Адвокат Небесной Сотни о судах, побеге «беркутовцев» и допросе Януковича

Адвокат Небесной Сотни о судах, побеге «беркутовцев» и допросе Януковича

У адвоката семей Небесной Сотни Евгении Закревской Politeka поинтересовалась, кто уже сел за решетку и отбывает наказание за совершенные преступления, почему некоторые из «беркутовцев», причастные к расстрелам, до сих пор занимают должности в полиции и откуда появляются новые видеодоказательства расстрелов протестующих.

— Вы занимаетесь несколькими делами по Майдану одновременно. Это касается погибших на Институтской 20 февраля, убийств 22 января, нападения на Автомайдан и убийства активистов. Какое из дел доведено до логического конца? А какое зашло в тупик?

закревская— По поводу Крепостного переулка (нападение «беркутовцев» на активистов Автомайдана в январе 2014 г., – ред.), есть приговор, вступивший в силу, против одного «беркутовца». Остальные дела расследуются, десятки обвинительных приговоров переданы в суд. До логического завершения еще далеко.

— Что-то дали показания Януковича? Или это зря потраченное время, потому что существенных показаний он предоставить не смог?

— Допрос Януковича был важен. Во-первых, самим фактом его проведения. Это подтверждает беспристрастность суда, равенство сторон процесса и это повысит доверие к приговору со стороны международного сообщества, снимет многие потенциальные вопросы в случае обращения защиты в Европейский суд по правам человека. Во-вторых, Янукович предоставил важную для следствия информацию, которую можно будет использовать не только в этом процессе с потерпевшими, но и, вероятно, в Международном уголовном суде.

— Почему судьи отпускают «беркутовцев» из-под стражи? Почему изменили меру пресечения харьковскому «беркутовцу» Виталию Гончаренко («беркутовец», обвиняемый в убийствах автомайдановцев, -ред.)? Есть ли риск, что он сбежит и избежит наказания, как и Дмитрий Садовник (экс-командир «Беркута», по данным следствия, скрывающийся в Крыму, — ред.)?

— Почему изменили – мне не известно. Считаю, что есть риск побега, риск влияния на свидетелей и потерпевших и риск продолжения преступных действий. Так, даже уже после событий Майдана (1-й эпизод обвинения Гончаренко), он участвовал в нападении на журналистов в январе 2015 года. Садовник не избежит наказания. Просто это займет более длительное время.

— Родственники Небесной Сотни приезжают на суды? Участвуют в процессе те, кто получил ранения, но выжил?

— Приезжают. По делу об убийствах на Институтской заседания проходят дважды в неделю. Поэтому приезжать на каждое физически невозможно. Все заседания транслируются на сайте судебной власти. И вы можете все посмотреть. Уже полгода как также свидетельствуют и раненые. Они полностью рассказывают, показывают, как и что происходило, узнают на видео себя и других раненых, убитых. Их показания очень важные и ценные.

— Откуда, как правило, появляются видео, по кадрам из которых удается реконструировать события тех дней? Суд принимает во внимание все эти видеодоказательства?

— Из разных источников. Видео предоставляют телеканалы, журналисты, просто частные лица. Иногда видео присылают анонимно. Да, суд исследует все доказательства. Брать ли их во внимание, будет решаться в совещательной комнате при вынесении приговора.

— Сколько всего «беркутовцев» сейчас находятся за решеткой? Сколько под следствием? Многие ли из подозреваемых до сих пор на свободе и занимают должности в полиции?

— У меня нет полной статистики. Под стражей – до десяти. Под следствием – до сотни. Часть – до сих пор занимает должности.

— Стоит ли ожидать каких-то громких заявлений и резонансных разоблачений по этим делам к годовщине расстрелов Небесной Сотни?

— Уже было опубликовано очень важное новое видео. Важные доказательства не привязываются к годовщинам.

— Когда будут наказаны виновники?

— Уже двое сидят. У одного – условный срок.

— Это нормально, что за три года ни одно дело не было раскрыто?

— За три года раскрыты, расследованы и переданы в суд десятки эпизодов (дел). Примерно по пяти есть приговоры.

— Что затягивает процесс?

— Какой именно из сотни процессов вы имеете в виду? Например, процесс по убийствам на Институтской в ​​Святошинском суде не просто не затягивается, а рассматривается очень быстро и эффективно. Дважды в неделю проходят заседания. Фактически на каждом заседании исследуется по одному убийству или покушению на убийство. Это очень быстро.

А вот, например, дела о нападении на Автомайдан перебрасывают из одного суда в другой уже больше года. Так и не начались слушания. Более полугода не могли начать рассмотрение дела относительно Михаила Добровольского (руководителя 1-й роты «Беркута», подозреваемого в нападении на Автомайдан на Щорса и Крепостном переулке в Киеве, – ред.). Сейчас стали исследовать доказательства.

— Сколько еще времени потребуется?

— Святошинский суд, по моему мнению, завершится не ранее чем через год. По другим делам сложно делать прогноз.

Яна Романюк

материалы рубрики
Эксперт высказался о конфликте на Донбассе: он выгоден всем Politeka on-line
Эксперт высказался о конфликте на Донбассе: он выгоден всем
Журналист рассказала, как обеспечить явку на выборах: «нужно наказывать» Politeka on-line
Журналист рассказала, как обеспечить явку на выборах: «нужно наказывать»
Эксперт раскрыл секрет единоличного лидерства Зеленского в президентской гонке: помог Вакарчук Politeka on-line
Эксперт раскрыл секрет единоличного лидерства Зеленского в президентской гонке: помог Вакарчук