Проблеми Київського велотреку – це випадковість чи закономірність?

Проблеми Київського велотреку – це випадковість чи закономірність?

На ці та інші теми поговорив з Олександром Пригуновим громадський активіст, журналіст Сергій Бригадир

Встреча с Александром Прыгуновым, председателем ОО «Киевский велотрек» и представителем Союза велосипедистов Украины происходит на летней площадке кафе на территории Киевского велотрека, сообщает новостной портал 7day. Когда-то Александро боролся за восстановление велотрека, но сегодня он и группа энтузиастов велоспорта уволены за попытку разобраться почему при стоимости строительства велотрека в 120 миллионов гривен он находится в таком ужасающем состоянии?

– С чего начинался процесс восстановления Киевского велотрека?

Идея реконструкции велотрека возникла сразу после Революции Достоинства. Энергии было много, интерес был большой, и было, чем заниматься. Мы с моим другом Сергеем Китом пришли на велотрек, увидели эту разруху и сразу поставили перед собой цель: попробовать заняться восстановлением Киевского велотрека. Провели пару субботников, пригласили телевидение, пригласили мэра. С этого все и началось: восемь субботников, здесь же удачно была предвыборная кампания мэра, то есть у нас были контакты с ним.

– То есть, как я понимаю, восстановление началось силами громады, а затем неожиданно включился господин Кличко?

Не совсем неожиданно – мы просили его прийти, обратить внимание, и это нам удалось. С его стороны изначально было мнение, что ничего не получится, что вся земля уже рас продана в частные руки. Но подтвердились документы, и он просил нас: «Опишите план действий – мы все будем делать». Так у нас и началось восстановление велотрека. Изначально бюджетных денег выделили мало, то есть треков в Украине никто не умел строить, и это было большой проблемой. Но постепенно мы взяли все под. контроль: ежедневно наблюдали реконструкцию, изучили план работ на Киевском треке, выражали замечания. Нам пришлось порядка четырех раз остановить стройку. После года реконструкции мы даже поучаствовали в акции протеста под стенами КМДА – никогда не думал, что после революции придется митинговать против некачественного ремонта трека.

– Расскажите, пожалуйста, с какими предложениями по реконструкции велотрека вы выступили?

На самом деле, у нас было несколько небольших требований: провести открытый конкурс проектов реконструкции велотрека; провести открытый конкурс на должность директора велотрека, в котором решение о том, кто будет заниматься топ-менеджментом на треке, принимала бы профильная федерация – люди, которые профессионально занимаются велоспортом. Но, к сожалению, город нас не услышал, конкурса проектов не было.

– То есть восстановление велотрека прошло без конкурса проектов. Кто предоставил проект, по которому была проведена реконструкция? Ведь на нее было потрачено 120 млн гривен налогоплательщиков из бюджета Киева.

Подрядчиком был УКБ «Житлобуд-Инвест» господина Вячеслава Непопа, в его структуру входили проектанты. Нам предоставили на ознакомление проектную документацию, мы внесли порядка шестидесяти изменений. Но конкурса проектов однозначно не было.

В каком состоянии находился велотрек до реконструкции?

Трек был разрушен, тут были восьмилетние деревья и кустарники. Предыдущая организация восстановила часть разрушенного виража – им администрациягорода выделила стройматериалы и транспорт, но у них не получилось: мы провели пробные заезды и экспертизы за свой счет и остановили это дело. Мы официально доказали, что реконструкция делалась некачественно, и отказались от этого подрядчика.

После того как велотрек был сдан в эксплуатацию на нем появились эти ужасные трещины, но в киевской администрации заявили, что эти трещины были заложенными по проэкту строительными швами – насколько это соответствует действительности?

Не соответствует – эти трещины появились после зимы, после снега, дождя, мороза, швами они не являются. Деформационные швы видны по проекту, их заделали специальным образом.

– Как можно проверить, являются ли эти трещины деформационнными швами? Можно ли ознакомиться с проектом, где они заложены? Просто получается, что наши чиновники говорят какие-то слова, но подтверждают ли они сказанное какими-либо документами?

Я думаю, что деформационные швы в проектной документации есть. Мы очень долго выясняли со строителями и специалистами, как их лучше располагать, были долгие споры об этом. Понять, является ли трещина швом, поможет простейший визуальный осмотр. Деформационный шов ровный – трещина имеет случайную форму – те трещины которые мы видим имеют древовидную форму с расхождением веток трещин.

– Знаете ли вы, в какую сумму обошлась борьба с этими трещинами и насколько она увеличила расходы?

О суммах точно не скажу. Но в ремонте трещин мы принимали активное участие, наблюдали за процессом. Двое рабочих со шпателями, ведром герметика и тубами ликвидировали трещину вручную, через две недели этот процесс окончился.

– Была ли работа по ликвидации трещин выполнена качественно – мы только что наблюдали эти трещины, одна из них сверху неряшливо замазана герметиком?

Мне трудно судить, но такого не может быть на полотне велотрека. Тут особые скорости, особая накачка шин – до двенадцати атмосфер. Здесь не может быть ни досок, ни камней, ни даже булавок. Мы сейчас страдаем от ремонтных работ на фасаде доме поблизости. Любая заноза либо маленький саморез – опасность для шины, а это безопасность спортсменов существенные расходы – шина стоит около пятидесяти долларов, а давление в ней 10-12 атмосфер.

– Велотрек – открытое сооружение, а у нас климат зимой достаточно жесткий, почему не предусмотрено было накрытие трека?

Во время реконструкции трека на совещаниях мы неоднократно поднимали вопрос о полноценном накрытии. Сейчас трек работает на пятьдесят процентов своей мощности. В дождь или в снег все тренировки отменяются. Трек работает как летний объект. Нынешнее накрытие – жалкое подобие того, которое должно быть. Оно спасет от бутылки или банановой кожуры, но не от строительного мусора. Накрытие – второй этап реконструкции, которого мы ждем уже два года. У нас уже не раз отменялись соревнования международного уровня из-за погодных условий. Зимой же трек не работает из-за снега и низких температур.

– Перед открытием велотрека его экспертизу провела Федерация велоспорта. Ее эксперты высказали несколько замечаний. Смогли ли строители исправить эти недостатки, если смогли – насколько качественно?

– Мы сильно переживали о качестве полотна – его выравнивание заняло очень много времени – четыре раза вынуждены были заставлять подрядчиков переделывать покрытие. К сожалению состояние покрытия на данный момент неудовлетворительное.

– Кроме претензий к качеству полотна велотрека были и другие претензии к качеству реконструкции, можете их указать?

С первого дня протекает крыша в медпункте. Помещение заражено грибком и плесенью, там стоят ведра. Протекают по всему периметру деформационные швы подземного паркинга, по потолку и стенам – плесень. Когда идет ливень, в туннель подземного перехода проникают грунтовые воды.

– Можно ли утверждать, что тот велотрек который открывали с такой помпой по сути является браком?

Да, точно. А ведь вначале был ажиотаж. Но грустно видеть, что с каждым месяцем, с каждым годом спортсменов и любителей все меньше. Это видно по нашим мероприятиям. Со ста пятидесяти участников соревнований количество спортсменов сократилось до тридцати девяти. Итак, 120 миллионов гривен на реконструкцию, 3 миллиона на открытие, расходы на коммунальные услуги, закупка инвентаря – и на выходе имеем всего тридцать девять спортсменов на чемпионате Киева.

– Может ли быть причиной упадка интереса то, что велотрек не работает круглый год?

Не только это. Кроме некачественной реконструкции есть еще одна проблема – это неудачный менеджмент.

– Почему так случилось?

Потому что кроме того что не был проведен конкурс проектов реконструкции велотрека, не было проведено конкурса на управляющую компанию. В результате мы видим удорожание проекта реконструкции с 38 миллионов до 120 миллионов гривен и все снижающийся интерес к велоспорту в результате неудачного менеджмента оператора на велотреке.

– Мы видим подобные примеры на других объектах, которыми занимается город. Как обстоят дела с самоокупаемостью – сейчас велотрек убыточен?

Да, убыточен. Нам помогает расположенный поблизости ресторан, но на спортивном объекте продается алкоголь – это мне не совсем понятно. Что до менеджмента, я считаю, что трек открыли, сдали в эксплуатацию и забыли о нем. Киевской администрацией рисуется красивая картинка: открыта спортивная школа – но на самом деле это всего лишь маленькое отделение велоспорта в существующей спортивной школе; половина подаренных главой администрации Виталием Кличко велосипедов стоят новые в коробках; трек сейчас передают из собственности Киева в собственность Шевченковского района.

– Но ведь Шевченковский район – это тоже Киев, в чем же проблема?

В Киеве сейчас две федерации велоспорта: профессиональная и любительская. Сейчас руководители Киевского велотрека – любители. Хотелось бы видеть руководителями профессионалов. А это еще более усложнится, если статус объекта будет занижен с общего городского подчинения до Шевченковского районного.

– Вы предпринимали какие-то действия чтобы достучаться до городской власти с вашей проблемой?

– Да, у нас даже заведено уголовное дело по этому поводу полицией. Два месяца назад проводился чемпионат Украины, запланированный еще год назад, и появилась идея написать письмо Виталию Кличко с подписями тренеров со всей Украины, спортсменов и ветеранов велоспорта. А также самих сотрудников Киевского велотрека. Три дня мы собирали подписи, а потом из моего кабинета из моего портфеля они исчезли. Вызвали полицию, написали заявление, передали видео с камер наблюдения. Говорили с полицией, сказали: «На вас может быть оказано давление, кто-то из чиновников позвонит начальнику райотдела – и дело похоронят». По некоторым данным к оказанию этого давления был причастен председатель Шевченковской районной государственной администрации в городе Киеве Олег Гаряга. Сперва дело не внесли в единый реестр уголовных дел, но мы выиграли суд, и сейчас спустя аж три недели после подачи с 19 июня заявления дело уже в Едином реестре досудебных расследований под номером 12019100100005567.

Расскажите подробнее, как было совершено похищения обращения с подписями и кто подозревается в его совершении.

Листы обращения хранились в портфеле в моем кабинете в медицинском пункте, который был заперт на ключ. А затем они исчезли. Моя жена сразу обратилась к охранникам Киевского велотрека, дабы проверить материалы с камер видеонаблюдения и установить детали исчезновения. На видео с камер директор велотрека Владимир Мельник и его заместитель открыли кабинет с помощью запасного ключа. Директор остался наблюдать, пока заместитель изъял листы обращения из портфеля. Моя жена отсняла все видеоматериалы с экрана на телефон. После этого в системе видеонаблюдения начались помехи. Вызванные специалисты технической поддержки подтвердили, что кто-то пытается взломать систему и стереть видео.  При подаче заявления в полицию мы высказали опасение, что данные видеоматериалы могут быть стерты из базы данных велотрека. На что представители правопорядка убедили нас, что резервные копии этого видео хранятся у них в базе данных, куда присылают видео-материалы все муниципальные и государственные заведения города, поэтому не могут быть стерты окончательно. Однако, и ныне данные видео официально не затребованы и не включены в дело.

– А какая судьба ваших обращений в киевскую городскую администрацию в свете этих событий?

– Никакой реальной реакции КГГА после этих событий на наше заявление в комиссию по спорту, в комиссию по имуществу КГГА по проведению проверки финансовой деятельности на велотреке, проведению финансового аудита не последовало. Пришли формальные отписки от профильных департаментов, но мы на этом не останавливаемся и будем настаивать на проведении независимых экспертиз и аудита по всему что связано с Киевским велотреком.

матеріали рубрики
Три к: Київ, культура і корупція – ЗМІ Статті
Три к: Київ, культура і корупція – ЗМІ
Великі плани і реальні перспективи Статті
Великі плани і реальні перспективи
НСЗУ: 7,6 мільярда розтрат та померлі замість живих, – ЗМІ Статті
НСЗУ: 7,6 мільярда розтрат та померлі замість живих, – ЗМІ
Чи стане Гримчак-гейт Луценко-гейтом? Статті
Чи стане Гримчак-гейт Луценко-гейтом?
Справа Гримчака вразила поворотом: “Це посміховисько над правосуддям”, спливли скандальні факти Politeka on-line
Справа Гримчака вразила поворотом: “Це посміховисько над правосуддям”, спливли скандальні факти
Купрій після нападу розповів про зловживання в органах: «заступник голови Нацполіціі входить в злочинне угрупування» Politeka on-line
Купрій після нападу розповів про зловживання в органах: «заступник голови Нацполіціі входить в злочинне угрупування»
Стара влада вразила огидною поведінкою: «підбирають навіть крихти» Politeka on-line
Стара влада вразила огидною поведінкою: «підбирають навіть крихти»
Велика політика і риба: Юрій Безмельницький, Зеленський і фінансування Трампа Статті
Велика політика і риба: Юрій Безмельницький, Зеленський і фінансування Трампа
Телетайп: бурштинова мафія, сигаретна, аптечна та інші Гримчаки. куди податися бідному Васі Голобородьку? Статті
Телетайп: бурштинова мафія, сигаретна, аптечна та інші Гримчаки. куди податися бідному Васі Голобородьку?
Пальчевський розкрив деталі арешту Порошенка: «порушив всі домовленості» Politeka on-line
Пальчевський розкрив деталі арешту Порошенка: «порушив всі домовленості»
Приходько розповіла про свій законопроект і війну на Донбасі: «Порошенко був слабохарактерним Вінні-Пухом» Politeka on-line
Приходько розповіла про свій законопроект і війну на Донбасі: «Порошенко був слабохарактерним Вінні-Пухом»
Під Ковром: як виглядає обличчя «Слуги народу» в Енергодарі Статті
Під Ковром: як виглядає обличчя «Слуги народу» в Енергодарі