Там был ад: как Путин попал в ловушку Трампа

Там был ад: как Путин попал в ловушку Трампа

Сирийская шахматная доска: гражданская война под контролем внешних игроков

Осенью 2015 года российский лидер Владимир Путин принял решение о проведении интервенции в Сирию с целью спасти агонизирующий на тот момент режим тамошнего диктатора Башара Асада. Невзирая на тотальное доминирование оппозиционных Асаду группировок, ковровые российские бомбардировки довольно быстро привели к успеху, и верные режиму войска при поддержке ливанской «Хизбаллы» и иранских спецподразделений «Аль-Кудс» перешли в контрнаступление, вернув контроль над целым рядом провинций и населенных пунктов. Апофеозом стало взятие проправительственными войсками восточного Алеппо в декабре позапрошлого года. Силы повстанцев отошли в основном в провинцию Идлиб на севере и к Голанским высотам на юге, где поныне удерживают небольшие плацдармы.

Пытаясь учесть опыт крайне непопулярной в народе афганской войны, Кремль так и не послал в Сирию регулярные наземные части, ограничиваясь массированными бомбардировками с воздуха. Вместо них на вооружение была взята концепция использования формально не имеющих никакого отношения к Минобороны РФ крупных частных военных компаний, самые большие из которых (как знаменитая ЧВК Вагнера) насчитывали тысячи профессиональных наемников. На вооружении таких структур были и танки, и артиллерия, и реактивные системы залпового огня – все то, что можно без проблем, как мы знаем, приобрести в ближайшем военторге.

В то же время в Вашингтоне ломали голову над тем, как можно нейтрализовать силы «Исламского государства», безраздельно доминирующие в пустынях востока Сирии и уверенно наступающие как на позиции асадовских сил в районе Дамаска, так и курдских ополченцев на севере страны. Первоначальная ставка на отряды «Сирийской свободной армии» и прочие оппозиционные группы с треском провалилась: повстанцы категорически не хотели воевать с игиловцами. Более того – зачастую подготовленные американскими инструкторами бойцы переходили на сторону джихаддистов или охотно продавали им заокеанское оружие.

Разочаровавшись, Пентагон принялся работать с курдами, которые к тому моменту зарекомендовали себя бесстрашными воинами, бескомпромиссными противниками Халифата, да и вообще – чуть ли не единственной адекватной и относительно светской силой в объятом безумием регионе. Очень быстро американо-курдский альянс достиг просто-таки потрясающих успехов: под прикрытием ударов F-16 и беспилотников вооруженные американским оружием курдские отряды совместно с американскими спецназовцами освободили от исламистов весь север страны. Позже соединения «Пешмерга» двинулись на восток и на юг, установив контроль над городом Ракка — «столицей» самопровозглашенного Халифата, а также над пустынными и довольно богатыми нефтью провинциями к востоку от реки Евфрат. На сегодняшний момент ИГИЛ утратило практически все населенные пункты, продолжая полупартизанские вылазки в пустынных районах на границе с Ираком.

Таким образом, на сегодняшний день можно говорить о формировании в Сирии нескольких центров влияния под контролем внешних игроков. Во-первых, это режим Башара Асада, контролирующий густонаселенный запад страны – от Дамаска до Алеппо, внешнеполитической «крышей» которого выступают Россия и Иран. Режим держится на штыках ливанской «Хизболлы», иранских спецподразделений и российских наемников. Во-вторых, это сотрудничающее с американцами курдское ополчение YPG, над которым по настоянию Вашингтона создана политическая надстройка под названием SDF (Syrian Democratic Forces). В SDF включены некоторые проамериканские отряды арабов – чтобы придать структуре не узкоэтнический, а общесирийский вид. В данный момент SDF контролирует север и восток страны. Наконец, в провинции Идлиб и на Голанах действуют различные группировки исламской оппозиции, ориентирующееся на Саудовскую Аравию, ОАЭ и Катар; а на границе с Турцией оперирует протурецкий альянс «Щит Евфрата».

Карта гражданской войны в Сирии по состоянию на утро 14 февраля. Красным отмечены территории, контролируемые правительственными войсками, желтым — курдами, зеленым — умеренной исламской оппозицией, синим — протурецкими формированиями, черным — ИГИЛ

Нужно сказать, что отношения между курдами и силами Башара Асада никогда не были откровенно враждебными. Наоборот, в начале турецкого наступления на курдский анклав Африн Рожава (так называется Сирийский Курдистан) высказал готовность даже перейти под управление Дамаска в обмен на защиту (правда, американцы высказались резко против, и «проект» заглох). А сирийское правительство, в свою очередь, пропускало через свою территорию подкрепления в изолированный Африн с «большой земли».

Маневры накануне

Естественной демаркационной линией между «подшефными» Вашингтона и Москвы на востоке страны стала река Евфрат. Во время разгрома игиловцев в сентябре прошлого года проправительственные силы заняли территории к западу от Евфрата. Курды же установили контроль над восточным берегом реки, включая довольно-таки богатые источники углеводородов. А именно: нефтяные поля аль-Умар и ат-Танак, газовое месторождение Conico и одноименный завод в провинции Дейр-эз-Зор; нефтегазовое месторождение Румейлян в провинции Хасака. В курдский сектор попали и крупнейшие ГЭС страны (ат-Табка, Тишрин).

Контролируемые курдами нефтяные поля в провинциях Дейр-эз-Зор и Хасака

Тогда же, в сентябре 2017-го, верные Башару Асаду силы де-факто нарушили линию разграничения, захватив и оборудовав плацдарм на восточном берегу Евфрата. Для чего по всем правилам военной инженерии был наведен понтонный мост. Разумеется, такой мост не могли соорудить ни то, что осталось от сирийской армии, ни проиранское шиитское ополчение, ни ватаги лихих вагнеровских наемников; наведением понтона занимались инженерные войска РФ.

Когда 20 января турки начали уже упоминаемое наступление на позиции курдов в Африне, SDF, естественно, начали переброску своих подразделений на север страны, в район боевых действий. А поскольку война в Сирии ведется в лучших традициях произведений Джорджа Мартина, и каждая из сторон лишь выжидает момент, чтобы воткнуть нож в спину другому, то в Дамаске (или Москве), очевидно, решили – лучшего шанса оттяпать заветные нефтяные поля не сыскать.

С конца января сирийские части и вагнеровские солдаты удачи постепенно наращивают силу на восточном берегу Евфрата. За рекогносцировкой у себя под носом внимательно наблюдают американцы; как признался командующий ВВС США в составе Центрального командования (в зону ответственности которого входит весь Ближний Восток) генерал-лейтенант Джеффри Харриган, коалиция в течение недели пыталась обсудить непонятные маневры с российской стороной. Разумеется, безрезультатно.

Полет Валькирий: «самый длинный день» для «ихтамнетов»

7 февраля примерно в 21:30, заметив непосредственную подготовку к наступлению на штаб SDF в районе городка Хишам, командующий курдскими частями в этом районе генерал Хасан позвонил российскому офицеру связи в Дейр-эз-Зоре с просьбой повлиять на ситуацию. Россиянин ответил в привычной манере – мол, ничего не происходит, да и вообще – «нас там нет». Находящиеся там же американские военные советники, в свою очередь, информировали об обстановке собственное руководство. Которое снова связалось с главным командованием вооруженных сил РФ в Сирии – но получило примерно тот же ответ. «Российские военные заверили представителей коалиции в том, что они не будут атаковать расположенные поблизости коалиционные силы», — говорится в распространенном на следующий день заявлении Пентагона.

После завершения таких «переговоров» (примерно в 22:00) со стороны асадовских и российских сил по позициям коалиции был нанесен мощный удар из артиллерии, минометов и реактивных установок залпового огня, после чего примерно 500-600 солдат при поддержке танков начали продвижение в сторону курдского штаба. Предупредив россиян о последствиях и не получив никакого вразумительного ответа, американское командование приняло решение о нанесении удара с воздуха.

Следующие несколько часов стали тотальным кошмаром для правительственных сил и русских «ихтамнетов». В ударе была задействована потрясающая мощь: штурмовые вертолеты АН-64 Apache, штурмовики АС-130 (также именующиеся «летающими батареями»), истребители F-15 и F-22, тяжелые ударные дроны MQ-9. Венчали обстановку сверхдальние стратегические бомбардировщики-ракетоносцы B-52 (впрочем, нет данных об их участии в побоище; будь B-52 действительно задействованы, на очистку плацдарма ушли бы не часы, а секунды. Скорее всего, «Летающие крепости» висели над полем боя просто на всякий случай). Спустя три часа тот самый российский офицер связи, который ранее отрицал начало наступления, позвонил Хасану и попросил «прекратить огонь, дабы забрать убитых и раненых». «Больше мы не доверяем россиянам», — только и смог сказать по этому поводу курдский военачальник.

Место разгрома русско-асадовских войск в провинции Дейр-аз-Зор

Следствием «полета американских Валькирий» стало почти полное уничтожение русско-сирийского отряда. Кстати, тут уместно заметить, что наведенный ранее понтонный мост 6 января – накануне столь неудачного для россиян наступления – приказал долго жить (формально его снесло течением Евфрата, хотя в голову лезут разные мысли; достаточно вспомнить, что большинство задействованных в Сирии американских военных – бойцы элитных спецподразделений). Поэтому даже по-человечески отступить «зеленые человечки» так и не смогли. По первоначальным заявлениям Пентагона, было ликвидировано около 100 солдат проасадовской коалиции. Национальный состав незадачливых «ихтамнетов» штатовские офицеры деликатно не комментируют. Однако и российские, и западные источники отмечают: искателей приключений из РФ в составе атакующей колоны было не менее 70%. Многие российские военные эксперты говорят либо о 191, либо о 215 погибших соотечественниках; экс-депутат Госдумы Виктор Алкснис называет цифру в 334, а известный авантюрист Игорь Гиркин-Стрелков – и вовсе рапортует о 644 павших «интернационалистах». Примерно те же цифры приводят авторитетные западные СМИ, ссылаясь на собственные источники. Так, Bloomberg сообщает о более 200, Reuters – о примерно 300 ликвидированных боевиках. Само собой, количество раненых также исчисляется сотнями. С некоторыми из них уже успели пообщаться российские СМИ. Рассказы выживших чаще всего можно свести к трем словам – «там был ад».

А вот потери международной коалиции не вызывают разночтений: вследствие побоища под Хишамом никто не погиб, один курдский боец получил ранение.

Шеф Пентагона Джеймс Мэттис подчеркнул: американские военные действовали в порядке самозащиты. «Факт в том, что кто-то решил нас атаковать, а русские сказали «это не мы». Тогда мы открыли огонь, чтобы остановить нападающих», — заявил «Бешеный пес», добавив: «Нельзя просить Россию предотвратить конфликт, который она не контролирует».

Бой в Дейр-эз-Зоре можно назвать знаковым в целом ряде моментов. Во-первых, он наочно продемонстрировал  полное преимущество американского оружия и тактики над российской – нападающих просто технично перестреляли, как в компьютерной игре. Во-вторых, нынешняя американская администрация дала понять, что она без проблем применит силу против любого агрессора – эра вечно озабоченного Обамы и его политика стратегического терпения окончательно канула в Лету. И четко прочертила красную линию, за которую Москве лучше не соваться от слова «совсем». Как сказал по этому поводу генерал Мэттис: «Если вы угрожаете нам, это будет ваш самый длинный и худший день». В-третьих, уже второй раз (после американского обстрела «Томагавками» асадовской базы Эш-Шайрат в апреле прошлого года) весь мир увидел реальную военную и дипломатическую слабость Кремля, не посмевшего не то что защитить своих людей от расстрела, а даже громко и внятно что-либо возразить.

Наконец, побоище в песках Сирии продемонстрировало крах российской гибридной концепции «зеленых человечков» — военных без распознавательных знаков. Весь мир убедился, что сильный в военном отношении противник может просто легко расстрелять «ихтамнетов» без каких-либо дипломатических, правовых либо гуманитарных последствий.

Нельзя с уверенностью спрогнозировать, изменит ли инцидент динамику сирийской прокси-войны. С одной стороны, катастрофическое поражение и жуткие потери должны по идее отбить у Москвы и Дамаска охоту и далее проверять на прочность американцев и угрожать их союзникам (в данном случае — курдам). С другой – мы не можем применять логический анализ к тому, кто руководствуется чем угодно, но явно не логикой (а Владимир Путин, по выражению Ангелы Меркель, давно и прочно пребывает в параллельной реальности). Тем более, что понесенные потери для российского режима вовсе не являются критичными, а общественное мнение внутри РФ сокрушительный разгром практически и не заметило. Так что мелкие провокации и всяческие гадости вполне могут продолжаться – аж до тех пор, пока кремлевский хулиган не получит по носу откровенно больно.

Максим Викулов

материалы рубрики
Облавы и штрафы: чем грозят новые налоговые изменения Гройсмана Аналитика
Облавы и штрафы: чем грозят новые налоговые изменения Гройсмана
Телетайп: дух Революции Достоинства умирает на этих президентских выборах Аналитика
Телетайп: дух Революции Достоинства умирает на этих президентских выборах
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени Аналитика
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени