Преемник Каримова: Узбекистан пытается жить по-новому

Преемник Каримова: Узбекистан пытается жить по-новому

Узбекистан при предыдущем президенте Исламе Каримове не мог похвастаться хорошими отношениями со своими соседями. Более того, очень часто они становились настолько острыми, что вполне могли разгореться вооруженными столкновениями. Добавим к этому, мягко говоря, непростую границу Узбекистана с Афганистаном и постоянную угрозу со стороны исламистских террористических групп.

Понятно, что наиболее дальновидные представители правящего узбекского класса давно понимали тупиковость опоры на силу и принуждение, а также натянутых отношений с соседями.

Узбекистан — богатая полезными ископаемыми страна, но серьезно отстающая в развитии от соседнего Казахстана. Это еще один важный аргумент в пользу пересмотра как внутренней, так и внешней политики.

Дом для беженцев и сближение с ЕБРР

В Узбекистане по указу президента Шавката Мирзияева в рамках реформирования его администрации создается служба по политико-правовым вопросам. Ей поручено разработать программу по регулированию предоставления политического убежища. Страна, по замыслу президента, должна стать домом для беженцев.

В 1990-х гг. в Узбекистане принимали беженцев из Афганистана, а также этнических узбеков, бежавших от гражданской войны в Таджикистане. Многие до сих пор не имеют узбекского гражданства, и теперь у них появилась надежда его приобрести легальным путем.


Этот шаг вполне логично укладывается в общее изменение внешней политики Ташкента. Большая и самая густонаселенная страна Центральной Азии демонстрирует готовность занять более весомое положение в системе международных отношений в первую очередь в регионе. И не только. В случае успеха есть все основания полагать, что голос Узбекистана будет услышан гораздо дальше.


В отличие от других лидеров, получивших власть на постсоветском пространстве, Шавкат Мирзияев не поспешил в Москву, Пекин либо Тегеран, а занялся урегулированием отношений с соседями. Свой первый заграничный визит в начале месяца он сделал в Туркмению.

Выбор далеко не случайный. У двух стран глубокие экономические связи и совместные инфраструктурные проекты. В декабре 2009 года был введен эксплуатацию газопровод в Китай, часть которого проходит по территории Узбекистана.

китай_узбекистан
Совместный китайско-узбекский инфраструктурный проект: железная дорогая, соединяющая Ферганскую долину с остальной частью Узбекистана

Визит начался с церемонии сдачи в эксплуатацию в Туркменабаде (бывший Чарджоу) железнодорожного и автомобильного мостов через Амударью – составных частей транспортного коридора Центральная Азия — Средний Восток (Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман). После переговоров в расширенном составе делегаций был подписан Договор о стратегическом сотрудничестве.

Не последнее место в переговорах в Ашхабаде заняли вопросы безопасности. Туркменским пограничникам все труднее сдерживать проникновение террористических групп через границу. В противодействии этой угрозе может помочь Ташкент. Узбекская армия и спецслужбы считаются самыми сильными и боеспособными в регионе. Купирование террористических угроз в Туркмении положительно скажется и на состоянии узбекско-афганской границе. И это тоже сильный движущий мотив для Шавката Мирзияева помочь соседям.

Интересно, что из Ашхабада узбекский лидер в присутствии президента Туркмении говорил по телефону с главой Таджикистана Эмомоли Рахмоном. Это должно было подчеркнуть набирающую силу тенденцию в узбекской политике. Дело в том, что именно с Душанбе у Ташкента больше всего проблем. От пограничных до экономических и энергетических. В том числе, и по регулированию стока рек Вахш, Пяндж и Аму-Дарьи в связи с планами строительства ГЭС на них. Достаточно сказать, что между странами нет железнодорожного и авиационного сообщения. И это проблема, упирающаяся не только в международные аспекты, но внутренние узбекские.

Следующий визит Шавкат Мирзияев нанес в Казахстан. Здесь в первую очередь шла речь об активизации экономического сотрудничества и взаимной торговли. Сейчас товарооборот между странами составляет $2 млрд, стороны собираются довести его до $5 млрд в год. Это будет не так сложно сделать, так как между странами нет сложностей, решены проблемы пограничных рек и сходный подход к проблемам безопасности.

Несмотря на отсутствие проблемных вопросов в отношениях двух стран, в Астане с некоторой настороженностью относятся к попыткам Ташкента восстановить свои отношения с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР).

Как результат таких усилий в столицу Узбекистана после длительного перерыва прибыла делегация ЕБРР во главе с президентом Сумой Чакрабарти. На встрече с президентом Шавкатом Мирзияевым он обсудил перспективы сотрудничества и расширение присутствия банка в стране.

По новой Стратегии развития на 2017-2021 гг., принятой в Узбекистане в начале нынешнего года, намечено увеличение до 2030 года объема ВВП более чем в два раза. Для этого планируется реализовать 657 инвестиционных проектов общей стоимостью около $40 млрд, создать новые свободные экономические зоны, продолжать крупную программу импортозамещения и развивать крупные инфраструктурные проекты.

В Казахстане внимательно наблюдают за такой активностью соседей, так как полагают, что это обострит конкуренцию за рынки и инвестиции. Так, министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов заявил на форуме CFO Summit 2017, что «укрепление региональных позиций Узбекистана может привести к смене экономического гегемона в Центрально-Азиатском регионе». Обозначая внешние риски, угрожающие Казахстану, министр обратил внимание на либерализирующийся Узбекистан. Он считает эту страну обладающей большими возможностями, которые пока сложно определить из-за формирующегося политического курса.

«Тем не менее это (укрепление Узбекистана, — авт.) будет определенным вызовом для нас. Мы привыкли к тому – и, я думаю, с большой долей объективности можно сказать, – что Казахстан – региональный гегемон. Сейчас это может поменяться, я подразумеваю экономического гегемона».

Таким образом, новая внутренняя и внешняя политика Узбекистана способна существенно поменять расстановку сил в Центральной Азии и это предмет особого внимания не только соседних стран, а также Москвы, Пекина и более дальних соседей от Токио до Дели и Исламабада, Тегерана и Анкары.

Обострение на вершине

После смерти Ислама Каримова говорили о так называемом властном триумвирате на вершине из Мирзияева, ставшего президентом, главы Службы национальной безопасности (СНБ) Рустама Иноятова и вице-премьера Рустама Азимова.

В конкретных условиях Центральной Азии такая властная конструкция не могла быть прочной. Ее функционирование возможно только ограниченное время. Как говорится, не прошло и полгода, проблемы не только появились, но все больше прорываются наружу.

Первым начал терять темп карьерного роста вице-премьер Азимов. Хотя Турция пригласила Мирзияева, в Анкару был отправлен именно Азимов как знак того, что это внешнеполитическое направление в Ташкенте не считается перспективным.

С Иноятовым проблема более сложная. Противостояние находит свое выражение, на первый взгляд, в не связанных событиях. Как сообщает Reuters, недовольство главы СНБ вызвало намерение развивать сотрудничество с ЕБРР.

Иноятов и его подчиненные контролируют основную часть валютных потоков в стране и, в первую очередь, черный рынок. Формально обмен валюты с рук категорически запрещен, но на каждом базаре менялы обменяют любое количество валюты и по курсу, в два раза превышающий официальный. Интересно, что случаи обмана крайне редки. Так обменивают валюту, поступающую от гастарбайтеров, а это 12% ВВП страны. Понятно, что Иноятов и его окружение чувствуют угрозу своему благополучию и положению, исходящую от прихода ЕБРР в страну. Предлагаемая банком валютная реформа им крайне невыгодна.

Следующая проблема — кадровая. Президент назначил бывшего главу МВД Закира Алматова председателем Государственной антикоррупционной комиссии, а спустя некоторое время подписал новый закон о противодействии коррупции. Учитывая давнее противостояние Алматова и Иноятова, при этом первый получает серьезные полномочия, характер назначения очевиден. Добавим и клановые различия. Алматов представляет самаркандский клан, а Иноятов — ташкентский. В условиях Узбекистана это очень важно.

Дальше — больше. Министром МВД назначен Абдусалом Азизов — креатура Алматова. И это новый шаг к укреплению позиций президента в противостоянии с чекистами.

иноятов
Рустам Иноятов

Очередной удар последовал сразу же. Был уволен первый заместитель Иноятова генерал Шухрат Гулямов. Его Иноятов рассматривал как своего преемника на пост главы СНБ. Однако президент решил избавиться от амбициозного генерала.

Однако влияние Иноятова еще велико. Именно он настоял на отмене распоряжения президента об аннулировании виз для туристов из 15 стран. Безвизовый режим по настоянию шефа СНБ отложен до 2021 года из-за угрозы терроризма.

По аналогичным причинам и тоже с подачи Иноятова в последний момент было отложено возобновление воздушного сообщения между Душанбе и Ташкентом.

В узбекской столице ходят слухи, что Мирзияев отказался от Службы безопасности президента, входящей в структуру СНБ, уволил полторы сотни ее сотрудников и разругал подчиненных Иноятова за то, что те в поисках наживы показывают свои удостоверения даже торговцам семечками. Конечно, дело не в защите мелких торговцев, а в набирающем силу конфликте президента и главного чекиста. Это и понятно, так как two dogs over one bone seldom agree — две собаки об одной кости редко договариваются. Найдется не так много тех, кто захочет делиться властью.

При Каримове Узбекистан был практически тоталитарным государством. Теперь Шавкат Мирзияев решил пойти по пути Назарбаева. Некоторая либерализация нисколько не помешает ему единолично править страной, но обеспечит совсем другой имидж. Именно в этом суть так называемых реформ и изменений. Насколько это получится, сказать трудно. Демократия в Центральной Азии приживается с большими трудностями.

Юрий Райхель

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»