение ставки ЕСВ, создал неравные условия на рынке.

«Коэффициент снижения, а не общее снижение ставки ЕСВ, это комплексно неправильно – закон создал неравные условия на рынке из-за разной фискальной нагрузки на фонд оплаты труда на разных предприятиях даже одной и той же отрасли. И при этом сама по себе необходимость в снижении ставки ЕСВ для легализации доходов физлиц не отпала», – подчеркнула Продан.

13:24 10 Квітня 2015

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини