Между жизнью и смертью

Две медсестры вывезли из темного коридора бокс, внутри которого находился младенец. Одна из них постоянно сжимала и разжимала резиновую грушу.

«У вас родилась девочка. Вес – 980 грамм. Сама не дышит – вот дышим пока за нее мы. Проходите в реанимацию, вам там все расскажут», — сказала одна из медсестер, и бокс снова увезли в темный коридор.

Дальше были огромные списки с нужными лекарствами, которые надо было срочно купить.

Но с главным повезло. В роддоме был сурфактант — это препарат, который помогает ребенку начать самостоятельно дышать. Важно ввести его в первые часы после рождения, а его отсутствие – приговор. В начале года в Одесской области это жизненно важное лекарство не закупили в нужном объеме. И жизнь детей оказалась под угрозой.

«В один день могут родиться несколько детей преждевременно. Это неплановая ситуация. Роды и акушерство всегда экстремальная ситуация», – рассказала журналистам заместитель главного врача Одесской областной больницы Светлана Посохова.

Популярные статьи сейчас

Экс-домработница Пугачевой рассказала неизвестные подробности о ее детях и браке с Галкиным: "Страшно общаться"

Алек Болдуин застрелил украинку на съемках, вскрылись новые подробности трагедии: "Ну так подстава же"

Полиция прервала выступление Кухар, судья "Танців з зірками" не сдержала эмоций: "Впервые в моей практике..."

Елена Кравец показала подросших близнецов и раскрыла их суперспособность: "О, смотрите..."

Украинцы ополчились против "Україна має талант" из-за Притулы: "Господи, опять..."

Показать еще

Один флакон такого препарата стоит 15 тыс. грн.

В Минздраве сообщили, что в 2016 году на «Централизованную закупку препаратов для лечения дыхательных расстройств у новорожденных» было предусмотрено 51,1 млн грн. При этом за год родились 8608 детей с расстройствами дыхательной системы, из них 5563 недоношенных. Простая математика: при стоимости одного флакона в 15 тыс. грн для закупки сурфактанта только для недоношенных малышей в год нужно 83,4 млн грн. Проблемы с закупкой препарата были всегда – признаются врачи.

«Всегда были с ними проблемы. Иногда было больше-меньше. Иногда их не хватало», – заявила журналистам профессор кафедры акушерства и гинекологии Одесского национального медицинского университета Светлана Галич.

роддом

В частных беседах родители недоношенных малышей признаются, что врачи просили их купить сурфактант за свои деньги.

На роддом выделяют определенное количество лекарства. И часто его не хватает. Тут как лотерея – кому-то повезло, а кому-то — нет. И если ты попал в список невезучих, то врач потом просит тебя купить препарат и отдать его, — рассказывает Татьяна, дочь которой родилась на 29 неделе беременности.

15 тыс. грн для многих украинских семей сумма неподъемная. Но это лишь начало борьбы за жизнь ребенка. Нужны и другие лекарства. В среднем каждый день в реанимации обходится родителям малыша в сумму от 500 до 1000 грн. Даже у достаточно обеспеченных семей все деньги, отложенные к рождению ребенка, очень быстро заканчиваются. Однако после реанимации родителям и малышу предстоит еще один период тяжелых испытаний — второй этап выхаживания.

Второй круг ада

Всю ночь она держит руками два датчика и смотрит на цифры на приборе. Ей невероятно хочется спать, но она знает, что здоровье, и, возможно, даже жизнь ее ребенка сейчас в прямом смысле в ее руках. Чтобы вовремя дать ребенку кислород, нужно следить, чтобы он не упал ниже критической отметки. Для контроля есть специальный аппарат – пульсоксиметр, который в случае критического падения дает сигнал. Одна беда – в роддоме все аппараты старые. И датчики не держатся. Поэтому их приходится держать руками. А если аппарата вообще нет, то всю ночь маме малыша приходится контролировать каждый вдох ребенка. Есть, конечно, еще один способ решения проблемы — купить аппарат за свой счет.

Screenshot_1

Но деньги нужны на дорогостоящие препараты для выхаживания: Аминовен инфант — комплекс аминокислот, необходимый для развития ребенка. Один флакон стоит более 400 грн. Микрокатетер для длительного венозного доступа, который спасает маленькие вены от постоянных травм – более 1500 грн.

Самые большие проблемы с оборудованием и препаратами — в регионах. Там, по сути, нет условий для нормального выхаживания недоношенных детей. Денег в бюджете не хватает, а для подавляющего большинства семей необходимые суммы непосильны.

В итоге, за скупость государства приходится платить очень высокую цену – Украина продолжает лидировать по показателям материнской и неонатальной смертности среди стран Европы. Но это лишь одна сторона страшной правды.

Ограниченные возможности украинской медицины

«Мне сложно давать какие-то советы, а прогнозы тут некорректны. У вас непростой ребенок, к нему нужен особый подход, а я — обычный врач», — растеряно сказала во время первого визита участковый педиатр.

Девушка, недавно окончившая вуз, была явно растеряна и не знала, чем помочь и что подсказать родителям недоношенного малыша, которые наконец-то привезли его домой.

2

Какие бы не были сложные и страшные дни и ночи в роддоме, там с родителями постоянно были врачи, которые научились помогать, несмотря на нехватку препаратов и оборудования, буквально с помощью методик разработанных для стран третьего мира. Приехав наконец-то домой, родители, по сути, остаются один на один со сложным ребенком, которому зачастую нужны специальные процедуры, чтобы окрепнуть и не стать инвалидом.

ДЦП – один из самых страшных диагнозов, который часто ставят малышам, появившимся на свет раньше срока. Но во всем мире известно – состояние ребенка можно значительно улучшить, если проводить правильные процедуры: специальные массажи, Бобат-терапию и другие методики. Однако за детьми нет постоянного контроля со стороны квалифицированных медиков, и, как следствие, диагноз могут поставить слишком поздно для полноценной коррекции.

В итоге жизнь и здоровье преждевременно рожденных детей в нашей стране превратили в лотерею. Одним повезло родиться в неонатальном центре, где есть нужное оборудование. Другим — нет. Кому-то хватило лекарств, закупленных за государственный счет, а кому-то пришлось занимать у родственников деньги, чтобы спасти ребенка. Жизнями детей играют в «русскую рулетку». И Кабмин такое положение дел, судя по всему, устраивает.

Владислав Руденко