Игра престолов по-сингапурски: как поссорились дети Ли Куан Ю

Игра престолов по-сингапурски: как поссорились дети Ли Куан Ю

Беспощадная модель свободного государства

Находясь у власти более 40 лет, бессменный руководитель Сингапура Ли Куан Ю превратил захудалый островок в инвестиционного и технологического лидера не только Азиатско-Тихоокеанского региона, но и всего мира.

Бескомпромиссная борьба с коррупцией, нулевая толерантность к правонарушениям, идеальные условия для предпринимательства, иностранного инвестирования и многое другое создали общество и государство, свободные от большинства пороков современного мира. Картину дополняют потрясающая чистота, экологичность и обилие парковых зон и просто зеленых насаждений.

При этом Ли Кун Ю тщательно следил за тем, чтобы государство не попало под влияние социализма. Сейчас в стране нет безработных, потому что нет пособия по безработице. Нет фейковых специалистов, потому что образовательная программа достаточно сложна. Нет несчастных беженцев из стран третьего мира, потому что их, во-первых, никто не пустит и, во-вторых, никто не будет их содержать.

Тут не могла прорасти концепция мультикультурализма. Правительство сделало все, чтобы общины – китайцы, малайцы и индусы – интегрировались, образовав единую сингапурскую нацию. Этой задаче послужил и перевод сингапурцев на общение двумя языками: английским и китайским.

Сингапур отверг доминирующую на Западе парадигму политкорректности. Вместо этого, отец-основатель возвел в абсолют концепцию меритократии («власти достойных») – только талантливые и хорошо образованные люди могут находиться на вершине социальной пирамиды.

Передавая эстафету

Еще будучи премьер-министром, Ли Куан Ю поощрял стремление старшего сына Ли Сян Луна заниматься политикой, несмотря на то, что того больше интересовала математика и точные науки.

Критики сингапурского лидера сразу же заговорили о непотизме и стремлении Ли-старшего создать правящую династию. Сингапурский патриарх все обвинения, естественно, отвергал. И нет причин ему не верить. Во-первых, невозможно припомнить, чтобы Ли Куан Ю когда-либо говорил неправду. Во-вторых, амбицией Ли Куан Ю было превратить Сингапур в преуспевающую страну, а не в кормушку для себя и семьи. Первое, как он сам неоднократно утверждал, категорически несовместимо со вторым. Но в собственном сыне Ли Куан Ю увидел человека, способного в полной мере сохранить и преумножить плоды его трудов.

Ли Сян Лун – чуть ли не идеальное воплощение принципов меритократического государства. Окончив лучше всех курс математики в Кембридже (получил на 50% больше высших оценок, чем следующий за ним студент; такого оглушительного разрыва не было за всю историю факультета), продемонстрировав выдающиеся результаты в аспирантуре по специальности «компьютерные технологии», Лун с отличием окончил курс государственного управления в Гарварде и командно-штабной колледж Форт-Силл (Оклахома). Потом он стал самым молодым бригадным генералом сингапурской армии.

Ли Сян Лун сперва выиграл выборы в парламент, затем стал заместителем министра торговли, а после передачи Ли Куан Ю премьерского поста своему преемнику Го Чок Тонгу в 1990 году – заместителем нового главы правительства. В 2004 году Ли Сян Лун стал премьер-министром Сингапура и председателем созданной отцом и бессменно правящей с 1959 Партии народного действия.

Младший сын выдающегося реформатора Ли Сян Янг также сделал великолепную карьеру. С отличием закончив Кембридж и Стэнфорд, обучившись военному делу в Форт-Ноксе и Кимберли (Великобритания), Янг 15 лет прослужил в сингапурских вооруженных силах. Затем возглавил Singapore Telecom, вошел в совет директоров продуктового конгломерата Fraser and Neave. С 2009 года, он — глава Агентства гражданской авиации Сингапура.

После смерти Ли Куан Ю в 2015 году, правительство Ли Сян Луна пыталось не отходить от принципов отца-основателя. Те же жесткая полуавторитарная модель, драконовские наказания за коррупцию и криминал, идеальные условия для ведения бизнеса. Сингапур продолжает оставаться абсолютным лидером в рейтингах. Тем более неожиданным оказался скандал, вспыхнувший в стране в середине июня: дети Ли Куан Ю не подели как материальное, так и духовное наследие своего отца.

Семья Ли Куан Ю на его похоронах, 2015 год. Во втором ряду второй слева — младший сын, Ли Сян Янг; в центре — старший сын, премьер-министр Ли Сян Лун; крайняя справа — дочь, Ли Вей Лин.

Ссора между детьми: семейный конфликт или династические разборки?

Все началось с разногласий по поводу судьбы скромного домика в историческом центре города на Оксли-Роуд, 38, в котором основатель государства жил с 1945 года. Еще в 2011 году Ли Куан Ю публично заявил, что после его кончины дом следует снести.

«У него нет фундамента, внутри ужасная сырость, и трещины в стенах,— жаловался политик.— К счастью, колонны хорошие и еще держат эту развалюху. Я был в домах Неру, Шекспира. Они превращаются в сараи из-за того, что люди постоянно ходят по ним».

После его смерти выяснилось, что у детей разные мнения по поводу судьбы здания. Младший сын Ли Сян Янг, которого поддержала дочь Ли Куан Ю, известный нейрохирург Ли Вей Лин, выступили за снос постройки. Старший сын, премьер-министр Ли Сян Лун высказался за превращение дома в памятник истории. Ведь на первом этаже здания зародилась и правящая Партия народного действия. Пару лет разногласия оставались исключительно внутренним делом семьи.

Но 14 июня Ли Сян Янг опубликовал на своей странице в Facebook обращение к народу, а после дал сингапурским и гонконгским СМИ ряд интервью. Младшие дети обвинили старшего как в неуважении к воле отца, так и в том, что он хочет использовать наследие Ли Куан Ю для укрепления собственной единоличной власти. Среди прочих обвинений фигурировали: кумовство, непотизм, вмешательство в судебный процесс, «злоупотребление государственными полномочиями для достижения собственных эгоистичных целей». Против родственников и других несогласных премьер, по словам Янга, развернул «кампанию слежки и запугивания», из-за чего младший сын с семьей намерен на время покинуть Сингапур. «Старший Брат смотрит» («Big brother is watching»), — написали Ли Сян Янг и Ли Вей Лин, подчеркнув, что в данном случае оруэлловскую цитату следует понимать буквально.


«Социальный контракт при Ли Куан Ю был таков: гражданские свободы ограничиваются, но соблюдается власть закона. Теперь этого больше нет», — заявил Ли Сянь Янг в интервью газете South China Morning Post.


Досталось и супруге главы правительства Хо Чин. Первую леди и одновременно руководителя суверенного инвестиционного фонда Temasek Holdings (корпорации с капиталом в $175 млрд, что примерно соответствует ВВП Румынии или Новой Зеландии) обвинили в возрастающем влиянии на государственные дела. А также в том, что семейная пара ни много, ни мало, имеет династические амбиции и содействует слишком стремительной карьере своего сына — внука Ли Куан Ю, 30-летнего Ли Хон Гия.

Домик Ли Куан Ю, из-за которого поссорились его дети и вся страна.

Выстроенная в Сингапуре модель предусматривает не только нулевую толерантность к преступлениям и коррупции; она также славится жестким и моментальным подавлением любой необоснованной критики. Без железобетонных подтверждений, вольнодумцев ждали суд, штраф, ограничение тиражей выпуска издания и даже тюремное заключение. Той же политики придерживались и его приемники.

Но сейчас глава Кабинета отказался подавать в суд на родственников. Ли Сян Лун сообщил, что его «очень печалит» внутрисемейный конфликт, и созвал на 3 июля специальную открытую сессию парламента, где четко обозначил свою позицию и заслушал вопросы парламентариев.


По словам главы правительства, отец завещал дом лично ему, но он, столкнувшись с непониманием со стороны брата и сестры, предложил передать недвижимость Ли Сян Янгу за один доллар.


Тот отказался: вместо этого он выкупил у старшего брата дом за полную рыночную цену. Тут он внезапно обнаружил, что и теперь не может исполнить волю отца и снести постройку: существует тайный комитет министров (возглавляемый заместителем Ли Сян Луна), который проинструктирован рассмотреть все варианты судьбы дома, и до его решения ничего с постройкой сделать нельзя.

По словам премьера, отец при жизни «рассматривал другие варианты» решения вопроса с домом «и готов был выслушать мнение правительства на этот счет». В любом случае, настаивал премьер-министр, в доме сейчас живет его сестра, а значит, вопрос о судьбе строения будет решаться когда-нибудь потом.

Премьер-министр Ли Сян Лун на специальных парламентских слушаниях, 3 июля 2017 года.

Что же касается намерения «основать династию», то действующий премьер, по его словам, этого не планирует: его сын не проявляет никакого желания участвовать в политике, да и сам премьер-министр скоро планирует покинуть свой пост.

Что же касается рядовых сингапурцев, то 80% таковых считают, что конфликт вообще не должен быть публичным. Еще два года назад 77% жителей острова полагали, что строение необходимо снести из уважения к воле усопшего. Вот что действительно не понравилось ряду граждан, так это нежелание Ли Сян Луна судится с братом и сестрой: по их мнению, как раз нежелание премьера безжалостно расправиться с критиками – не только яркое проявление «кумовства», но и вызывает подозрения, что клевета – не совсем клевета.

Зато прогноз тех, кто считал, что скандал может означать начало конца сингапурской политической модели, к счастью, не подтвердился. Соцопросы не зафиксировали падения популярности правящей партии, которая ныне контролирует 83 парламентских мест из 89. Кроме того семейная ссора не поколебала веру инвесторов в экономику города-государства. Так, в день публикации письма младшего брата, биржевые индексы Сингапура просели всего на 0,1%, а курс сингапурского доллара вырос. В течение последующих полутора месяцев экономические показатели оставались на прежних местах.

Скорее всего, город-государство быстро забудет об этой истории и пойдет дальше. Истории, которая лишний раз подтверждает высочайшую эффективность сконструированной Ли Куан Ю общественно-политической модели. Ведь если во всех уголках планеты единственными новостями из Сингапура является размолвка между братьями, спорящими о судьбе пусть и очень символического, но все же здания – значит, других проблем и невзгод в государстве попросту нет.

Максим Викулов

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»