Тьма Сирийская: истоки самой жестокой гражданской войны XXI века

19:08 21 Вересня 2015

Гражданские войны имеют нечто общее: идет борьба не просто партий, а мировоззрений, привычек. Чистая, образованная публика – иначе средний класс – в ужасе бежит от «грядущего хама», нового варварства. Это происходит в Сирии: территория цивилизации – школ, офисов, армии, чиновников – съеживается как шагреневая кожа. ИГИЛ наступает из пустыни, грозит узкой благодатной полоске у моря. Правительство и оппозиция равно прижаты к берегу. Их надежда – помощь извне. Запад и Россия спорят, делят «шкуру неубитого медведя». Но любая интервенция бессильна решить исход гражданской войны – ни якобинцы, ни большевики не были разбиты «коалициями». Гражданские войны начинают и заканчивают домашними силами. Где проходит линия раскола: кто и за что воюет в Сирии?

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Модернизация по-арабски: шаг вперед, два назад

Читайте також
Скромное обаяние египетских генералов

В начале 1970-х в Сирии, Ираке, Ливии к власти идут молодые офицеры. Их лозунг: Нация! Свобода! Социализм! Всем им тесно в границах государств, каждый видит себя вождем «всеобщей арабской революции», в борьбе с «империализмом» и «сионизмом». Это чем-то напоминает ИГИЛ – та же жажда экспансии. Но способ другой: сильное государство, модернизация.

В 1973-м, на заре эры Хафеза Асада, Сирия принимает Конституцию, копию Конституции СССР. Можно пошутить: плагиат! Но точнее – сходные явления выражаются в одних и тех же законах.

«Революционеры» в Сирии выбирают «социализм» как путь к сильному государству, а в сущности – к неограниченной личной власти, ведь государство – это они. «Социализм» дает власти основу в экономике – «народную собственность»: государство, заявляет Конституция, управляет природными богатствами в интересах «собственника» – всего народа. Собственность кого-то конкретного из народа, или частная собственность, может быть экспроприирована – разумеется, «в общественных интересах». Частная собственность существует из милости – пока не мешает власти. Не стоит, впрочем, винить только «социализм»: институт частной собственности в буржуазном смысле не существует на Востоке. Модернизация по-арабски просто меняет ярлыки: ограничения не по Корану, а по «Капиталу».

В политике «социализм» разрешает диктат одной партии: «Партия Арабского Социалистического Возрождения (ПАСВ) – руководящая сила общества и государства». Как в СССР, в Сирии есть советы, а народ голосует. Но все это – декорации: де-факто ПАСВ назначает президента. Конституция Сирии честна: президента не выбирают, а одобряют на «референдуме».

Кажется, модернизации нет. Но это не так: меняется быт людей – дети обязаны ходить в школу, женщины получают права. ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН. – Ред.) констатирует: до войны было немыслимо, чтобы 10% детей никогда не было в школе. (Теперь таких детей 40%). Образование готовит кадры – инженеров, офицеров – и одновременно тех, кто однажды потребует прав в экономике и политике.

Весна по-арабски

Читайте також
Американская мечта: как США помогли Сирии

Революцию начинают школьники. На стенах домов города Дераа появляются надписи: «Народ требует падения режима!». Правительство ищет виновных, авторы-подростки попадают в тюрьму. Город протестует. Власти вводят войска.

В жизни диктатур наступает момент, когда старые методы насилия дают сбой. В 1982-м Хафез Асад покоряет мятежный город Хама: в ходе армейской операции убито 30 тысяч. Но Башару Асаду в 2011-м уже не везет: протесты охватывают всю страну.

Впрочем, Сирии не везет тоже: оппозиции нет, место «вождя» вакантно. Заявки на лидерство подают генералы, дезертировавшие из армии Асада («Свободная сирийская армия»), и исламисты – «Фронт ан-Нусра», ИГИЛ.

Война всех против всех

Читайте також
Исламский мир: от цивилизации к варварству

Войну в Сирии описывают в координатах религии: партия Асада – алавиты (или, по арабисту Георгию Мирскому, «маргинальные» шииты), а против них – сунниты. Но есть разница и в степени радикализма.

Асад и оппозиция – «арабы-европейцы»: носят европейский костюм, не убивают без нужды, ценят античность. Пожалуй, мировоззренчески они братья: на словах – демократы, на деле – цари. Кстати, в военном 2012-м Башар Асад вводит новую Конституцию: ПАСВ теряет монополию на власть, теперь – «политический плюрализм». Но оппозиция Асаду не верит: та же Конституция позволяет наследственному президенту избираться еще дважды. Впрочем, судьи кто? Многие оппозиционеры работали с Асадом, а «прозрели» в надежде на большую власть.

Их общие враги – исламисты. «Фронт ан-Нусра» – старый знакомый, осколок «Аль-Каиды», в нем больше традиционализма. ИГИЛ – дитя XXI века, чистый нигилизм, без романтики прогресса. Тут разные основы. Когда-то «Аль-Каида» боролась с телевидением, ИГИЛ – часть шоу: молодежь-недоучку не мучают текстами «пророка», а обещают женщин-любовниц и сладострастие разрушения.

Эксперты убеждены: Сирию ждет раскол. Но ИГИЛ не признает границ, ему нужно все – к тому же развитая прибрежная полоса в руках «арабов-европейцев». Так что ИГИЛ наступает. Логика войны диктует союз правительства с оппозицией. Но решение зависит не от них. Вряд ли оппозиция примет решение без США, а Асад – без России: слишком велика зависимость от помощи «друзей». Здесь начинается геополитика, сначала союз заключат «в верхах».

Мгла

Читайте також
Человек с молоточком, или Беженцы в Европе

Армии «арабов-европейцев» бегут, помощь извне им не впрок. Как пишет Foreign Policy, конгресс США на 2015-й выделил $500 млн для подготовки 5400 повстанцев, сейчас в Турции проходят обучение 100-120 человек. План выполнен не будет. Расходы России на Асада под грифом «секретно». В СМИ больше гипотез: вероятно, Кремль поставляет в Сирию «живую силу».

Никто – ни повстанцы, ни солдаты, ни русские, ни американцы – не хотят быть мучениками. ИГИЛ успешно провел рекламную кампанию: слава опережает его.

Тем временем Сирию покидают те, кого должна защищать армия. «Богатые уже давно уехали, – говорит беженец в интервью «Новой газете», – бедняки не выберутся оттуда никогда, сейчас бежит средний класс». Это правда: бегство – дорогое удовольствие, The Wall Street Journal пишет о расходах в $3000. Исход среднего класса меняет расстановку сил: «арабов-европейцев» меньше, исламистов больше. Скоро у светского, свободного общества в Сирии не останется сторонников.

Раскол имеет предысторию: гражданская война возможна там, где есть два общества – господа и холопы. Но теперь исчезают любые шансы на интеграцию: уже нет социальных лифтов – все социальные институты разрушены. Дети Новой Сирии уже никогда не были в школе. Шансы ИГИЛ растут.

19:08 21 Вересня 2015

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини