Трибунал над Путиным: почему ВВП и его свиту в обозримом будущем не накажут

12:03 27 Августа 2015

суд

Украинцы живут в плену свежих мифов, которые активно культивируют и взращивают отечественные политики. Речь идет о скором возвращении Крыма (Москва сама отдаст) и быстрой победе на Донбассе (стоит лишь Киеву проявить смелость). Все они связаны еще с одним убеждением: организаторы агрессии, развязавшие кровавую бойню в Украине, будут наказаны. На самом деле вероятность того, что президент РФ Владимир Путин и его свита сядут на скамью подсудимых, стремится к нулю. Дело даже не в том, что власть в Кремле поменяется не скоро. Саму практику применения международных трибуналов сложно назвать успешной

Угроза трибуналом

Киев планомерно собирает доказательства преступлений против человечности со стороны Кремля, об этом говорил постоянный представитель Украины в ООН Юрий Сергеев. Эту доказательную базу якобы используют для того, чтобы привлечь руководство России к ответственности. «Механизмы есть. Это международные трибуналы», – утверждал Сергеев. В апреле этого года Генпрокуратура собрала и передала в Кабмин данные о причастности к указанным преступлениям высших должностных лиц РФ и руководства «ДНР» и «ЛНР». Правительство должно обработать этот вопрос и в дальнейшем направить материалы в Международный уголовный суд.

В мае 2015 года о трибунале в Гааге говорил и вице-президент Европарламента Ришард Чарнецкий. Основанием для этого, по словам чиновника, может стать «Черноморский рапорт», в котором сказано, что РФ рассматривала возможность применения ядерного оружия против Польши и проводила соответствующие учения, а также говорится о незаконной аннексии Крыма. По мнению Чарнецкого, когда комиссия по иностранным делам Европарламента приняла этот документ, был сделан первый шаг к наказанию агрессора.

Читайте также
Заплатит ли Россия за Боинг

В то же время первым реальным шагом была попытка Совбеза ООН принять проект резолюции по крушению малайзийского Boeing 777. В остальных случаях разговоры о скором наказании исполнителей и заказчиков преступлений в Украине — пока лишь сотрясание воздуха. Инициатива Нидерландов создать международный трибунал для уголовного преследования виновных в авиакатастрофе не удалась: Россия заблокировала проект резолюции.

Тогда МИД РФ назвал трибунал «неадекватным механизмом». Что, впрочем, не мешает российской стороне угрожать международным судом самой Украине. Еще в марте этого года верхняя палата Государственной думы обсуждала идею создания трибунала по расследованию преступлений против человечности в Украине. Обсуждение закончилось ничем. Российские депутаты признали, что не уверены в успехе затеи. Впрочем, в России и ранее пытались использовать «неадекватный механизм» для борьбы с внешнеполитическим противником. В 2008 году тот же МИД РФ поддерживал идею о создании трибунала по расследованию преступлений Грузии в Южной Осетии. Дальше слов дело не пошло.

История вопроса

Международные трибуналы довольно экзотический инструмент правосудия. Если не считать спецсуды (или специальные трибуналы), то использовали его всего четыре раза. Два трибунала расследовали военные преступления времен Второй мировой войны. Оба были созданы на основе межправительственных соглашений, а не под эгидой ООН. В 1945 году состоялся суд над 24 высокопоставленными нацистами в Нюрнберге. Процесс длился 11 месяцев – половину преступников приговорили к смертной казни, троих оправдали, остальным дали тюремные сроки. В 1946 году созван трибунал для Дальнего Востока (Токийский процесс). Суд над 29 военными преступниками продолжался два года. Семерых приговорили к высшей мере наказания, четверо так и не ответили перед законом (смерть или психическое заболевание), остальные оказались в тюрьме.

Почти полвека длилась пауза, пока в 1993 году на основе резолюции Совета безопасности ООН не создали международный трибунал по Югославии. Примечательно, что суд над лицами, совершившими преступления против человечности, не закончился до сих пор. В августе 2014 года выдвинуты обвинения против 161 человека, в отношении 147 лиц судебные разбирательства завершены. Однако лишь 74 преступника получили реальные тюремные сроки. Часть обвиняемых оправдали, другие умерли, некоторые уже отбыли положенный срок, дожидаясь приговоров. Суд еще длится, поэтому цифры могут меняться. Главный обвиняемый в военных преступлениях и геноциде бывший президент Югославии Слободан Милошевич так и не был наказан и скончался в тюрьме.

В 1994 году был учрежден международный трибунал в Руанде. Всего ООН приняла три резолюции по геноциду в этой стране, унесшему жизни от полумиллиона до миллиона человек. Спустя 20 лет судебных разбирательств обвинения были предъявлены 95 лицам, однако лишь 36 оказались в тюрьме. 14 обвиняемых оправдали, другие обжаловали приговор, часть умерли или находятся в бегах. С десяток дел отдали на рассмотрение в местные суды страны.

Военных преступников от власти также судят специальные суды, учрежденные на основании соглашения правительства той или иной страны и ООН. Такие спецсуды были по Сьерра-Леоне (22 дела и 9 обвинительных приговоров) и Ливану (процесс еще идет, судят 5 человек). Подобные судебные разбирательства проходят при помощи международных партнеров, в частности, принимаются все те же резолюции ООН, однако это не международные, а специальные трибуналы.

Недостатки суда

Наибольшую эффективность показали два первых трибунала в Нюрнберге и Токио. Победители судили побежденных. Суд был на расправу скор и беспощаден, однако далек от объективности и справедливости. Например, в Нюрнберге у советской стороны был список неудобных вопросов, которые во время трибунала не должны были всплыть, – они касались отношений СССР и Германии до 1941 года. Советско-германский междусобойчик с разделением Польши в 1939 году судьи не заметили. Преступления против гражданских лиц со стороны СССР и союзников не рассматривались, задача была засудить нацистов и их пособников, а не искать справедливости для всех.

Читайте также
Смертная казнь в Украине: нужны ли стране расстрелы

Спустя полвека именно либеральные ценности и гуманизм стали ахиллесовой пятой современных трибуналов. Попытки тщательно разобраться в вопросе приводят к тому, что судебный процесс растягивается на десятилетия. В этом плане показателен трибунал по Югославии, которому конца-краю не видно (по самым оптимистичным прогнозам завершиться он должен в 2017 году). Из-за бесконечных разбирательств преступники могут годами оставаться безнаказанными и часто отходят в мир иной до оглашения приговора.

Кроме того, наказать военного преступника довольно сложно, поскольку не всегда до него можно добраться. Ранее упоминаемый Слободан Милошевич попал под суд лишь после того, как потерял власть. Чтобы выдавить диктатора из его кресла, понадобились бомбардировки Югославии и так называемая бульдозерная революция внутри страны. Суд над Милошевичем начался спустя шесть лет после создания трибунала, сам же диктатор был передан Гаагскому трибуналу лишь в 2001 году.

Судьба Путина

Теоретически у Киева есть два пути наказания высокопоставленных военных преступников. К сожалению, оба тупиковые. Первый – Международный уголовный суд (МУС). Напомним, именно туда Украина собирается подать материалы о преступлениях руководства РФ против человечности. Этот международный орган юстиции преследует и наказывает виновных в геноциде и военных преступлениях. МУС не входит в структуры ООН, действует самостоятельно на основе Римского статута. О последнем сейчас много говорят в Украине, наше государство его подписало, но все никак не ратифицирует. В России, между прочем, такая же ситуация. То есть даже если Международный уголовный суд признает Путина военным преступником, это решение будет исключительно политической победой.

Читайте также
Год после «Боинга»: чем Москва ответит трибуналу

Россия государством — участником МУС не является. Поэтому даже если украинская сторона добьется возбуждения дела против Путина и каким-то образом выиграет процесс, российскому президенту остерегаться нечего. Может повториться суданский сценарий. Президент Судана Омар аль-Башир, ордер на арест которого МУС выдал еще в 2008 году, правит страной как ни в чем не бывало. Суд признал его виновным в этнических чистках и военных преступлениях, а тот и дальше колесит по миру. В частности, посещает саммиты Африканского союза (хотя и ходили слухи о его аресте в ЮАР в июне этого года), мало того — планирует в сентябре отправиться в Нью-Йорк на заседание ООН. Если говорить о суде над руководством РФ, вряд ли дело дойдет до обвинительного приговора. Доказать вину в МУС очень сложно. Шесть лет длилось расследование против президента Кении Ухуру Кеньятты, обвиняемого в преступлениях против человечности (военные вертолеты обстреляли толпу – до 2,5 тыс. трупов), и закончилось оно тем, что суд отозвал обвинения из-за неубедительности доказательств.

Второй путь – создание международного трибунала по примеру Руанды и Югославии. Их опыт в отличие от процессов в Токио и Нюрнберге можно назвать успешным с большой натяжкой. Ситуация, когда победитель будет судить побежденного, в случае с РФ пока нереальна. Никому не нужна война с ядерной державой ради торжества справедливости. И даже если Совбез ООН примет резолюцию о создании трибунала для руководителей РФ, процесс этот будет длиться десятилетиями. Это означает, что человек, организовавший аннексию Крыма и войну на Донбассе, будет спокойно разъезжать по международным форумам, не боясь ареста за границей. Если учесть скорость, с которой современные международные трибуналы выносят решения, то лет эдак через 20 Путину стукнет 83 года – доживет ли ВВП до столь солидного возраста? Если же вину президента РФ докажут, вряд ли его решатся арестовать. Кто захочет связываться с главой государства, имеющим доступ к «красной кнопке» и старательно демонстрирующим всему миру свою неадекватность?

Читайте также
«Россия ветировала резолюцию, потому что среди подозреваемых мог оказаться сам Путин»

Впрочем, конфликт Украины и России уже неоднократно ставил под сомнение эффективность самой Организации Объединенных Наций. У РФ есть право вето на решения Совбеза ООН, и она этой привилегией пользуется сполна. Свежий пример: заблокированный трибунал по Boeing 777. Да, провал резолюции стал еще одним свидетельством того, что к убийству мирных пассажиров напрямую причастен Кремль. Украинская сторона заручилась моральной поддержкой еще большего количества стран, российская – показала свою преступную сущность. И все же такое положение дел сложно назвать победой Киева. Есть конкретный случай с набором доказательств вины сепаратистов (а значит, и Кремля), которые у большинства цивилизованных стран не вызывают сомнения, но применить эту доказательную базу для справедливого суда невозможно. Сторона, которая прямо или косвенно причастна к гибели почти 300 человек, не заинтересована в поиске справедливости.

Поэтому, как ни крути, призвать к ответу нынешнее руководство Российской Федерации не удастся. Даже если в ООН пересмотрят процедуру принятия решений, нет никаких гарантий, что агрессор получит по заслугам. Угроза ядерной войны пугает человечество. Единственный вариант хоть как-то изменить ситуацию – это смена политического режима в РФ. Если в Кремле окажутся здоровые политические силы, то Путин и его соратники вполне могут попасть в Гаагу. Это довольно утопичный сценарий, что-то из области фантастики, и все же и он имеет право на существование. Ведь и в падение советского режима мало кто верил.

12:03 27 Августа 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости