Нужны ли Украине минские соглашения Ч. 2

12:02 28 Августа 2015

Накануне выхода этого материала президент Украины Петр Порошенко в своей речи, посвященной годовщине независимости нашей страны, сказал, что Минские договоренности являются безальтернативными. Это удивительно совпало по времени с проведением специального опроса, организованного Politeka. Мы попросили поделиться своими суждениями о соглашениях тех, кого принято называть лидерами мнений – украинских и российских политологов, правозащитников и политиков. Во второй части опроса наши собеседники отвечают на вопросы о минских соглашениях накануне местных выборов в Украине, новом формате переговоров и вероятности «Минска-3»

Politeka задала российским и украинским экспертам такие вопросы:

  • Есть ли риск, что осенью, во время местных выборов в Украине, можно ожидать ухудшения обстановки на востоке страны?
  • Достаточно ли в нынешних условиях имеющихся договоренностей, либо в переговорах должны также участвовать полномочные представители ЕС и США?
  • Есть ли вероятность третьего саммита по разработке нового, третьего договора?

результаты опроса экспертов

Владимир Фесенко, украинский политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»

fesenko_statya

В зоне конфликта ухудшение уже происходит. Конечно же, велика вероятность, что сепаратисты будут пытаться сорвать местные выборы в освобожденных районах Донецкой и Луганской областей. Но такие же попытки были и в прошлом году во время президентских и парламентских выборов, тем не менее выборы в этом регионе состоялись.

Дело не в содержании и характере договоренностей, а в том, как они выполняются. Для любителей «женевского формата» специально отмечу, что и США, и ЕС активно участвуют в переговорах по разрешению проблем в отношениях между Украиной и Россией. Президенты США и РФ Барак Обама и Владимир Путин периодически проводят переговоры в телефонном режиме. Госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри и министр иностранных  дел России Сергей Лавров общаются между собой несколько раз в месяц. Помощник госсекретаря США Виктория Нуланд после своих регулярных  визитов в Киев непременно едет в Москву. Во время всех этих переговоров и консультаций обязательно обсуждается украинская проблематика. Интересы Евросоюза в «нормандском формате» представляют Германия и Франция. Сам этот формат фактически появился с подачи Евросоюза. Кроме того, в трехстороннем формате («Украина – ЕС – Россия») идут переговоры по газовой тематике и проблемам, связанным с имплементацией соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Наконец, стоит напомнить, что и ЕС, и США поддержали минские соглашения и выступают за их реализацию.

Читайте также
Нужны ли Украине минские соглашения Ч. 1

«Минск-3» возможен в случае провала вторых минских соглашений. Например, в результате масштабного всплеска военных действий либо в случае проведения сепаратистами местных  выборов по своим правилам (а не по украинскому законодательству, как предписано минскими соглашениями). Но возможен и сокращенный вариант минских соглашений, когда обе стороны конфликта откажутся от утопичных и бесплодных попыток найти согласованный вариант проведения местных выборов на территориях, захваченных сепаратистами, и некий взаимоприемлемый статус этих территорий, и сосредоточатся на поиске более надежных инструментов обеспечения прекращения огня в зоне конфликта.

Андрей Золотарев, украинский политтехнолог, юрист

zolotarev_statya

Ситуация и дальше будет болтаться в состоянии ни мира, ни войны. Кремль будет делать ставку на истощение Украины, Киев будет пытаться заморозить конфликт. Фактор войны на выборах способен сыграть в пользу власти и в минус тому же «ОппоБлоку». Будет ли разыграна эта карта – скоро увидим.

Скорее всего, мы увидим новые договоренности. В интересах Украины расширение формата с включением полномочных представителей США.

Вероятность «Минска-3» существует.  Насколько реально – станет известно через некоторое время.

Александр Михельсон, украинский журналист, обозреватель

михельсон_статья

Сами по себе местные выборы вряд ли могут быть ключевым фактором обострения военной ситуации, тут главную роль могут сыграть только военные факторы. Например, в октябре, в силу ротации «призывных волн», почти повсюду на фронте окажутся мало обученные части в составе призывников нынешней, шестой, волны. Это, несомненно, ослабит нашу оборону.

«Минский процесс» содержит два формата. Высший –  с участием лидеров государств (Украины, Германии, Франции и РФ), выступающих гарантами договоренностей. Низший – с участием представителей лидеров непризнанных «республик» и Украины при посредничестве ОБСЕ, а также тематические переговорные группы (по обмену пленными, экономике и т. д.). Естественно, полномочные представители ни ЕС, ни США за один стол с сепаратистами не сядут, так как это легитимизировало бы последних.  Что касается участия в первую очередь США в «высшем» формате, то это теоретически могло бы усилить позиции Киева. В то же время  любое увеличение количества участников  переговоров объективно будет способствовать возникновению внутренних противоречий и просто затягиванию процесса, что на руку Кремлю. Так что однозначного ответа, кажется, нет.

Читайте также
Как мирным способом выиграть войну

Вероятность «Минска-3» кажется очень высокой, но зависеть это будет от событий на фронте. Если противник совершит прорыв на том или ином участке, «Минск-3» нужен будет Западу, чтобы продолжать переговорный процесс, а РФ и сепаратистам – чтобы «оформить» новые «завоевания». Если противник попытается атаковать, но потерпит поражение – пройдут новые активные встречи, но, скорее всего, в рамках нынешнего формата. Пока ситуация будет оставаться вялотекущей, особой необходимости в «Минске-3» не появится – по крайней мере до завершения в Украине конституционной реформы.

Юрий Райхель, украинский политолог, правозащитник

raihel_statya

Военная ситуация будет ухудшаться еще до местных выборов как способ их срыва. Во всяком случае, на Донбассе. Все будет зависеть от способности украинской армии дать отпор агрессору. Если это произойдет, то весной будущего года ситуация кардинально изменится.

Расширение состава участников переговоров в данный момент маловероятно. Этого не хотят ни в Москве, ни в Париже, ни тем более в Берлине.

Очередной саммит возможен, хотя и не очень вероятен. Путину он не нужен, пока российские войска на Донбассе не добьются военной победы по типу Дебальцево. Под давлением Запада Путин может на переговоры пойти, результат будет аналогичным. В обозримой перспективе дипломатического решения конфликта на Донбассе не существует. Он возможен только в случае отступления России, на это режим Путина пойдет только в условиях крупного военного поражения, что пока не просматривается.

Константин Боровой, российский политик, оппозиционер, депутат Госдумы 2-го созыва

borovoy_statya

Тактика Путина, российской военщины очень цинична – нанести максимально болезненный удар и в максимально неудобный момент. Непосредственно во время предыдущих минских договоренностей были акты агрессии, которые использовались для того, чтобы заставить Украину и европейское сообщество просто испугаться. Так что с людоедами подписывать соглашения во вторую очередь безнравственно, а в первую – бесполезно.

Думаю, что европейские страны и США просто по инерции международной практики пытаются начать диалог. Многие понимают, что это бесполезно, но это такая принятая технология, и ничего лучше нет. Правильнее, конечно, было бы оказывать вооруженное сопротивление, поставлять Украине все виды необходимого оружия, потому что речь идет о противостоянии бандитам, обыкновенным бандитам. Российская военщина – это бандиты. Те, кто там (на оккупированной территории Донбасса. – Ред.) находится, с татуированными свастиками, кто убивает, насилует, творит бесчинства,  – уголовники без всякого переносного смысла. Правильнее было бы разговаривать с ними силой оружия, они понимают только этот язык. Использовать «Минск» или любой другой формат переговоров нужно только для того, чтобы переформатироваться, перестроить свои вооруженные силы.

Андрей Пионтковский, российский политолог, оппозиционер

пионтковский_статья

Я наблюдаю сейчас вот что. Россия терпит поражение по всем фронтам, цепляется за любую возможность, как бы говоря: если не хотите обострения, давайте мы на наших условиях будем управлять вами через «лугандонию». Это не означает эскалации конфликта, абсолютно нет, это шантаж. Да, это может перерасти в более широкие, но все же локальные боевые действия. Я думаю, об этом не стоит беспокоиться.

Любое государство, не находящееся под влиянием Кремля, будет полезным участником переговоров.

Украина не нуждается в новых саммитах, я считаю. Нужно требовать выполнения тех договоренностей, что уже есть. Украине ничего не нужно от международного сообщества, кроме фиксирования разделения сторон и прекращения огня, ей нужно проводить реформы на той территории, которая не оккупирована агрессором, и понемногу эти территории расширять. Военным путем сделать этого не получится. Они (территории. – Ред.) вернутся через какое-то время в результате влияния двух процессов: успешного развития Украины в европейской траектории и распада российской экономики из-за действующих санкций и собственной клептократии.

Олег Рыбачук, экс-вице-премьер Украины по вопросам евроинтеграции, экс-госсекретарь Украины

rybachyk_statya

Обострение есть, но его не сравнить с тем, что было в самый разгар. Главное, не меняются границы. Ну да, они (боевики. – Ред.) ходят, пробуют, но на самом деле было понятно, что именно такую тактику использует Путин против Украины. В  то же время с украинской стороны есть противодействие – усилены фортификационные сооружения, перегруппирована армия, бойцы подготовлены, имеем, как я понимаю, техническую помощь. Да, сейчас боевики могут накапливать войска, но только их силами, этих наемников, нет возможности достичь военного успеха – только если  Путин массированно бросает свои регулярные войска. Но ведь 21 столетие, спутники видят все, как ни зарисовывай эмблемы. Поэтому в рамках минских соглашений, как бы цинично это ни прозвучало, это практически нормальные процессы.

Этот формат не сдерживает. Помните, каким был первый пункт? Полное прекращение огня. Тишина установилась только на день. Потом отвод вооружений. Вроде вывели, но нет. По каждому из пунктов идут нарушения. Каждое утро спикеры монотонным голосом сообщают, сколько десятков обстрелов было, сколько погибших, и это стало рутиной. В этом суть минских соглашений – границы не меняются, просто берут на измор, а в остальном минские соглашения девальвируются. Меня удивляет яростная позиция Путина, который настаивает на изменении нашей Конституции. Но еще больше удивляет реакция Запада, который говорит: ну да, вы должны это сделать.  Но Россия-то не выполняет вообще ни одного пункта! Нельзя допустить изменений в Конституции, нельзя согласовывать высший государственный документ с Захарченками и Пушилиными, с российскими циниками и авантюристами, которых якобы там (на Донбассе.  – Ред.) нет. Мне странно слышать о том, что на Порошенко по этому поводу идет давление.

Читайте также
Пушки вместо масла

Я уже говорил, что после безнаказанного нарушения «Минска-1» последующее количество «Минсков» не имеет значения. Гарантированно ни одно из соглашений не будет выполняться. Типичная тактика Путина – проводить переговоры, потом заострять ситуацию и захватывать территорию, а потом опять настаивать на переговорах. И так до бесконечности. Грузины на себе это уже испытали, Украина не первая. Если не выполнены предыдущие договоренности, какой смысл в следующих переговорах, кто будет всерьез их воспринимать, эти раунды?

Возможно, Кремлю станет понятно, что тактика измора, на которую он рассчитывал, изнуряет и Россию в том числе, что усиление агрессии даст ответную реакцию, и очень жесткую. Я не говорю о том, что Путин обязательно бросит ракеты и самолеты, потому что это будет мировая война. Но даже перебрасывание нескольких тысяч солдат и техники не дадут результата. Если будет нарушена временная граница, немедленно последуют санкции. Пока враг не захватил ни пяди нашей земли, ему дают по морде, и ни о каком Мариуполе сепаратистам мечтать не приходится. Получается, нужно искать формат, в котором переговоры будут эффективными. Это должны быть не Германия и Франция, которые выступили добровольцами и инициаторами, а ЕС, объединенная структура. В ЕС ведь есть Могерини – кстати, а где она? Давно не слышал ее позиции по Украине. И, конечно, должны быть Соединенные Штаты, ведь именно они – гарант нашей безопасности и глобальный игрок. И не Пушилин должен сидеть за столом, а президент Путин, и с нашей стороны тоже должен быть президент. Этот формат называют «женевским», и мне, к примеру, понятно, что должен быть формат «Украина — Россия – ЕС – США», и президенты, а не какие-то там Кучмы, Медведчуки. Иначе говорить о прекращении войны несерьезно и бессмысленно.

Выводы

Подведем итоги нашего небольшого опроса. Большинство собеседников посчитали, что минские переговоры были нужны Украине и являлись на момент подписания действительно безальтернативным вариантом. При этом часть опрошенных считают, что нынешний формат соглашений себя исчерпал, и выступают как за изменение формата, так и круга участников. Всерьез эскалацию конфликта в зоне АТО во время выборов эксперты не рассматривают, но говорят о том, что многое будет зависеть от общей картины на фронте в это время. Совершенно невозможным подавляющее число опрошенных посчитали односторонний отказ Украины от выполнения обязательств по соглашениям.  Часть респондентов допускают проведение третьего саммита, возможно, уже в другом формате.

12:02 28 Августа 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости