«Шаровая молния» Израиля: самое эффективное спасение заложников в истории

«Шаровая молния» Израиля: самое эффективное спасение заложников в истории

Едва ли в современном мире найдется страна, которая плотнее, чем Израиль столкнулась с террористической угрозой. Отчаявшись сбросить еврейское государство в море во времена конфликта 1948-49 гг., Шестидневной войны 1967 года и «Войны Судного дня» 1973 года, его многочисленные враги перешли к тактике индивидуального и коллективного террора.

Терроризм во второй половине XX века заметно отличается от того, к чему мы привыкли сейчас. Вместо религиозных фанатиков, теракты устраивали борцы с колониализмом, марксисты, коммунисты и прочие радетели за народное счастье всех мастей; а вместо использования смертников, самодельных взрывных устройств и автофургонов, популярностью пользовались нападения на функционеров «антинародных» режимов, а также захват заложников. Осуществлялись акты террора не просто так, ради удовольствия, а с определенной целью и сопровождались конкретными требованиями.

27 июня 1976 года в аэропорту греческой столицы Афин царил небывалый даже для этой страны хаос: наземный персонал, включая полицию, занимался любимым для греков делом – бастовал. Сотни рейсов были отменены, другие вылетали с существенными задержками. Контроль над посадкой практически отсутствовал: некоторые пассажиры кое-как досматривались, большинство шли на посадку без проверки.

Тем не менее, следовавший рейсом 139 Тель-Авив – Париж и осуществлявший дозаправку в Афинах аэробус А300 компании AirFrance вылетел в тот злополучный день точно по расписанию. На борту самолета находились 260 человек – 248 пассажиров и 12 членов экипажа.

Не успел аэробус набрать высоту, как четверо террористов из «Народного фронта освобождения Палестины» и ультралевых немецких «Революционных ячеек» захватили контроль над воздушным судном и приказали пилотам лететь в Бенгази (Ливия). Муаммар Каддафи отвел угонщикам семь часов, чтобы заправиться. В это время одна беременная англичанка успешно имитировала родовые схватки и отправилась в ливийский госпиталь, а сразу же оттуда – в Лондон.

После Ливии самолет взял курс на столицу Уганды Кампаллу, где и приземлился в аэропорту «Энтеббе». Там к угонщикам присоединились еще четверо сообщников. На следующий день похитители отпустили 101 пассажира, у которых были неизраильские паспорта и нееврейские фамилии. Французский экипаж самолета во главе с капитаном Мишелем Бако (12 человек) и еще несколько человек отказались покинуть Энтеббе и остались вместе с заложниками.

Аэропорт «Энтеббе» в Уганде

Условием возвращения домой 85 граждан Израиля экстремисты поставили освобождения 53 своих приспешников, отбывающих на тот момент наказание в тюрьмах Израиля, Кении, Франции, Швейцарии и ФРГ. В случае невыполнения этого условия до 1 июля, похитители пригрозили казнить заложников.

«Последний король Шотландии»

То, что угонщики направили захваченный самолет именно в Уганду, вовсе не было случайностью. Дело в том, что с 1971 года у руля этой африканской страны находился один из самых одиозных и эксцентричных диктаторов в истории человечества – Иди Амин Дада, установивший кровавый террористический режим.

Считается, что за восемь лет нахождения у власти, жертвами репрессивной машины Амина стали от 300 до 500 тысяч человек. Причем около двух тысяч диктатор замучил лично. Тела убитых часто бросали в реку на съедение крокодилам. Впрочем, жертв было так много, что крокодилы часто не справлялись, и трупы застревали в водозаборниках гидроэлектростанции. Семьям, как правило, не сообщали об утрате: человек просто исчезал. Позже аминовские палачи наладили бизнес по продаже тел убитых их семьям, требуя от $2 до 4 тыс.

Расправа над людьми в Уганде

Выдающийся борец с пережитками империализма, Иди Амин объявил курс на «угандизацию»: из страны депортировали всех белых, имущество которых было национализировано. Поскольку экономика и так нищей Уганды полетела в тартарары, виновниками объявили тех, кто остался – азиатов (в основном, индусов). От 50 до 60 тысяч азиатов также заставили покинуть страну. Позже настала очередь христиан, к которым мусульманин Амин питал особую неприязнь (хотя мусульмане составляли немногим более 10% населения Уганды).

Изгнание экономически активных и образованных меньшинств – былых и азиатов, террор и полное разложение бюрократического аппарата окончательно добили экономику. Угандийский шиллинг полностью обесценился в первый же год правления диктатора, национальный банк обанкротился. Армия пожирала 65% ВВП, в то время как на образование расходовалось 8, а на здравоохранение – 5 процентов.

В то время, как внутри страны Иди Амин известен как жестокий диктатор, палач, садист и (скорее всего) людоед, на Западе особую славу угандийскому мяснику принесли его эксцентричные выходки. Так, во время визита в Лондон Амин был удостоен завтрака у королевы Великобритании. После завтрака, угандийский лидер проникновенно поблагодарил Ее Величество на своем неподражаемом английском (Амин не получил даже начального образования в школе), заявив такое: «Дорогой мистер королева, кошмарные министры, выдуманные гости, леди под джентльменами! Я в большом количестве благодарю королеву за то, что она сделала для меня. Говорю вам, я столько съел, что наполнен сейчас до краев зловредной едой!» После этой тирады он потребовал открыть окна, чтобы «впустить в комнату климат», и пригласил «мистера королеву» нанести ему ответный визит, дабы он мог «отомстить» и угостить монарха «целой коровой, которая до краев наполнит ее желудок».

Иди Амин — угандийский диктатор, антисемит и людоед

Спустя пару лет отношения Уганды с Соединенным королевством, равно как и с большинством других стран, испортились. Британские дипломаты были высланы из страны, а Лондон приостановил выплату Капмалле многомиллионного займа.

Соседние страны также не питали особой симпатии к режиму Иди Амина. Возможно, потому, что они постоянно получали от диктатора телеграммы с требованием «вернуть Уганде ее законные территории». Отношения с Израилем, первоначально неплохие, почили в бозе после того, как ярый антисемит Амин поведал, что является большим поклонником Адольфа Гитлера и считает евреев «народом, не приносящим никакой пользы».


Испортив отношения с цивилизованным миром и с ближайшими соседями, режим Амина держался на плаву благодаря такой-сякой поддержке от государств социалистического блока (Москва всегда благоволила к такого рода диктаторам), а также от других эксцентричных руководителей, вроде главы ливийской джамахарии Муаммара Каддафи.


Большой любитель наград, Амин специально удлинил свой мундир, чтобы на нем уместились все купленные у коллекционеров, украденные либо кустарным способом сделанные ордена и медали. Кроме того, диктатор объявил себя «Повелителем всех зверей на земле и рыб в море», «Завоеватель Британской империи в Африке вообще и в Уганде в частности», а также «Последним королем Шотландии». Одной из самых абсурдных выходок «Короля» было объявление войны (ни с того, ни с сего) Соединенным Штатам Америки. Уже на следующий день Амин объявил себя победителем.

Молниеносный шолом

Узнав о местонахождении заложников и требованиях угонщиков, правительство в Иерусалиме сразу же начало переговоры по дипломатическим, а также неофициальным каналам.

В частности, один из высокопоставленных функционеров израильского оборонного ведомства, которого Иди Амина считал личным другом (в свое время израильтяне тренировали угандийских солдат – как мы позже выясним, без особого успеха), пытался уговорить диктатора освободить пленников.

Кроме того, представители американского правительства просили египетского лидера Анвара Садата повлиять на ситуацию, в связи с чем специальный представитель Каира вел переговоры как с руководством Уганды, так и с представителями Национального Фронта освобождения Палестины. Однако эти попытки не имели успеха.

Одновременно с переговорами, с первой же минуты шло планирование специальной операции по силовому освобождению заложников.

В итоге, был одобрен беспрецедентно смелый план, предусматривающий высадку штурмовой группы непосредственно в аэропорту Энтеббе, нейтрализацию террористов и эвакуацию заложников.

Во время планирования, командующий ВВС Израиля Беньямин Пелед поинтересовался у министра обороны Шимона Переса, намерен ли тот захватить всю Уганду, либо же только аэропорт.

«Я спросил: в чем разница – вспоминал Перес – Пелед ответил: «Чтобы захватить всю страну, нужно 500 бойцов. Для аэропорта хватит сотни». Операция получила название «Шаровая молния».

Когда переговоры окончательно провалились, был отдан приказ начать спецоперацию. 3 июля четыре огромных военно-транспортных самолета С-130 «Геркулес» поднялись в воздух и начали полет над Красным морем.

Для того, чтобы избежать обнаружения египетскими, саудовскими и суданскими радарами, большую часть пути в четыре тысячи километров – до самой Эфиопии — гигантские машины были вынуждены держаться на высоте не более 30 метров. В то же время, на больших высотах над ними находились истребители Phantom с оборудованием для создания радиопомех.

В 23:50 штурмовая группа приземлилась в аэропорту «Энтеббе». Чтобы ввести в заблуждение угандийских солдат, спецназовцы использовали копию любимого черного «Мерседеса» Иди Амина. Ряд коммандос были загримирована под африканцев.

Копия «Мерседеса» угандийского диктатора

Трюк сработал – «президентский кортеж» беспрепятственно пропустили к терминалу, в котором удерживались пленники. Буквально за считанные минуты спецназовцы уничтожили террористов и начали эвакуацию заложников.

Другая группа коммандос в это время взорвала находящиеся в аэропорту 30 угандийских истребителей Миг-17 и Миг-21, чтобы исключить воздушную погоню.

Поняв, что происходит, солдаты Иди Амина открыли шквальный, но беспорядочный огонь из стрелкового оружия, которым были ранены четверо израильтян.

В последние минуты, прикрывая посадку своих подчиненных на самолет, от пули снайпера погиб командир операции, старший брат нынешнего премьер-министра Израиля Йонатан Нетаньяху. Остальные спецназовцы осталась невредимыми.

Йонатан Нетаньяху — старший брат нынешнего премьер-министра Израиля, погиб во время спецоперации

Через 53 минуты после начала операции, последний «Геркулес» поднялся в воздух. Самолеты направились к соседней Кении, единственной лояльной к западным государствам стране в регионе, где заложники пересели на специально пригнанные для этого пассажирские лайнеры Boeing-707 и направились к Тель-Авиву.


Операция «Шаровая молния» (позже переименована в «Йонатан» в честь погибшего офицера Нетаньяху, а также известна, как операция «Энтеббе») была крайне высоко оценена представителями Соединенных Штатов, Великобритании, Швейцарии, Франции и ФРГ.


Вместе с тем международная бюрократия, как всегда, была недовольна – в частности, Генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм отметил, что рейд представляет собой нарушение суверенитета Уганды.

Встреча заложников и военнослужащих в Израиле

Операция «Энтеббе» — беспрекословно, филигранное произведение военного искусства – демонстрирует, что эффективное государство может и должно бороться с террором в самых неблагоприятных обстоятельствах. Когда шансы на успех кажутся мизерными, расстояния – огромными, а мировое сообщество вместо действенной помощи призывает к сдержанности и выражает глубокую обеспокоенность.

Столкнувшись с террористической угрозой, исходящей от значительно большей и мощной страны, Украина просто обязана действовать асимметрично. И учиться этому не только на собственных ошибках, но и на успешных примерах других. «Шаровая молния», — безусловно, один из таковых.

Максим Викулов

На главном фото: Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в Уганде во время сороковой годовщины операции «Энтеббе» или «Шаровая молния»

материалы рубрики
Телетайп: о властелине судеб Владимире Вятровиче и кнопочке на темечке Аналитика
Телетайп: о властелине судеб Владимире Вятровиче и кнопочке на темечке
Телетайп: «бывших» с их схемами надо наказывать, а не наследовать! Аналитика
Телетайп: «бывших» с их схемами надо наказывать, а не наследовать!