На этот раз, восприимчивые сограждане и заскорузлые соотечественники, будет натуральная аналитика, с минимумом литературных излишеств. Потому что тема — архиважная, определяющая последующий стратегический цикл

Нет сомнений, что ВСУ как регулярная армия, выполнит приказ  о разведении и отойдет на подготовленные позиции. По боевикам ДНР-ЛНР есть сомнения, но ОБСЕ, как известно, обладает удивительно избирательным взглядом. Поэтому формальные препятствия для встречи в «нормандской формате» сняты.

С учетом того, насколько президент Зеленский стремится к такой встречи, есть смысл проанализировать возникающее древо вариантов.

  1. «НОРМАНДСКИЙ ФОРМАТ» ОКАЗЫВАЕТСЯ УСПЕШНЫМ

Понятно, что от власти будут петь про успешность любой встречи, даже если там договорятся только о газовом транзите из РФ. Но объективно внешний мир будет считать переговоры успешными, если Владимир Зеленский и Владимир Путин подпишут официальный документ, предусматривающий имплементацию пресловутых «минских договоренностей» в украинскую действительность. И это будет первый официальный документ меж Украиной и Россией на эту тему.

Нам будут рассказывать о победе «формулы Зеленского», на самом деле это будет вся та же слегка закамуфлированная «формула Кремля». К примеру, вместе проведения выборов «по украинскому законодательству» появится формулировка «в модальности украинского законодательства». Или еще что-то в этом роде: Владислав Сурков — талантливый литератор, он придумает подходящий новояз, скрывающий капитулянтскую суть.

Популярные статьи сейчас

ПриватБанк поймали на обмане клиентов, гремит скандал: "это свинство"

Бесстыжая звезда "НеАнгелов" устроила фотосессию без лифчика: "Гнется, как кошка"

Звезда "Х-фактора" набросился на задыхающуюся Пугачеву: "Мне больно..."

MARUV без стыда задрала кофточку и потрясла прелестями на камеру: «Вот это да!»

Показать еще

Имеем первую развилку.

1.1. МАКСИМАЛЬНАЯ ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ

Президент триумфально возвращается в Украину с посланием «Я принес вам мир!», народ, кроме порохолюбов, бросает в воздух чепчики, депутаты, забыв о полиграфах и проститутках, ратифицируют нормандский договор. А затем возвращаются в родной турборежим, в котором думать не надо, надо голосовать, и принимаются менять законодательство под новую реальность. Кабмин, соответственно, разрабатывает программу реинтеграции Донбасса, переписав 90% ее с предыдущей, времен Арсения Яценюка.

Немногочисленные митинги протеста под Радой успешно подавляются в стиле Петра Порошенко. С РФ снимают не все, но главные — высокотехнологичные и банковские — санкции. Наши международные партнеры дают очередные займы Украины — и на реинтеграцию, и на все остальное. Власти внезапно хватает ума часть денег пустить на снижение коммунальных тарифов. Протесты против мира на условиях Кремля стихают окончательно. На Донбассе проходят выборы и все остальное.

Владимир Зеленский как бы побеждает. И это самое опасное.

Потому что, поглядев на золотой дождь, проливающийся на сепаратистский Донбасс, свои «особые статусы» явочным порядком начинают объявлять чуть ли не все облсоветы страны. Парад «особых статусов» Киев пытается подавлять силой, но в каждой области уже хватает людей, владеющих оружием. И в ряде случаев полиция оказывается с народом — своих областей.

В Украине начинаются не просто гражданские противостояния, а боестолкновения. Россия в восторге раздувает и поддерживает очаги теперь уже действительно гражданской войны, привычно лицемеря, что «их там нет, но мы всегда говорили о несостоятельности украинского государства и настаивали на его федерализации под эгидой Москвы».

Итогом такого югославского сценария вполне может быть Малороссия (Левобережная Украина), возглавляемая Виктором Медведчуком, Западная Украина, возглавляемая Петром Порошенко, и номинальная Украина с Киевом и несколькими центральными областями под контролем сил ООН.

1.2. ЧАСТИЧНАЯ ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ

Антинормандские протесты оказываются достаточно массовыми и решительными, чтобы власть не смогла протащить через Раду часть положений соглашения, подписанного президентом Зеленским. Реинтеграция Донбасса происходит не в полном объеме, а выборочно: начинают платить пенсии на неконтролированных территориях, туда идут поставки товаров первой необходимости и так далее с гуманитарным оттенком.

С России снимаются основные санкции, а на Украину давят, так как именно она не в состоянии реализовать свою часть официально заключенных нормандских договоренностей. Разумеется, никакой могучей международной помощи и инвестиций сюда не будет. Все это приводит к заметному ослаблению украинской власти — как на внешней арене, так и внутри страны.

Военный конфликт замораживается, линия разделения остается, интенсивность обстрелов снижается. Формируется то, что один мой коллега метко назвал «гибридным миром».

Поскольку международные договоренности Зеленским подписаны и идет взаимодействие в гуманитарной сфере, то с неконтролируемыми территориями Донбасса (и Россией заодно!) разворачивается разнообразное бизнесовое взаимодействие. Оно есть и сейчас — те же поставки угля, но в рассматриваемом сценарии приобретет значительно большие масштабы.

Такие, что нынешнее министерство по делам временно оккупированных территорий впору будет переименовывать в министерство по контрабанде, наркотрафику, торговле людьми и нелегальным оружием. В общеевропейскому масштабе. Понятно, что такое министерство по неофициальному коммерческому рейтингу сразу окажется сравнимым с Минфином и МВД.

При условии, что власть ослаблена и фактически потакает полуофициальной торговле с РФ при посредничестве ДНР-ЛНР, это направление довольно скоро станет одним из доминирующих в Украине — теневые заработки всегда выше легальных.

Во всем мире создаются территории опережающего развития. А мы получим территорию опережающей деградации. Чье отравляющее влияние сделает невозможным ни очищение, ни оздоровление нашей государственной системы и перечеркнет наши цивилизационные перспективы. Что вполне устроит Кремль, которому важнее именно наличие поводка на шее Украины, а не его длина.

Понятно, что в этом случае Россия окажется конечным бенефициантом покупок наших стратегических предприятий и сельхозземли.

  1. «НОРМАНДСКИЙ ФОРМАТ» НЕУСПЕШЕН

Это сценарии, при которых Президент Зеленский упрется и станет настаивать на приоритете вопросов безопасности над вопросами политического урегулирования: сначала разоружение боевиков и наш контроль за границей, а уже потом выборы, амнистия и прочие хотелки. В таком случае с переговоры один на один с Путиным окажутся безрезультатными. А по итогу всей встречи подпишут что-то обтекаемой и несущественное.

2.1. ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОИСКОВ МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ

Безрезультатный итог «нормандского формата» ослабит президентскую власть, но в значительно меньшей степени, чем в предыдущих случаях. При этом Владимир Зеленский с упорством неофита продолжит безнадежный поиск Святого Грааля мира с Россией.

Тем временем конфликт на Донбассе будет заморожен. И сложится ситуация, близкая к к сценарию 1.2, только интенсивность обстрелов будет выше, риски при теневом бизнесе выше, как, соответственно, и заработки на нем.

Разъедающее Украину влияние «территории опережающей деградации» окажется менее интенсивным, и агония европейской Украины затянется. Что не отменяет финала — скатывания в российскую лунку.

2.2. ОТРЕЗАНИЕ ДОНБАССА

Владимир Зеленский после прямых переговоров отбросит наивные представления, что Путин и европейские лидеры действительно хотят мира в Украине. Конфликт на Донбассе будет не просто заморожен, а реально прерваны почти все отношения с неконтролируемыми территориями. Проукраинское население будет максимально эвакуировано из ДНР-ЛНР, а по линии соприкосновения будет возведена стационарная укрепленная линия обороны.

Фактически, это сценарий, в котором много лет существует Израиль.

С России снимут санкции. Поддержка Украины внешними донорами существенно сократится, но страна сохранит единство и получит возможность развития по европейскому вектору.

Подчеркиваю: речь лишь о возможности. Чтобы она была реализована, потребуется единство и напряжение всех проукраинских общественно-политических сил. Что делает этот сценарий наименее вероятным из всех рассмотренных.

Моя личная оценка сценариев  в порядке описания: 20%, 40%, 30%, 10%.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Политеки»