Как российские банки будут уходить из Украины

Как российские банки будут уходить из Украины

Politeka выяснила, смогут ли российские банки безболезненно вывести свои капиталы из Украины.

Санкционные цели

Из-за скверной политической конъюнктуры российские банки постепенно сокращают свое присутствие в Украине, а их владельцы активно ищут покупателей на украинские активы. Недавно добавилась еще одна причина, почему россиянам придется ускориться. Президент Петр Порошенко издал указ о санкциях, а Национальный банк не мог его проигнорировать. Но у НБУ была сверхзадача – выполнить поручение так, чтобы это не привело к ухудшению в только восстановившемся банковском секторе.

Как пояснила заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова, санкции запрещают какие-либо транзакции со стороны украинских банков с российским капиталом в пользу материнских структур: предоставление межбанковских кредитов, депозитов, субординированных долгов, приобретение ценных бумаг и даже простое размещение средств на корреспондентских счетах. Этим банкам также ограничили возможность проводить операции по распределению прибыли и капитала.

«Ввозить капитал и поддерживать своих дочек ликвидностью им никто не запрещает, то есть ни о каком «отсечении» от материнских структур речь не идет. Я могу допустить, что российские госбанки будут сюда менее охотно инвестировать, но поддержать их до продажи они смогут, а официальный Киев это будет только приветствовать», – объясняет глава комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

Отметим, что под ограничения попали только «дочки» российских госбанков и банков, где государство имеет значительную долю. Например, это касается «дочек» ВТБ Банка, где государство владеет более чем 60% акционерного капитала. Под ограничения попал и украинский Проминвестбанк, который находится в собственности государственной корпорации ВЭБ (бывший Внешэкономбанк). Санкции также были введены против нескольких менее значимых финучреждений. Это БМ Банк, являющийся собственностью ВТБ и VS Bank, которым владеет Сбербанк через европейскую «дочку» Sberbank Europe. Альфа-Банк Украина, который также попал под погромы, остался вне санкций, так как является собственностью международной финансово-промышленной группой.

Цель НБУ не до конца понятна. Если они боятся вывода денег – то из этих банков особо нечего выводить, так как в них нет ликвидности, – говорит руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Аналитик считает, что если регулятор хочет как можно более скорой смены собственника, то сам факт санкций может только существенно затянуть переговорный процесс по их продаже. Даже если за этими санкциями ничего серьезного не стоит.

По мнению Виталия Шапрана, подсанкционные банки продолжают оставаться конкурентными на рынке и имеют довольно развитые сети для оказания услуг населению и бизнесу.

Поэтому причина санкций совсем не в их деятельности, но они преследуют ряд далеко идущих целей:

Первая цель — предупредительная, чтобы ТОП-менеджмент этих банков в Москве осознал, что могут последовать и более серьезные шаги.

Вторая — запрет на вывоз капитала позволит разгрузить платежный баланс Украины и чуть улучшит ситуацию на валютном рынке. Правда речь идет о небольшой цифре – до $100 млн в год. Это проценты по межбанку.

Третья цель: очевидно, что «мамам» придется переписать отчетность – кредиты, которые они теперь не могут вернуть, лучше дописать в статью инвестиций в дочерние и ассоциированные компании.

«Таким образом, у них ухудшатся банковские нормативы там, в Москве. Ухудшение будет незначительным, но оно уже вызвало раздражение», – говорит Виталий Шапран.

Переоформить на своих

Действительно, вопреки распространенному мнению, санкции в России ощутят не слишком болезненно. По состоянию на конец 2016 года активы украинского Сбербанка составляли всего 0,46% совокупных активов материнской организации. Доля активов VS Bank и БМ Банка и того меньше – 0,04% и 0,03% соответственно. Более значительный вес у Проминвестбанка и у ВТБ Банка – 2% и 3,3%. Но и этот размер не дает права говорить о каком-то серьезном влиянии на материнские банки в России.

Для НБУ задача не оказалась слишком сложной. Запрет выводить деньги в пользу российских материнских структур? Так и до санкций этим никто не занимался. Более того, в последние три года российские банки всегда направляли капитал только в одном направлении – в Украину в качестве докапитализации.

И этот процесс еще не завершен. Проминвестбанк планирует на собрании акционеров 27 апреля снова принять решение о докапитализации, хотя собственный капитал финучреждения и так уже превысил 40 млрд грн. Очевидно, что подобные решения будут приниматься и в других финучреждениях, попавших под санкции.

«Вкладывать деньги в подсанкционные банки — глупая затея. Но если они хотят их удержать, то, наверное, без этого не обойтись», – считает Паращий.

Удивительно другое, что на этом фоне гривна демонстрирует чудеса стабильности, курс которой уже два месяца пляшет у отметки 27 за доллар и не дает никаких предпосылок к ослаблению. А локальный рынок акций безболезненно пережил очередную волну нестабильности и индекс Украинской биржи торгуется у отметки в 960 пунктов. Вот уж кому не страшны любые весенние обострения.

В то же время на внутреннем рынке санкции могут оказать определенные неудобства, правда это коснется только государственных структур.

Из-за введения санкций в отношении украинских «дочек» российских банков Пенсионный фонд приостановил финансирование отделений указанных финансовых учреждений. А с 1 апреля украинские пенсионеры, ранее получавшие выплаты в банках с российским капиталом по пенсионным карточкам, будут получать деньги в отделениях «Укрпочты» по месту регистрации.

Будущее этих банков призрачно, если не сказать хуже. Каким образом россияне решают вопрос с продажей своих украинских банков другим собственникам, пока неизвестно – переговоры идут уже не первый год.

Но вполне вероятно, что санкции ускорят переговорный процесс и россияне уже нашли, на кого переоформить свои финансовые активы. Пример — сделка по продаже украинских «дочек» Сбербанка и Внешэкономбанка венгерской группе OTP. Это не сделает их европейскими банками. Такая сделка позволит Кремлю перевести свои банки в Украине на доверительных лиц – trustee, которые будут подотчетны владельцам. В случае с OTP ситуация более чем прозрачная. Один из крупнейших акционеров венгерской группы российский миллиардер Мегдет Рахимкулов — бывший топ-менеджер «Газпрома».

Максим Нечипоренко

Фото: zanoza-news.com

материалы рубрики
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»
Телетайп: почему мы проигрываем войну с Россией и «русским миром»? Аналитика
Телетайп: почему мы проигрываем войну с Россией и «русским миром»?