Авария произошла вечером 18 октября на углу Сумской и переулка Мечникова. По данным следствия, за рулем Lexus RX 350, который после столкновения с Volkswagen Touareg врезался в пешеходов, была 20-летняя студентка ХНУ имени Каразина Елена Зайцева. Автомобиль девушки пытался на большой скорости проехать перекресток на красный свет светофора.

Кто виноват в этой ситуации, есть ли здесь ответственность власти и как обеспечить безопасность на украинских дорогах, в интервью Politeka рассказал адвокат, экс-глава Государственной пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький.

— Как оцениваете смертельное ДТП в Харькове? В частности, почему мы в очередной раз стали свидетелями того, что из-за водителя погибло столько человек?

Сергей Старенький
—  На самом деле, у многих водителей есть ощущение безнаказанности и возможности избежать наказания. На сегодняшний день у нас процедура привлечения к ответственности лиц, которые нарушили правила дорожного движения, еще  советского образца. Она не гарантирует, что виновник будет наказан.

Во-вторых, если посмотреть видео этого инцидента, возникают вопросы и ко второму водителю. Lexus выбросило на обочину. Мог ли водитель там тормозить? Нужно проводить экспертизу. Пока что нельзя однозначно сказать, кто конкретно виноват в смертях всех этих людей.

Все эти обстоятельства говорят об одном: пришло время очень серьезно пересмотреть в целом подход к правилам дорожного движения в Украине, к ответственности за их нарушения. У полиции мало рычагов для того, чтобы обосновать в суде нарушение водителя. Даже если оно зафиксировано, это не означает, что пройдет через суд.

Популярные статьи сейчас

Ротару в брюках ошеломила юностью на фото со взрослыми внуками: "Самая счастливая"

Орбакайте засветила красавца сына и заросшего Галкина на редком семейном фото: «Любимые…»

Располневшую жену Сулеймана из "Великолепного века" поймали в бикини: "Все усилия тщетны"

Бузова забыла о белье и без стыда сверкнула своими "ягодками": "Какая ты красотка"

Показать еще

В Киеве, например, суды отменяют 75% протоколов, которые водители оспаривают. Почему? Нет механизма доказательства, или же полицейский этим механизмом просто не владеет.


— Но во всех этих громких ДТП общественность видит не так пробелы в законодательстве, как безнаказанность «мажоров». И это вызывает наибольшее возмущение.

Телетайп: боится ли президент антикоррупционного майдана?

— Реакция людей понятна. Она объясняется тем, что люди не верят в ту систему правосудия, которая есть сейчас в Украине. Чувствуют себя незащищенными. Понимают, что даже если правда на их стороне, то в суде не смогут это доказать, обосновать и получить компенсацию за нарушение своих прав. Также есть серьезное админвлияние на суды, коррупционная составляющая. Даже судебные реформы, которые провозглашены (но не работают), еще раз убеждают, что защиты обычного человека в этой стране нет.

— Если государство не защищает своих граждан, то не возьмутся ли они за самосуд?

Да, сейчас есть вероятность суда Линча. Это очень серьезный вопрос. Люди, которые видят, что их государство не защищает, решают одно из двух. Первое – покидают эту страну. Второе – берут элемент правосудия в свои руки. Поэтому нельзя этот фактор недооценивать.

В 2013-м мы увидели, что произошло во Врадиевке. Сегодня тоже есть подобные случаи. Граждане не понимают, почему преступники оставляют безнаказанными. Если учесть, что в Украине очень много нелегального оружия на руках, можем прогнозировать очень серьезный рост случаев мести, расправ на месте.

— Можно ли прогнозировать, что ждет виновников ДТП в Харькове, если их оправдает суд?

— В этой истории настораживают несколько моментов. Полиция устами своих спикеров сразу обществу бросила версию, что виновница — «мажорка». Действительно, есть признаки, что девушка не из бедных. Но это сразу можно расценивать как давление на правосудие. Ведь общественное мнение формируется мгновенно – что виновата именно она. Возможно, там имеются еще какие-то другие обстоятельства, которые будут иметь серьезное значение для дела.

В этом случае играют на неуверенности людей в том, что высокопоставленный человек или человек, который имеет связи, понесет должное наказание. И небезосновательно. Ведь случаи безнаказанности были и раньше. Люди понимают, что никто не ответит. Но вспомним случай, когда полицейский стрелял на поражение в водителя БМВ в прошлом году. Его выставили героем. Поэтому я против того, когда полиция заблаговременно начинает кого-то обвинять и формировать общественное мнение. Мол, мы боремся с «мажорами», мы такие крутые. Следствие покажет.

— Еще в июле 2015-го года при Яценюке приняли закон о видеофиксации. Два года прошло. Где камеры?

— Уже давно идет разговор, что нужно обустраивать камерами перекрестки, участки дорог, которые являются аварийно опасными. Убежден, что стоит также устанавливать на автомобилях средства видеорегистрации. Это не так и дорого – 300-500 грн. Если суды будут принимать их как надлежащие доказательства, то это очень серьезно улучшит ситуацию на дорогах. Один водитель нарушит — другой, который едет за ним, может зафиксировать это. Возможно, стоит начать хотя бы с общественного транспорта, полицейских и государственных автомобилей.

Защита защитника: как Украина заботится о военнослужащих

К сожалению, сейчас полиция и государство в целом не заинтересованы или же не знают, что делать с этим валом нарушений на дорогах. Поэтому здесь должна быть серьезная политическая ответственность именно должностных лиц, которые отвечают за безопасность на дорогах.


Но представляется, что сейчас курс полиции и правоохранительной системы направлен на то, чтобы наращивать количество личного состава. Это армия, которая находится в подчинении одной политической личности. В случае полиции – Авакова. Ему выгоднее иметь под рукой сто бойцов, чем одну видеокамеру, которая все фиксирует и от которой больше толку. Это серьезно продуманная акция. Если бы было желание, то видеофиксацию давно установили бы.


— Аваков заявлял не так давно, что украинцы не готовы к установке видеофиксации.

— Просто нужно нормально нормативную базу прописать. И не будет никаких проблем.

— Это помогло бы значительно уменьшить количество правонарушений на дорогах?

— Конечно. Видеофиксация – очень эффективный инструмент. Все происходит в автоматическом режиме — нарушители получают «письма счастья». У нас почему-то пытаются привязать видеофиксацию правонарушений к номерному знаку автомобиля, которым может управлять любой. В этом якобы и есть проблема, почему не можем ввести видеофиксацию. Это все надуманное. На сегодняшний день технология видеофиксации позволяет как минимум распознать лицо водителя, который управляет автомобилем.

Кроме того, если нельзя понять, какое лицо, то в спорных случаях возможно понять, как себя вел водитель – выполнял правила или нет. А это также говорит о неотвратимости наказания.

Третье – нужно проводить нормальную регистрацию тех лиц, которые управляют автомобилем. Если человек где-то на трассе превысил скорость, то на КПП его должны остановить и составить протокол. Так же в городе: патрули, которые в онлайн режиме получили сообщение о нарушении, должны задержать водителя, а не гоняться за ним по всему городу или стрелять в него. Просто этой проблемой никто не хочет заниматься. В МВД, как я уже говорил, другие приоритеты.

— С дорог реформаторы забрали ГАИ — как коррупционный фактор. Порядка не прибавилось. Почему?

— Сейчас за это отвечает патрульная полиция. Не вижу большой между ними разницы. Единственное, что первые были более опытными и подготовленными. Собственно, из-за неумения правильно применять законодательство, к сожалению, многие водители избегают наказания.

Евгений Магда: Украинский парламентаризм как голая женщина, у которой нет никаких загадок «]Читайте также[/short_link]

— Харьковская трагедия может стать индикатором глобальных политических изменений?

— Не думаю, что это приведет к каким-либо радикальным изменениям. Лица, которые политически отвечают за безопасность на дорогах, не признают своей части вины в происходящем. Умеют только заявлять, что во всем виноваты «мажоры», а мы так стараемся.

У нас за 2016 год более 3 тыс. смертей на дорогах Украины. Это больше, чем гибнет наших бойцов в АТО. Поэтому, как только будет признание, что часть ответственности за ДТП лежит и на чиновниках, которые организовывают в стране дорожное движение (министр внутренних дел, начальник полиции, депутаты, которые должны вносить соответствующие законопроекты), тогда можем ожидать изменений. Сегодня никто своих ошибок не признает.

Романия Горбач