Шевцова
— Победа Трампа стала неожиданной даже для самих американцев. Как он смог обойти Хиллари Клинтон и будет ли выполнять все свои предвыборные обещания?

— У Дональда Трампа нет команды, которая отвечала бы за внешнеполитическую повестку, понимания даже роли политика и политического опыта в международных отношениях. У него нет программы на следующие 100 дней президентства, которую обычно разрабатывают все американские президенты. Поэтому сейчас мы можем лишь гадать, какими будут его конкретные шаги.
Совершенно очевидно, что та риторическая мантра, которую он использовал в ходе президентской компании, необязательно будет осуществлена. Есть слишком влиятельные и могущественные силы в американском истеблишменте, которые попытаются снизить возможность его конвульсивных действий. И, кстати, в Республиканской партии, в отличие от Демократической, всегда были очень квалифицированные и опытные кадры во внешней политике и политике безопасности.
Мы все понимаем, что Америка — это стержень нынешнего мирового порядка. И Запад консолидирует все свои внешне и внутриполитические усилия, находясь на орбите Америки. Поэтому любая глупость в Вашингтоне будет бить рикошетом по мировому порядку в целом.

Украинское беспокойство

— Во внутренней политике он исполнит свои обещания?

— У Трампа есть определенный набор стереотипов, которые он вряд ли преодолеет в своем возрасте. Его можно структурировать, как американского националиста с консервативным уклоном, с протекционистскими замашками и, в тоже время, лидера, который будет строить и формировать облик сильного лидерства. Мол, вернем Америке величие.

Украина не в приориете новой американской политики

36% опрошенных американцев сказали, что для них в новом лидере самое главное — его способность проецировать силу и мощь. Поэтому он попытается проецировать силу и, одновременно, ограничить американские внешнеполитические обязательства во внешнем мире.
Мы сейчас гадаем, потому что Трамп еще не нарисовал свой внешнеполитический портрет. Но, возможно, он ослабит трансатлантическую направленность американской внешней политики. Это означает ослабление контактов с Европой и той американо-европейской парадигмой, которая и скрепляла западный мир после Второй мировой войны.

Популярные статьи сейчас

Дочь Пугачевой Орбакайте появилась за ручку с известным актером, поразив публику: "Немножко грустно"

20-летняя внучка Софии Ротару в микро-топе похвасталась похудевшей фигурой: "Очень нежно"

"Хорошо, что Мишина тебя не выбрала": Рыбак из "Холостячки" засветился со своей избранницей

13-летняя дочь Кошевого в недетском образе пришла на "Вечерний квартал": неожиданные фото

Лопес в маленьком купальнике показала, чем привлечь внимание на пляже: кадры

Показать еще

Ослабление трансатлантических связей начало происходит при президенте Обаме. Этот процесс американцы назвали «уход в раковину». Трамп, судя по всему, усилит эту тенденцию.


— Какой может быть политика в отношении России?

— У Трампа достаточно любопытное отношение к авторитарным режимам и России. Судя по всему, Трампа не волнует демократия и его не волнует помощь демократическим образованиям в других странах.
Он будет искать новый тип отношений с авторитарными лидерами. Он неоднократно в ходе своей компании обращался к Путину. Упоминал российского президента, к которому, возможно, он испытывает определенные симпатии, как к сильному лидеру.
Очень много наблюдателей предполагают, что Трамп и Путин попытаются переформатировать американо-российские отношения и найти новую формулу. Но трудно сказать, какой она будет. Все заявления Трампа говорят о том, что он не поддержит продление санкций в отношении России на следующий год. Это не исключено.
Но то, что он планирует сокращать обязательства по Западу, означает, что он не хочет вовлекаться в европейские дела, в поддержку демократических движений и политических трансформаций. Авторитарный интернационал может чувствовать определенный оптимизм.


Естественно Украина должна быть озабочена возможным вектором Трампа. Мы знаем, что он говорил по поводу Крыма. Мол, его место в границах России (перефразирую его, но смысл таков). Также один раз Трамп поднял вопрос о целесообразности санкций в отношении России.


Для сторонников либерального интернационализма, нормативной внешней политики и концепции, согласно которой США все же должны играть роль не жандарма, а демократии, наступают грустные времена.
Единственная надежда на то, что Трамп не будет делать чрезмерных глупостей, и что его правление ограничено четырьмя годами.

Republican U.S. presidential candidate Trump steps away after greeting Indiana Governor Pence during the introduction of Pence as his vice presidential running mate in New York

Тефлоновый политик

— Но в США есть еще Конгресс и Сенат.

— Да, в Вашингтоне сохраняются мощные силы, которые каким-то образом будут контролировать и обуздывать Трампа. Хотя эти надежды тоже могут казаться призрачными. Почему? Потому, что республиканцы контролируют Сенат и весь Конгресс, следовательно, у республиканцев оказывается монополия на внешнюю и внутреннюю политику США. Это уникальная ситуация. Она была бы комфортной для президента с реформаторской повесткой дня. Но так получилось, что американцы выбрали Трампа.
Им просто осточертел нынешний истеблишмент, все представители старой династии и люди, принадлежавшие к старому правительственному классу. А этого американская элита просто недооценила.


Сами американцы сыграли в «русскую рулетку». Они выбрали человека, который не имеет политического опыта. Сам факт, что такой человек оказался во главе единственной ядерной сверхдержавы внушает огромные опасения.


— Политические аналитики начали сравнивать Трампа с другим президентом-республиканцем — Рональдом Рейганом.

— Рейган на заре своей политической деятельности создал команду из высококлассных экспертов как во внешней политике, так и во внутренней. Да и вообще у Рейгана были принципы.
А какие принципы у Трампа? Сегодня он говорит одно, а завтра другое. Трамп известен тем, что даже будучи бизнесменом, по сути, создавал свое богатство способом МММ. Трамп обогащался за счет искусственных банкротов.
Он тефлоновый, к нему не прилипает грязь только потому, что он рассматривается электоратом как меньшее зло по сравнению с остальными. Но это символ беспринципности. Сам этот факт не может позволить стать ему новым Рейганом.

Зима близко: каким будет мир Дональда Трампа?

Европейский кризис

— И это все происходит во время мировой турбулентности?

— Нынешнее время очень сложное. Во-первых, сейчас происходит кризис западной модели демократии во всех странах, не только в Америке. Евросоюз тоже потерял свою траекторию. Прежде Запад выбирался из такого кризиса, но тогда у него была реформаторская элита. А сейчас этого нет.
Во-вторых, на повестку дня вышло несколько сложных конфликтных ситуаций и вызовов. Америке сейчас приходится формулировать свою позицию по вопросам борьбы с терроризмом, решать проблему распространение ядерного оружия. Что делать с Северной Кореей, которая становится ядерной? Неизвестно, что происходит с Ираном, с которым заключил союз Обама. Кажется, Иран превращается в новый центр силы на Ближнем Востоке и имеет огромные претензии.
А что делать с Ближним Востоком, который просто пошел в разнос? Что делать с войной в Сирии, где американцы пытаются не вмешиваться, но без их вмешательства кровопролитие будет продолжаться, и там еще будет множество Сталинградов?
Что делать с Россией, которая вступила на путь конфронтации с Америкой? И наконец, что делать с Китаем, который, следуя по стопам России, делает те же самые эксперименты, но только в Южно-Китайском море?
Видите, сколько вызовов. И в этот момент хозяином Белого Дома становится человек, который даже не представляет, сколько их.

— Перед неожиданной победы Трампа в этом году было такое же неожиданное решение британцев по выходу из ЕС. 2,5 года назад президент России аннексировал украинский Крым, а потом начал войну на востоке Украины. Что может случиться еще?

Никто не знает, как теперь общаться с Трампом — Владимир Огрызко

— 2017 год станет новым испытанием для Запада: выборы во Франции и Германии, которые являются ключевыми европейскими игроками. Франция получит нового президента, потому что Олланд давно уже «подстреленная утка».
У Меркель есть шанс сохранить свое лидерство. И она останется самым мощным лидером Европы. Но у нее, в силу внутренних проблем и последнего срока, будет сокращаться потенциал влияния. Нет оснований считать, что ЕС выйдет из кризиса, и проблема его единства, а также поиска нового вектора, станет основной повесткой дня Европы.
Наконец, наступит момент истины для Великобритании, которая должна вместе с Брюсселем найти модель выхода из ЕС. Добавим к этому провал европейского политического «центра» и усиление крайне правых и крайне левых сил, которые будут создавать новую турбулентность. Словом, Западу предстоят сложные времена. С одной стороны, перед ними стоит задача обновления и реформ, с другой, — отсутствие реформаторских лидеров.

Катерина Гаврилюк