Дипломатия сделок и мантия Рейгана: какой будет внешняя политика Трампа

Дипломатия сделок и мантия Рейгана: какой будет внешняя политика Трампа

В минувшее воскресенье еще не приступивший к исполнению обязанностей Дональд Трамп дал интервью двум ведущим европейским изданиям – лондонской The Times и немецкой Bild. Где попытался изложить свой взгляд на внешнюю политику касательно Европы, Североатлантического альянса и отчасти России.

Континентальная Европа

В частности, 45-й президент раскритиковал канцлера ФРГ Ангелу Меркель и ее политику «открытых дверей», следствием которой уже стал невиданный миграционный кризис на всем Старом континенте.

«Я думаю, что она сделала катастрофическую ошибку, принимая всех этих нелегалов, приехавших неизвестно откуда», – заявил он.

В ответ бундесканцелерин, а также хозяин Елисейского дворца Франсуа Олланд моментально посоветовали Трампу не лезть не в свое дело: мол, мы тут не нуждаемся в советах, у нас собственные интересы и ценности, и вообще, будущее Европы в руках европейцев. В общем, обоюдный «конструктив» у Дональда Трампа с первыми лицами ЕС сложился с самого начала.

Впрочем, на что-либо иное рассчитывать было тяжело: европейские лидеры всегда критиковали Трампа. А сам миллиардер никогда не скрывал своего презрения к нынешнему руководству Евросоюза, искренне считая их политкорректыми «слабаками», а само объединение – забюрократизированным недоразумением.

На сегодняшний день шансы на хорошие отношения Брюсселя, Берлина и Парижа с новой администрацией в Вашингтоне откровенно мизерны. Вместе с тем существует очень большая вероятность налаживания отличных двухсторонних отношений между Дональдом Трампом и кем-то из победителей грядущей битвы за Елисейский дворец. И Франсуа Фийон, и Марин Ле Пен декларируют ценности, близкие новому хозяину Овального кабинета: оба откровенно недолюбливают «понаехавших», в общем, и мусульман, в частности; оба – сторонники экономической либерализации и жесткого наведения общественного порядка; оба испытывают сантименты в адрес Владимира Путина и ратуют за укрепление местных духовных скреп. А Марин Ле Пен, обещающую развалить ЕС, совсем недавно вообще видели в Нью-Йоркской резиденции Дональда Трампа. В общем, совет да любовь.

А вот шансы на потепление отношений между Вашингтоном и Берлином пока что не просматриваются. Уж слишком разные принципы и подходы движут первыми лицами Нового и Старого континентов. И уж точно не похоже, чтобы кто-либо из них уступил. Намеченные на осень этого года парламентские выборы в Германии, скорее всего, не приведут к смене власти; а раз так, Трампу и Меркель придется терпеть друг друга как минимум до 2020 года. Хотя электоральные сюрпризы вполне возможны: победа самого Трампа, Brexit, итоги праймериз французских правых – лучшее тому доказательство. Но, в случае гипотетической победы ультраправых радикалов, предсказать будущее американо-германских отношений уж точно невозможно. Равно как и судьбу самой Германии.

Неизвестно также, каковыми будут отношения новой администрации с Польшей и другими странами Восточной Европы. С одной стороны, господствующие в этой части континента консервативные ценности и отсутствие массовых миграционных потоков должны быть милы сердцу Дональда Трампа и его сподвижников. С другой – Трамп вряд ли захочет возиться с такой «мелюзгой». Тем более что господствующие в ряде стран региона антироссийские настроения могут стать препятствием к построению «конструктивных» отношений с Кремлем.

На пути к правому интернационалу?

И еще один важный момент. Одним из архитекторов внешней политики избранного президента будет его старший советник по стратегии Стивен Бэннон, известный своими ультраправыми и даже расистскими взглядами. По информации американских СМИ, среди прочего этот человек намерен курировать связь Трампа с крайне правыми движениями в Европе. Что может означать вмешательство Вашингтона во внутренние дела европейских стран и содействие в приходе к власти не самых прогрессивных сил. С другой стороны, в таком случае европейские ультраправые, обожающие Владимира Путина, получат нового кумира и новую путеводную звезду. Согласитесь, не самый плохой расклад на случай, если отношения Трампа с Путиным не заладятся.

«Братский союз англоязычных народов»: примеряя мантию Рейгана

Предшественник Трампа Барак Обама был последовательным противником выхода Великобритании из Европейского Союза. Настолько последовательным, что накануне судьбоносного июньского референдума не стеснялся агитировать против Brexit, в том числе на страницах британской прессы. Когда же население Туманного Альбиона поддержало выход их страны из объединения, Обама твердо пообещал не подписывать в обозримом будущем жизненно важное для Соединенного Королевства соглашение о зоне свободной торговли. «Британия будет в конце очереди» (на подписание договора), – сказал экс-президент.

Дональд Трамп, напротив, горячо приветствовал Brexit. В упоминаемом выше интервью, избранный президент пообещал «очень быстро» заключить взаимовыгодное двухстороннее соглашение. А буквально через день, 17 января, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй представила в парламенте план выхода страны из ЕС. Причем в речи главы Кабинета Ее Величества многие наблюдатели уловили нотки металла, присущие «железной леди» Маргарет Тэтчер. Любопытно еще и такое: Тереза Мэй направила в подарок Дональду Трампу копию послания Уинстона Черчилля к американцам в 1941 году. В свою очередь, сразу же после инаугурации Трамп распорядился поставить бюст Черчилля в Овальном кабинете. Нельзя не вспомнить, что в своей знаменитой Фултонской речи великий британец всячески подчеркивал значение особых отношений между Британским Содружеством и Соединенными Штатами, возлагая особую миссию на «братский союз англоязычных народов». Не знаем, как там другие «англоязычные народы» (похоже, Канада, Австралия и Новая Зеландия пребывают в тихом ужасе от победы Дональда Трампа), но сейчас мы явно становимся свидетелями формирования стратегического союза между Соединенными Штатами и Соединенным королевством. Сродни тому, который имел место во времена правления Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер.

О роли НАТО – с калькулятором в руках

В интервью Дональд Трамп в очередной раз раскритиковал НАТО, назвав Альянс устаревшим.

«Во-вторых, (другие) страны не финансируют его так, как должны», – отметил Трамп.

И здесь с ним тяжело поспорить. Европейские страны наслаждаются жизнью, переложив заботу о собственной безопасности на широкие плечи дядечки Сэма. Так, из всех государств-членов НАТО, необходимую сумму в 2% от ВВП на оборону тратят только пять стран: сами США, Великобритания, Греция, Польша и Эстония. Если же копнуть глубже, реальность будет еще печальнее: Великобритания, Польша и Греция достигает своих 2% за счет откровенного очковтирательства – например, включения в оборонные бюджеты расходов на социальное обеспечение семей военнослужащих.

Примечательно, что в процентом отношении Америка также выделяет на оборону больше, чем любая другая страна – 3,6%. В абсолютных числах статистика впечатлит еще больше: на долю США приходится 72% всех оборонных расходов ($611 млрд в год), на долю всех остальных, вместе взятых – 28% (чуть более $200 млрд). Наверное, высшая несправедливость – это принятие решений в Альянсе по принципу «одна страна – один голос». Если бы количество голосов было пропорционально оборонным бюджетам, Франция и Германия не смогли бы блокировать предоставление Плана действий по предоставлению членства Украине и Грузии на саммите в Бухаресте в 2008 году. Глядишь, и история сложилась бы иначе. Так что таки да, Альянс нуждается в реформировании.

Россия: неудачная дипломатия сделок

Говоря о России, Трамп осудил интервенцию в Сирии, а также заявил о готовности предложить российскому президенту Владимиру Путину снятие санкций в обмен на сокращение ядерных арсеналов.

«Против России введены санкции – давайте посмотрим, нельзя ли добиться хороших договоренностей с Россией, – цитирует Трампа Times. – Для начала, я считаю, что ядерное оружие надо сокращать, и сокращать очень существенно, это могло бы быть составной частью этого процесса. Однако Россия сейчас сильно страдает из-за санкций, а я думаю, что может произойти нечто такое, от чего много людей выиграют».

Такое предложение вполне укладывается в «дипломатию сделок», которую явно и намерен практиковать новый глава Белого дома. Плевать, что санкции были введены в ответ на конкретные агрессивные действия РФ; плевать, что Москва и не думает отказываться от своего неадекватного поведения. «Если за снятие санкций можно что-нибудь выторговать, то почему бы и нет», – судя по всему, так и представляет себе геополитику президент-бизнесмен.

С другой стороны то, что с таким недоумением восприняли в Киеве (да и многие в Вашингтоне), не менее энергично отвергли в Москве. Что неудивительно, ибо внушительный ядерный потенциал – единственное, что еще делает Россию неким подобием глобального игрока. Ибо по всем прочим критериям Российская Федерация, уступающая по уровню ВВП Австралии и Южной Корее, а по численности населения – Нигерии и Бангладеш, может претендовать лишь на статус игрока регионального, не более того. Вырвать у Кремля ядерные зубы означает лишить РФ статуса сверхдержавы. И поэтому Путину легче убраться с Донбасса, чем пойти на сокращение ядерных арсеналов.

Земля обетованная

«Держись, Израиль, 20 января стремительно приближается», – так Дональд Трамп прокомментировал принятие резолюции Совбеза ООН, осуждающую строительство поселений на Западном берегу реки Иордан и в Восточном Иерусалиме.

Избранный президент обещает всячески поддерживать основного союзника США на Ближнем востоке. Одним из проявлений такой поддержки должно стать перенесение диппредставительства Соединенных Штатов из Тель-Авива в Иерусалим. Дело в том, что Израиль сам считает своей столицей Вечный город, но не находит поддержки в ООН: международное сообщество считает часть Иерусалима оккупированной палестинской территорией. Центральные органы власти государства Израиль находятся в Иерусалиме, а абсолютное большинство дипломатических миссий – в Тель-Авиве; перенос американского посольства будет иметь огромное символическое значение. Похоже, в отношениях администрации Дональда Трампа и правительства Биньямина Нитаньяху намечается золотой век. А вот врагам еврейского государства (прежде всего Ирану) откровенно не позавидуешь.

США и Китай: меняемся местами?

Если важнейшим союзником Вашингтона в Европе пришедшая к власти администрация определила Великобританию, а на Ближнем востоке – Израиль, то в Азиатско-Тихоокеанском регионе таковым считается Южная Корея. Под вопросом также Япония. А вот главным противником уже стал Китай, обвиненный Дональдом Трампом и в «воровстве» американских рабочих мест, и в несправедливом присвоении всех бенефитов от мировой торговли.

По сути конфликт между Вашингтоном и Пекином (который уже стартовал) имеет не только экономическое, но и идеологическое измерение. Первым указом президента Трампа стало решение о выходе Соединенных Штатов из Транстихоокеанского партнерства – крупнейшей зоны свободной торговли в истории человечества, объединяющей 12 ведущих экономик по обе стороны Тихого океана. Параллельно с этим Дональд Трамп угрожает разорвать и соглашение NAFTA – договор о зоне свободной торговли между США, Канадой и Мексикой. Страна, породившая современную глобализацию, на наших глазах превращается в ее могильщика; мировая экономика стремительно закрывается.

В это же время руководитель Китая Си Цзиньпин, находясь на Всемирном экономическом форуме в Давосе, произнес речь в защиту глобальной экономики и свободной торговли. Его слова прозвучали очень контрастно к жалобам Дональда Трампа.

«Если выступление Си Цзиньпина перед давосским клубом экономических и политических элит – это индикатор того, что нас ждет в 2017 году, то Китай может стать самым сильным голосом, который провозглашает социальную и экономическую пользу от глобализации, приглашая страны присоединяться к договорам о свободной торговле, инвестируя в развивающиеся страны, чтобы они получили доступ к рынкам», – пишет член авторитетного исследовательского центра The Brookings Institution Бессма Момани.

В целом же, можно в который раз повторить об отсутствии у Дональда Трампа глобального видения международной политики и цельной стратегии. 45-й глава Белого видит мир не как одну большую шахматную доску, а как много мелких фрагментов. Соответственно, единая стратегия рискует уступить место хаотическому набору двухсторонних отношений.

Такой подход будет диктовать новый импровизационный стиль внешней политики США, характерными чертами которого станут высокий динамизм и непредсказуемость. Хотя утрата предсказуемости – отличительная черта нашего времени.

Бизнес-подход Трампа в ряде моментов может выполнить положительную функцию. В самом деле, глубоко несправедливо пользоваться американским зонтиком безопасности за американский же счет и при этом еще постоянно критиковать внешнеполитические и внешнеэкономические подходы Вашингтона (известно, что антиамериканизм широко распространен в западной Европе – и среди населения, и среди политических элит). С другой стороны, деловой подход не всегда хорош по отношению к людям наподобие Владимира Путина – цивилизованный бизнесмен зачастую вынужден отступать перед напором отмороженного хулигана. Поймет ли (и как скоро) Дональд Трамп, что «дипломатию сделок» порой нужно подкреплять дипломатией силы – вопрос, от ответа на который зависит, в том числе, и наше с вами будущее.

Максим Викулов

Фото: © REUTERS/Carlo Allegri

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов