Вернуть или отвоевать? Когда Донбасс снова станет украинским

Вернуть или отвоевать? Когда Донбасс снова станет украинским

Об этом громогласно заявили Арсен Аваков, министр внутренних дел, и Вадим Черныш, который возглавляет Министерство по вопросам временно оккупированных территорий. Заместитель Черныша Георгий Тука даже уточнил, что процесс освобождения может начаться осенью. Politeka проанализировала посильна ли эта задача для Украины и не станут ли заявления очередным примером популизма украинских политиков.

Президент войны

По мнению Арсена Авакова, ключевой задачей украинских пограничников в этом году является готовность к деоккупации Донбасса и их выход на украинскую границу с Россией.

«Это не мое пропагандистское высказывание или какая-то идея-фикс, — заявил он. — Это реальность, с которой вам (пограничникам, — ред.) придется вскоре столкнуться. Сначала это будет Донбасс, а позже — Крым. Этим процессом будут заниматься полицейские, гвардейцы, органы юстиции, но первыми отправятся пограничники».

По словам Авакова, освобождение оккупированного Донбасса не будет долгосрочной миссией, ведь обеспечить контроль над государственной границей нужно будет в течение двух недель.

Георгий Тука сказал, что, по оценкам Генштаба, освобождение Донбасса займет 3-4 месяца. И если Россия из-за своих экономических проблем и западных санкций прекратит финансирование боевиков, из рядов так называемых армий «Л/ДНР» они начнут выходить сами. Этот процесс должен начаться уже осенью. О падении боевого духа и деморализации уже сейчас свидетельствуют радиоперехваты украинской армии.

«Эти так называемые «ополченцы» думали, что там будет Россия, но теперь понимают, что никакой России там не будет. А они же думают о своем будущем, которое может очень круто измениться в ближайшие полтора года, — говорит журналист и фотограф Сергей Лойко, который написал роман об украинских «киборгах» «Аэропорт». — Но я не думаю, что Россия отдаст Донбасс. Возможно, она готова к каким-то переговорам. Хотя с Путиным невозможно о чем-то договариваться, потому что он просто не держит слово. Процесс освобождения Донбасса начнется лишь тогда, когда он уйдет. Тогда и зачистки никакой проводить не надо будет — все рассосется само собой».

Поддерживает Лойко и российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр: нельзя говорить об освобождении Донбасса, пока в РФ при власти режим Путина.

«Россия до сих пор не изменила своих планов относительно Украины, — считает эксперт. — Она до сих пор не поддерживает какую-либо интеграцию Украины с Западом. И российские дивизии на Донбассе — гарантия, что этого не будет. Поэтому нельзя ожидать, что Россия уйдет с Донбасса и предоставит Украине свободный план действий».

Между реальностью и популизмом

«Если государственные чиновники уровня министра или замминистра делают такие заявления (о возвращении оккупированного Донбасса, — ред.), значит, наверное, владеют определенной информацией, которая позволяет такие заявления делать, — предполагает волонтер и участник АТО Мирослав Гай. — Мне лично сложно понять, на чем они базируются. Давайте рассмотрим три варианта, как Донбасс может снова стать украинским».

Первым вариантом Гай называет военное освобождение оккупированной территории. Но, чтобы освободить города такого типа, как Донецк или Луганск, нужно проводить полномасштабную военную операцию, вроде российской в Грозном.

«А это недопустимо, потому что мы не можем так поступать в отношении своего населения, — объясняет волонтер. – Из-за этого, собственно, и была тягомотина с долгим освобождением Славянска. Почему не могли освободить, когда его держали только 150 боевиков? Потому что полноценная военная операция против полутора сотен боевиков требует разрушения города. Иначе будет гибнуть личный состав. Поэтому этот вариант отбрасываем».

По мнению Гая, вторым вариантом освобождения Донбасса является то, что россияне покинут местность сами. Но, в таком случае, не исключена договоренность между Украиной и Россией, о которой общество не знает.

«Такой вариант в нашей ситуации тоже возможен. Но у меня вопрос: что мы отдаем взамен? – рассуждает собеседник. — Потому что я никогда не поверю, что русские освободят Донбасс просто так».

Третий вариант: возможно, украинцы не владеют информацией относительно экономической ситуации в РФ или же не знают дальнейших действий наших иностранных партнеров, вроде санкций. Не исключает Гай и еще одно объяснение: заявления были банальным политическим популизмом.

«Но я не берусь критиковать эти заявления, потому что такие государственные чиновники, как министры и их заместители, стопроцентно владеют большей информацией, чем мы с вами, простые смертные, — замечает Гай. — Тогда у меня возникают другие вопросы. А что сделано, чтобы интегрировать население, которое живет на Донбассе? Что сделано, чтобы не допустить на тех территориях гуманитарной катастрофы? Как и когда состоится передача государственных границ, каким образом будет вывезена оттуда техника, которая принадлежит РФ и которой там просто огромное количество? Ее же сгоняли на Донбасс три года, этой техники там сейчас больше, чем у Германии и стран Балтии вместе взятых. Какие кампании проводятся, в частности по психологической интеграции жителей оккупированных территорий? Эта деоккупация касается только оккупированной части Донбасса или Крыма тоже? Если касается Крыма, тогда возникает вопрос, а куда оттуда денется российская база? Что делать с тысячами боевиков? Вот на эти вопросы нет ответов. И если уж министры делают заявления о деоккупации за год, а у нас уже три года война с тысячами погибших, то каким образом такое чудо может произойти? Желательно, чтобы на эти вопросы звучали и ответы».

Однако официального плана по деоккупации Донбасса и Крыма не существует до сих пор. В правительстве говорят только о черновом, который предусматривает мирный путь освобождения. Две недели назад правительство утвердило лишь План действий украинской власти на неподконтрольных территориях. Помимо предоставления различной помощи, от психологической до социальной, власти должны «не допускать любых действий, направленных на легитимацию незаконных вооруженных формирований или террористических организаций, находящихся на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». О самой деоккупации именно в этом году, с указанием дат и сроков — ни слова.

Год назад президент Порошенко, расставляя приоритеты, говорил, что «прежде всего это обеспечение мира и возвращение Донбасса под контроль Украины». По его словам, это должно было произойти еще до конца 2016 года.

Катя Гаврилюк

Фото Reuters

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов