Украинская подделка ФБР, или Почему Государственное бюро расследований не выстрелит

Украинская подделка ФБР, или Почему Государственное бюро расследований не выстрелит

Что случилось?

Государственное бюро расследований существует только на бумаге. Президент Петр Порошенко подписал закон «О Государственном бюро расследований» 14 января во время своей первой пресс-конференции в этом году. «Тем самым мы начинаем процесс, и следствия в прокуратуре уже не будет. Прокуратура будет ограничена только представительством интересов государства в суде», — заявил тогда украинский лидер. С 1 марта закон вступил в силу. Государственное бюро расследований должно предупреждать, выявлять, пресекать, раскрывать и расследовать преступления, совершенные работниками Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), высокопоставленными чиновниками, милиционерами и судьями. Кроме того, украинский аналог ФБР также расследует преступления против установленного порядка несения воинской службы – то есть военные злодеяния.

С первым днем весны началась неразбериха. Суды отказываются принимать ходатайства следователей Генпрокуратуры. Поскольку теперь последние не являются уполномоченными субъектами следствия. То есть не имеют права вести расследование, этим по идее занимаются следователи ГБР. А их нет. Значит, расследовать некому и резонансные дела попросту заморожены. Так, по словам прокурора отдела ГПУ Алексея Донского, первого числа Печерский суд отказался принять семь ходатайств прокуратуры. Среди отклоненных и дела по Майдану. Как рассказал Донской, все ходатайства прокуратуры, поданные с 1 марта (например, об избрании меры пресечения), судьями рассматриваться не будут. И суд тут прав. Если бы судья вопреки закону и принял бы ходатайство ГПУ, то в будущем у подозреваемого в совершении преступления появился бы повод оспорить это решение как незаконное. Такое нарушение может послужить причиной для развала всего дела. Примечательно, когда создавалось НАБУ, законодатели предусмотрев такие риски, оставили полномочия прокурорам. С Государственным бюро расследований недосмотрели.

«Это полный коллапс следствия», — утверждает прокурор Донской. Причем отдельные представители ГПУ давно били в набат, призывая парламент исправить коллизию в законодательстве. Предлагали правки в закон о ГБР, в том числе в части продления сроков работы прокуроров. Есть к документу и другие претензии. По словам начальника управления специальных расследований ГПУ Сергея Горбатюка, закон нарушает Конституцию в 10 статьях, а 30 статей документа противоречат друг другу. Депутаты так и не прислушались к ГПУ. При этом тогда же, в феврале, Горбатюк предупреждал, что с марта расследования дел по преступлениям на Майдане остановятся. Не услышали. Возможно, свою роль сыграла и несогласованная позиция самой Генпрокуратуры по столь важному вопросу. Например, прокурор ГПУ Владислав Куценко успокаивал общественность, мол, расследования расстрелов на Майдане не прекратятся. Это заявление прозвучало 29 февраля, а следующий день показал, как прокурор был неправ. После того как суды завернули ходатайства прокуратуры, в ГПУ засуетились и спешно начали спасать положение. 1 марта в Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел поступило письмо от Генпрокуратуры. В нем содержатся разъяснения о законности проведения прокурорами досудебного расследования. 3 марта суд все-таки подтвердил право ГПУ вести следствие, и лишь после появления ГБР прокуратура обязана передать дела на протяжении трех месяцев.

Почему ГБР так и не родилось?

Идея создания Государственного бюро расследований вынашивалась еще при режиме президента Виктора Януковича. Впервые ГБР упоминается в новом Уголовном кодексе от 2012 г. Спустя год в президентском послании к парламенту также содержится призыв создать независимый орган, который будет расследовать уголовные дела против чиновников высшего ранга, милицейского начальства, судей и других высокопоставленных лиц. Проект закона о создании ГБР попал в парламент в 2013 г. Тогдашний генпрокурор Виктор Пшонка уверял, что бюро может появиться уже в 2014 г. После Майдана и смены власти пункт о необходимости запустить ГБР включили в коалиционное соглашение. 12 февраля 2015 г. соответствующий законопроект попал в Верховную Раду и лежал там до ноября, пока не стал законом. Однако на этом злоключения документа не закончились. Полторы недели закон дожидался подписи спикера, спустя пару дней (24 ноября) его отправили Порошенко. В канцелярии президента документ пролежал почти два месяца вместо положенных двух недель. Напомним, согласно ст. 94 Конституции, глава государства обязан на протяжении 15 дней завизировать документ, если у него нет к нему претензий. Тем не менее Порошенко тянул со своей визой до середины января. Не исключено, только ради того, чтобы подписать документ в прямом эфире. Пиар прежде всего.

Премьер Арсений Яценюк также пиарится на украинском ФБР. Как только Кабмин утвердил своих кандидатов в конкурсную комиссию по избранию директора ГБР, от главы правительства последовали претензии в адрес президента и парламента. «Идет затягивание с созданием нового, независимого, не постсоветского, а проевропейского Государственного бюро расследований», — заявил Яценюк. Мол, Кабмин готов к формированию ГБР, да вот президент и парламент все никак своих людей в комиссию не отправят. Примечательно, что правительство определилось со своей тройкой буквально за неделю до вступления в силу закона о ГБР. Порошенко быстро исправился – своих людей направил в комиссию 27 февраля. Фактически накануне запуска ГБР. Теперь президент на пару с премьером могут дружно отчитывать безответственных депутатов. Однако на деле процесс запуска ГБР тормозили все – в проволочках виновна власть.

И все же львиная доля ответственности лежит на Верховной Раде. Во-первых, именно по вине депутатов закон о ГБР получился столь сырым. Проблемы Генпрокуратуре создали на ровном вместе. Во-вторых, все же парламент последним не определился со своими кандидатами в комиссию. По признанию руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назара Холодницкого, нардепов предупреждали еще в декабре, что в ГБР некому работать и следует поторопиться с назначением руководства. «Тогда на это не обращали внимание депутаты, сейчас они удивлены», — сокрушается руководитель САП. Свои ошибки депутаты могут исправить через две недели. Следующее пленарное заседание Верховной Рады запланировано на 15 марта. Но даже если депутаты разрулят ситуацию с потерянными полномочиями следователей ГПУ, устранив коллизию в законодательстве, а также делегируют своих кандидатов в комиссию, до «хеппи-энда» еще очень далеко.

В ожидании проблем

Государственное бюро расследований заработает не раньше чем в начале следующего года, уверен Холодницкий. Где-то с января 2017-го, и это в лучшем случае. Уж кто-кто, а руководитель САП знает, о чем говорит. Его антикоррупционную прокуратуру создали в сентябре 2015 г. В декабре САП должна была заработать на полную, но этого не случилось до сих пор. Формирование комиссии по избранию главы САП сопровождалось многочисленными скандалами. Генпрокуратура пыталась пропихнуть в комиссию своих людей. Представители ЕС этому противились. Выдвигали требование, чтобы главу САП выбирали независимые кандидаты. В свою очередь Порошенко подыгрывал ГПУ, утверждал, что у Евросоюза нет никаких претензий. Все это мешало нормальной работе. Холодницкий возглавил САП лишь в конце ноября – то есть спустя два месяца после создания нового антикоррупционного ведомства. С первых же дней САП столкнулась с массой трудностей – нехваткой кадров и средств. По признанию Холодницкого, ему лично приходилось обивать пороги Верховной Рады и Администрации президента, чтобы получить финансирование для своего ведомства. Очевидно, такие проблемы поджидают и ГБР.

Конкурс по избранию директора Государственного бюро расследований продлится два-три месяца. Это при условии, что Верховная Рада не будет затягивать со своими кандидатами в конкурсную комиссию. Но у депутатов сейчас на уме только новая коалиция и переформатирование правительства, а у некоторых – и досрочные выборы. Даже если с комиссией все сложится, согласно самым оптимистическим прогнозам, руководитель у ГБР появится где-то к началу июня. И здесь также могут быть новые проблемы. Ведь последнее слово не за комиссией. Кандидатура руководителя ГБР должна устраивать как премьера, так и президента. После того как комиссия определится со своим фаворитом, глава Кабмина вносит эту кандидатуру на утверждение гаранту. И здесь две опасности. Во-первых, глава Кабмина всегда может зарубить не понравившуюся ему кандидатуру. Значит, будет новый конкурс. Во-вторых, тот директор ГБР, который устраивает премьера, может прийтись не по вкусу главе государства. Президент попросту не утвердит такого человека. Вкусы-то у главы государства и руководителя Кабмина разные. И что дальше? Наша песня хороша – начинай сначала. Новые выборы.

Как показывает опыт САП и НАБУ, избрать руководство – это еще полдела. Самое трудное укомплектовать новый орган профессионалами. По состоянию на конец декабря 2015 г. из 52 прокуроров в САП работали лишь 12 человек. Директор в НАБУ появился еще в апреле прошлого года. В октябре 2015 г. из 242 детективов туда набрали только 70 человек. Набор до сих пор продолжается. А в Государственном бюро расследований, согласно закону, будет работать до 1,5 тыс. человек. Откуда взять столько людей? Не один месяц потратят на поиск кадров. Словом, впереди еще много проблем.

Завышенные ожидания

На самом деле довольно наивно ожидать, что в Украине будет свой аналог ФБР. Украинские политики приложили немало усилий, чтобы этого не произошло. Во время процесса создания ГБР сама концепция этого ведомства неоднократно менялась. Так при новой власти – вся «коррупция» отошла к НАБУ. Теперь другое бюро занимается расследованием коррупционных дел высокопоставленных лиц. Однако от ГБР не отказались, решив оставить ему чистую уголовщину, связанную с высокопоставленными лицами: убийства, терроризм, борьбу с бандформированиями, военными преступниками и прочее. И Верховная Рада таки приняла законопроект о Государственном бюро расследований. Однако при последнем голосовании ГБР лишили важных полномочий, теперь оно напоминает младшего ущербного брата НАБУ.

Предполагалось, что ГБР будет заниматься расследованиями, связанными с деятельностью организованных преступных групп. Эту задачу исключили. Как напоминание о ней в ст.6 осталось: работники бюро будут осуществлять «информационно-аналитические мероприятия по установлению системных причин и условий проявлений организованной преступности».

Также изначально в компетенцию ГБР входило расследование особо тяжких преступлений, за которые грозит пожизненное. Убийства также исчезли из окончательной редакции законопроекта. Не будет Государственное бюро расследований бороться и с террористами. О пресечении финансирования терроризма упоминается лишь в ст. 22, касающейся взаимодействия ГБР с другими силовыми органами. Больше террористов в документе нет. Из трех основных заданий ГБР, озвученных в ст. 5 закона, в двух содержится примечание, мол, можно расследовать такие и такие дела, при условии, что они не в сфере интересов НАБУ.

Неоднократно упоминаемый прокурор Горбатюк, расследующий дела Майдана, уверен: в таком виде «бюро фактически не нужно». ГБР хоть и прошло парламентское чистилище, но вышло оттуда с обрезанными полномочиями. Почему так получилось? Очевидно, на верхах вновь побоялись создать полноценный карательный орган, который может взяться за них самих. Старая история. НАБУ и САП создавались с большими трудностями и под давлением ЕС. И даже после того как через не могу, но заработала антикоррупционная прокуратура, не прекращаются попытки подсадить ее руководство на крючок. Речь идет об упрощенной процедуре увольнения руководителя САП – соответствующий законопроект уже есть. Именно страхами нынешних руководителей можно объяснить проволочки с созданием Национального агентства по предупреждению коррупции и Нацагентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Они, как и ГБР, существуют только на бумаге. Когда же задумка вот-вот воплотится в реальность, делается все, чтобы новая дубинка била, но не больно. Вот и получили Государственное бюро расследований, которому до американского ФБР, как до неба пешком. Впрочем, еще не получили. Ведь до конца так и не понятно, когда ГБР начнет нормальную работу.

материалы рубрики
Облавы и штрафы: чем грозят новые налоговые изменения Гройсмана Аналитика
Облавы и штрафы: чем грозят новые налоговые изменения Гройсмана
Телетайп: дух Революции Достоинства умирает на этих президентских выборах Аналитика
Телетайп: дух Революции Достоинства умирает на этих президентских выборах
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени Аналитика
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени