Откуда взялось «Исламское государство» в Юго-Восточной Азии и чего оно добивается

15:35 18 Січня 2016

На днях исламисты организовали серию взрывов в элитном районе индонезийской Джакарты. А немногим ранее на одном из Филиппинских островов объявили создание халифата. Страны Юго-Восточной Азии уже давно не могут решить проблему боевиков-исламистов. А поскольку именно там проживает больше половины мусульман всего мира, исламистская угроза может охватить поистине большое количество людей. Politeka вспоминает, как ислам пришел в эти страны, и пытается разобраться в реальности угрозы для огромного и экономически важного региона планеты

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Халифат, где его не ждешь

Утром 14 января в центре столицы Индонезии Джакарте прогремела серия взрывов. Двое террористов были смертниками, остальных боевиков, вооруженных гранатами и огнестрельным оружием, удалось убить или задержать. Всего вследствие атаки погибли 17 человек, в том числе двое мирных жителей. Нападение сложно назвать успешным, но вблизи места его проведения находился и полицейский участок, и здание ООН, и торговый центр – то есть одной-единственной цели у террористов не было. Ответственность за атаку взяло на себя «Исламское государство» – впервые для этого региона.

Читайте також
Как западный мир теряет Австралию

В декабре Австралия предупреждала об опасности, которая может исходить с территории Индонезии. По словам генпрокурора Джорджа Брэндиса, ИГ собирается создать халифат и в этой стране, увеличив свое влияние за счет местных террористов. На состоявшейся тогда встрече представители Индонезии и Австралии говорили о возрастающей исламистской угрозе для Юго-Восточной Азии. Джакарта и Канберра договорились об обмене данными между спецслужбами и о совместных операциях по противодействию финансированию терроризма. Да и сами силовики признаются, что Индонезия получала угрозы о готовящихся атаках ИГ.

В понедельник, 11 января, газета The Australian сообщила, что боевики четырех экстремистских группировок Филиппин объединились и объявили о создании провинции ИГ на острове Минандао. Это второй по размеру остров в составе Филиппинского архипелага. Боевики присягнули на верность лидеру «Исламского государства» Абу Бакру аль-Багдади, и теперь виляйят группировки в этой азиатской стране возглавляет один из главарей местных террористов «Абу Сайяф» Иснилон Хапилон.

Когда в Филиппинах провозглашали халифат, в другой стране Юго-Восточной Азии – Малайзии – пресса сообщила о том, что ее граждане устроили парочку терактов в Ираке и Сирии. Вместе малайзийские террористы убили свыше 30 человек. Причем оба террориста присоединились к ИГ еще в 2014 году: в октябре и сентябре соответственно. По информации малайзийской New Straits Times, в общей сложности теперь уже 17 граждан этой страны погибли из-за связей с «Исламским государством»: шестеро были смертниками, а остальные убиты в ходе сражений. По словам малайзийских чиновников, за два года они поймали более 150 человек по подозрению в сотрудничестве с ИГ. 39 из них держали путь на Ближний Восток.

Как пришел ислам

Ислам пришел в Юго-Восточную Азию благодаря торговле. Корабли из арабских стран Персидского залива уже в VI-VII вв. пересекали Индийский океан и направлялись в Гуанчжоу. Путь этот лежал в т. ч. через Малаккский пролив, который отделяет Малайский полуостров от индонезийского острова Суматра. Разумеется, этот торговый путь оказал влияние не только на Китай, но и на прилегающие страны.

На Малайском архипелаге разместились современные Филиппины, Бруней, Восточный Тимор, часть Малайзии и Индонезии (Индонезии также подконтрольна половина Новой Гвинеи). Точное время, когда сюда пришел ислам, неизвестно. Закрепился он примерно в X-XV вв., потому что затем в регионе заправляла Португалия, чуть позже подтянулись Испания и Нидерланды. Из китайских летописей известно, что уже в 674 году на Суматре были арабские поселения. Арабские торговцы брали в жены местных женщин, проповедовали ислам, изучали местные языки и таким образом расширяли влияние мусульманской религии на Юго-Восточную Азию. Еще одной причиной переселения мусульман стали монгольские завоевания XIII века в Западной, Центральной и Северной Азии.

Первое мусульманское государство, о котором известно точно, в XII веке появилось на Суматре. Правил им Абдулла Ариф. Как писал Марко Поло, северо-восточная часть Суматры была мусульманским королевством уже в 1292 году. Затем ислам распространился и на Малайзию (Малаккский султанат, Демак и Келантан), появились колонии на территории современных Таиланда, Камбоджи, Вьетнама, Мьянмы. Распространению на Филиппинах помешало то, что в Маниле в 1571 году закрепились испанцы. Исключением стали южные острова. Антииспанские восстания, в т. ч. мусульманские, происходили на Филиппинах веками.

Читайте також
Существует ли мирный ислам: истоки исламского фундаментализма

Влияние ислама было на тот момент полезным для местного населения, поскольку стало причиной отказа от примитивных верований и каннибализма. Не стоит забывать, что в то время мусульманские государства были более развитыми, чем европейские. Принятие ислама правителями облегчало контакты с арабскими торговцами, а региональным элитам помогало чем-то подкрепить свое желание отделиться (в XVI веке как раз распадались империи региона).

Больше мусульман – больше исламистов?

В арабских странах проживает только 18-20% мусульман всего мира. Зато на Юго-Восточную Азию приходится 62%. В Индонезии насчитывается более 220 млн мусульман, благодаря чему эта страна является самой населенной в мусульманском мире. Затем идут тоже отнюдь не арабские страны, а южноазиатские Пакистан, Индия и Бангладеш. В Малайзии проживает ни много ни мало 30 млн.

В Индонезии ислам не является государственной религией, но мусульман там 88%. А вот в Малайзии, где 60% мусульман, ислам такой статус имеет. Доминирующее положение он занял также в Брунее (67%), где в 2014 году на государственном уровне ввели шариат. В остальных странах региона число мусульман не превышает 20%. В Сингапуре их 16%; в Мьянме – 4-15%, в Таиланде – 4-10%, на Филиппинах – 5-10% (при большинстве католиков – 80-85%). В Камбодже, Лаосе, Восточном Тиморе доля последователей ислама колеблется от 1% до 4%.

Подавляющее большинство мусульман Юго-Восточной Азии – сунниты. Известно, что к ИГ присоединились с начала войны, по меньшей мере, 159 индонезийцев. Другие источники пишут о 250-300 исламистах, но эти цифры включают людей, примкнувших к «Фронту ан-Нусра». Это немного больше, чем количество боевиков из Казахстана, США, Австрии, но меньше, чем из Туркменистана, Узбекистана, Бельгии. Оценки количества исламистов из Малайзии, которые отправились в Ирак и Сирию, колеблются от 67 до 154 человек. Число бойцов из Брунея неизвестно, но даже если учесть существующий там шариат, угроза представляется сомнительной. Живет в Брунее всего полмиллиона человек, а показатель ВВП на душу населения на девятом месте в мире – то есть причин забивать себе голову исламским экстремизмом уже поменьше.

Индонезийские, малайзийские и филиппинские исламисты вполне могут стать источником угрозы для своих стран и других государств Юго-Восточной Азии. В первую очередь – для Сингапура, который находится у самых берегов Малайского полуострова. Ну и для Австралии, где не просто так беспокоятся растущим количеством экстремистов.

Кто представляет опасность

«Исламское государство» взяло на себя ответственность за теракты в Джакарте. В местной полиции также сразу после теракта признались, что в ноябре ИГ предупреждало о готовящихся атаках. Но не все так просто. За несколько часов до взрывов, которые произошли 14 января, медиацентр «Аш-Шабаб» опубликовал ролик, в котором глава «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири призвал мусульман Юго-Восточной Азии приложить все усилия для ликвидации светских режимов Индонезии, Малайзии и Филиппин. Нет оснований ставить под сомнение связь ИГ с терактами, но исторически сильные позиции в регионе имела как-раз «Аль-Каида» – еще со времен войны в Афганистане, участвовали в которой в том числе граждане стран этого региона. Другое дело, что некоторые ассоциированные с ней группировки за последние пару лет перешли под крыло Абу Бакра аль-Багдади, лидера ИГ.

Теракты в Индонезии были регулярными в начале XXI века. С 2000 по 2005 год террористы совершили несколько атак в столице страны и на острове Бали. В общей сложности в ходе терактов за эти годы погибли почти 300 человек. Только один теракт на Бали в 2002 году унес жизни 202 человек, преимущественно иностранцев. В основном исполнителями были члены группировки «Джемаа Исламийя», которую связывали с «Аль-Каидой». Ее основатель Абу Бакар Баашир, находящийся в заключении, в 2014 году присягнул на верность аль-Багдади и призвал сторонников сделать то же. Но «Джемаа Исламийя» по-прежнему ближе к «Аль-Каиде».

Читайте також
Не Сирией единой: 19 самых горячих точек планеты

«Джемаа Исламийя» начала набирать силу еще в 1970-х при тогдашнем диктаторе Сухарто. Имело место недовольство религиозной политикой, что вылилось в появление маленьких групп недовольных, затем объединившихся в «Джемаа Исламийя». Цель организации – создание единого халифата в Юго-Восточной Азии, поэтому спецслужбы подтверждали, что она имеет связи с террористами в других странах – Малайзии и Филиппинах.

На данный момент полиция подозревает в организации последних терактов Бахруна Наима, лидера другой исламистской организации, созданной осенью 2014 года, – «Катиба Нусантара». Он сейчас находится в Сирии. Ранее директор Института политического анализа в Джакарте Сидни Джонс сообщил изданию Foreign Policy, что численность группировки существенно возросла (ранее оценивали в 100 человек) и она имеет ячейки по всему региону. По словам начальника малайзийской полиции, пока исламисты не имеют тренировочных лагерей в его стране, но угроза атак «волков-одиночек» высока.

В докладе Международного центра по исследованию политического насилия и терроризма при Сингапурском институте международных исследований утверждается, что подразделение «Катиба Нусантара» в составе ИГ насчитывает около 1 тыс. человек. И на верность ИГ, при посредничестве «Катиба Нусантара», присягнули уже около 30 небольших террористических групп из Юго-Восточной Азии. Журналист The Diplomat Прасант Парамесваран приводит более конкретные цифры: 500 индонезийцев и десятки малайзийцев. Он утверждает, что группировка в самом деле действует как часть ИГ, набирая и тренируя исламистов. В частности, упомянутого в начале статьи смертника, который взорвал себя в иракском Тикрите, а также его брата готовила как раз «Катиба Нусантара». Причем, как пишет малайзийское издание New Straits Times, роль представителей Юго-Восточной Азии в ИГ постепенно становится более значимой. Если ранее они занимались в основном «подсобными» работами, то теперь им разрешают участвовать в сражениях и становиться смертниками. А это весьма почетные для «Исламского государства» права. Если граждане стран этого региона приобретут вес в структуре ИГ, направить активность организации на их собственные страны будет гораздо легче. Тем более что сейчас, испытывая проблемы в Сирии и Ираке, ИГ пытается закрепиться в других регионах.

Правительства стран Юго-Восточной Азии активно проводят спецоперации. Причем имеет место сотрудничество на уровне спецслужб, а первую скрипку в нем играет крохотный Сингапур. Но проблема дальнейшей радикализации населения от этого не становится меньше.

Исламисты-сепаратисты

Немного другие очертания принял исламизм в Таиланде, Филиппинах, Мьянме. Как мы уже упоминали, на филиппинском острове Минандао провозгласили халифат. На юге Филиппин (острова  Минданао и Басилан, архипелаг Сулу) уже несколько столетий существует сепаратистский конфликт, который начал набирать обороты с момента захвата страны Испанией. При колониальных властях и в эпоху правления диктаторов мусульмане были низшей кастой. Либо по воле правительства, либо из-за плохого образования и социальных проблем. В 1981 году на Филиппинах возник Исламский освободительный фронт моро. Партизанская война мусульман со временем переросла в исламистскую, а на первый план вышла молодежь в лице различных группировок. «Абу Сайяф» – наиболее активная на данный момент, известна не как освободительное движение, а как бандитская группа. Она также когда-то имела связи с «Аль-Каидой». Если с Фронтом удалось подписать мирное соглашение в 2014 году, то остальные отказались сложить оружие.

Такая же проблема  есть и в Таиланде, который присвоил буддизму статус государственной религии. При таком же небольшом проценте мусульман правительство десятилетиями не может побороть сепаратизм малайского меньшинства на юге Таиланда. Здесь действует несколько групп: Объединенная организация освобождения Паттани, Исламское движение моджахедов Паттани, Группа исламских моджахедов Паттани и другие. На смену национализму, снова-таки, приходит исламизм. Недавно обновленный глобальный индекс терроризма от Института экономики и мира для Таиланда и Филиппин выше, чем для Египта и Южного Судана.

Широко известна проблема мусульманского меньшинства Мьянмы – рохинджа. Представители этого народа этнически ближе к населению Индии и Бангладеша. Даже сейчас, из-за гонений и отсутствия каких-либо прав в стране, рохинджа вынуждены бежать в Бангладеш. И хотя у этого народа нет сильного вооруженного сопротивления, по данным сингапурской Школы международных исследований, ИГ пытается наладить с ними связь.

Почва для экстремизма

Хотя исследователи отмечают довольно миролюбивый нрав мусульман Юго-Восточной Азии, потенциал для роста экстремизма тут также есть. В первую очередь из-за бедности и уровня социально-политического развития общества. Как уже упоминалось, в Индонезии ислам не является государственной религией, но летом 2014 года против главного редактора местной газеты Jakarta Post возбудили уголовное дело за публикацию высмеивающей ИГ карикатуры. Тогда и несколько десятков простых граждан пришли протестовать в редакцию издания. В 2012 году отменили концерт «непристойной» поп-звезды Леди Гаги в Джакарте. Все больше женщин в Индонезии начинают носить закрытую мусульманскую одежду – так называемые джильбабы. По словам дизайнера Энн Руфайда, которая была первопроходцев в сфере мусульманской моды в Индонезии, в 1990-х лишь менее 1% индонезиек носило джильбабы. Сейчас это уже 30%. Растет также число мечетей, школ медресе.

В Малайзии ситуация не лучше. Среди задержанных на пути в ИГ были преподаватели, государственные служащие и даже шесть членов местного спецподразделения. По словам министра транспорта, который сослался на отчеты спецслужб, 50 тыс. малайзийцев поддерживают идеи ИГ.

Не только ислам переживает возрождение. В Филиппинах, где проживают в основном католики, также начинают вспоминать о религии. Когда год назад папа Франциск посетил Манилу, пришло на  мессу значительно больше филиппинцев, чем это было каких-то 20 лет назад. То же самое происходит и с буддизмом в Мьянме. От диктатур, зачастую социалистических, военных, региону частично удалось избавиться, но социальная структура меняется медленно. «Демократические» режимы многих стран просто унаследовали наработки предшественников. А в религии население находит хоть какую-то отдушину.

15:35 18 Січня 2016

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини