Вызов эпохи: почему украинцам так сложно

14:15 16 Квітня 2015

Я продолжаю задавать себе, и не только себе, вопрос: почему за годы независимости Украина так и не стала демократией и не построила экономику европейского образца. Спрашиваю, почему мы все еще говорим о борьбе с коррупцией, но почти не видим ее результатов, почему топчемся на месте, пытаясь что-то изменить. Вопросов «почему» и «доколе» масса, и, чтобы получить на них хотя бы приблизительные ответы, стоит подумать о трансформациях, которые только предстоят Украине

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

 

Демократия и нация

Начинать следует не с демократии. Давно и не мной было сказано, что постсоветские государства имеют не привычные два измерения – демократия и рыночная экономика – для изменений, а целых четыре: государство и его институты, нация, рыночная экономика и демократия. И множество исследований подтверждает, что процессы эти не могут быть одновременными и/или параллельными, а только последовательными. То есть до построения адекватной рыночной экономики и демократии необходимо изменить государственные институты. Вливание донорских денег в построение демократии малоэффективно, когда эти структуры нежизнеспособны. Пустая трата ресурсов.

С тем, что два с лишним десятка лет показатели управления находились ниже плинтуса, спорить сложно. А вот с нацией не все так однозначно. Есть такое понятие – «титульная нация», или этническая группа страны, на основе языка и культуры которой строится система образования данного государства. Так вот, на момент обретения Украиной независимости моноэтничной нацией она не была, и ни о каком nation state речь не шла в принципе. Еще один момент: далеко не все из тех, кто формально относил себя к этническим украинцам, всегда ассоциировал себя с украинской нацией. В немецком языке для этого есть специальное слово – «undeutsch», «ненемец». Собственно, как и «нерусский» в русском языке.

Опрос, проведенный центром Разумкова, показал: в 2005 году только 30,7% украинцев в первую очередь назвали себя жителями Украины. В 2012-м – уже 49% (27% из них идентифицировали себя с родным городом). И только в 2014-м этот показатель вырос до рекордных 73,2% (идентификация с родным городом – 12%). Причиной этого стал российско-украинский вооруженный конфликт, потребовавший от украинского населения самоопределения. При этом традиционно низкий уровень самоидентификации на Востоке страны сделал возможным появление «ДНР» и «ЛНР».

Пока есть впечатление, что темпы сплочения украинской нации опережают процесс построения государства Украина. Для завершения двух этих процессов нужно довольно много времени. Европейский опыт показывает, что дело это долгое и травматичное, и, если для изменения государственных институтов требуется несколько десятилетий, объединение нации может длиться не одно поколение. И все было бы куда проще, если бы не наше колониальное прошлое.

Постколониальный синдром

Если есть сомнения относительно правомерности используемого мною термина «постколониальный», давайте попробуем разобраться. Колониализмом называют вторжение и расселение представителей одной нации на территории другой, с внедрением своей системы управления, правовой системы и государственных институтов. А империализм – это широкий спектр неравноправных взаимоотношений, как политических и экономических, так и культурных, абсолютно не связанных с массовым переселением народов.

Украинский случай сложен именно потому, что метрополией выступала вначале Российская империя, а после – советская Россия, и применялись обе модели воздействия: колониальная и империалистическая. Последствия мы видим сейчас и, похоже, будем наблюдать еще достаточно долго.

Одно из худших проявлений этого наследия – совершенно не приспособленные к работе в условиях демократии политические институты. Практически все постсоветские страны, и Украина в том числе, получили очень разветвленную, но неполноценную государственную инфраструктуру. Развал СССР оставил организации республиканского значения без координационного центра, который отвечал бы за исполнение и контроль. «Куда теперь жаловаться-то?» – говорила моя растерянная пожилая соседка.

Поэтому политическая элита, оказавшаяся у руля независимой Украины в начале 90-х, не вполне осознавала цели, которые стояли перед ней и целой страной, не имела представления о том, как решать текущие проблемы и проводить какие-либо реформы. Привычная пассивность, непрозрачные правила игры и привычное же потребительское отношение власть имущих к своим полномочиям привели к недоверию граждан к собственной власти.

Нынешнее правительство имеет определенный кредит доверия среди населения, но оправдать его будет довольно непросто. Данные исследования, проведенного Центром Разумкова, говорят о том, что осенью 2014 года целых 46,2% опрошенных украинцев считали, что новая власть не сможет обеспечить независимость и территориальную целостность страны. Крым, напомню, к тому времени уже был аннексирован Россией.

Слабость государства

По наблюдениям Ярослава Грицака, украинского историка, директора Института исторических исследований Львовского университета им. И. Франко, в Украине общество традиционно сильнее государства. Свидетельством этого стали Евромайдан и Революция достоинства (2013-2014) – они показали, что украинцы понемногу освобождаются от постсоветских синдромов и способны оказать так называемую «горизонтальную поддержку», не рассчитывая на помощь «сверху».

Несправедливо сбрасывать со счетов тех, кому присущ конформизм, неприятие перемен и тотальное недоверие к происходящему – таких людей очень много, и причина их поведения абсолютно не в возрасте. Это очередное проявление постколониализма, еще один фронт работы.

В итоге получается, что два таких параметра, как слабость государственных институтов и довольно разобщенная нация складываются в пазл под названием «слабое государство». Типичные черты слабых государств: упадок инфраструктуры, высокий уровень преступности, коррупция и неспособность контролировать собственные границы – все это присуще сейчас Украине.

Опасно еще и то, что существуют угрозы внутренние – из-за недовольства населения властью, затянувшейся «черной полосы», сложностей переходного периода. Неудивительно, что в таких условиях активная часть гражданского сообщества постоянно говорит о необходимости начинать реформы немедленно: даже при отсутствии российской агрессии промедление может подтолкнуть Украину к более серьезной степени слабости. Этого допустить нельзя.

Выводы

У каждого государства свой путь становления. Вряд ли стоит пытаться копировать и повторять чужой опыт – на это нет времени. Украина должна преодолеть путь, который уже прошли европейские страны, семимильными шагами.

Это страшно, это сложно. Ведь сейчас перед нашей страной стоят такие вызовы, каких не было за все годы независимости. В их преодолении нам будут мешать постколониальный синдром, незавершенный процесс формирования нации и слабость государственных институтов. Но все возможно. Главное – не подменять результат процессом и не останавливаться.

14:15 16 Квітня 2015

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини