Болевые точки: Какая поместная церковь нам нужна?

Болевые точки: Какая поместная церковь нам нужна?

Для начала, сложно понять, чего здесь особо праздничного. Во времена Христовы святой Иоанн Предтеча крестил народ Израилев по доброй воле и согласию. Каждый, кто ощущал стремление к духовному очищению, в том числе, и Сын Божий, самостоятельно отправлялись на Иордан, дабы пройти упомянутую процедуру.

А вот святой князь Владимир из побуждений, где духовность вряд ли была преобладающей, выбрал религию для всего народа (смахивает на то, как один президент единолично решал, куда вступать — в ЕС или в ТС). А потом князь «огнем и мечом» загнал отчаянно сопротивляющихся язычников в Днепр и христианство. Теперь, оказывается, праздник…

Но при всей недемократичности процедуры это означало выбор цивилизационного пути. Киевская Русь не шла в Европу. Киевская Русь Европой стала — с правами и обязанностями ремесленных сословий, воинов и землепашцев, и даже влиянием на княжескую власть через вече.

Но после присоединения Киевской митрополии Константинопольского Патриархата под начало Московского Патриархата в 1688 году, а также церковных реформ Петра Первого возникло то, что я называю «кремлевским православием». Именно ему принадлежит людоедская концепция «русского мира», предполагающая насильственное «воссоединение единого народа» под эгидой Москвы. «Кремлевское православие» выступило не только идеологом, но и непосредственным пропагандистом этой мракобесной идеи. А усилиями отдельных, совсем потерявших берега, церковнослужителей — даже практическим пособником сепаратизма и терроризма (мы помним, как священники благословляли маньяка И.Стрелкова и его боевиков на «ратные подвиги против бендеровцев»).


Надо четко и однозначно уяснить (а также развесить на билбордах, крутить по ТВ) принципиальную вещь: свободная и процветающая Украина не состоится до тех пор, пока на нашей территории вольготно действует передовой пропагандистский отряд, не слишком тщательно маскирующийся под христианскую церковь.


Это опаснее базы Черноморского флота России в нашем Крыму. Это духовный Чернобыль, который невидимо, но неустанно убивает ростки украинской государственности и духовности.

Особо хочу подчеркнуть принципиальный момент: не о том речь, чтобы бюрократическими усилиями упразднить Московский Патриархат, заменить его на Киевский, как-то порешать со Вселенским Патриархом — и проблема рассосется. Нет, все и сложнее, и проще, ибо имеем проблему не административную, а сущностную и отчасти сакральную.

Это, слава Богу, вроде бы понимает и Петр Порошенко, который при заходе на президентский пост включил создание самостоятельной украинской церкви в число трех исторических задач — мир на Донбассе, вступление в ЕС, поместная церковь — решение которых должно обеспечить ему почетную страницу в учебниках. А может, просто не доходят руки: забот-то сколько — даровать гражданство, отбирать гражданство, намаешься тут…

Главная беда церкви и ее паствы в Украине в том, что размыт, искажен, извращен главный смысл христианства.

Если отбросить клерикальное, и сосредоточиться на общечеловеческом гуманистическом содержании, то учение Христа базируется на нескольких основных постулатах-заповедях: любви к ближнему, ненасилию, нестяжательству, честности. И вот эти священные постулаты лицемерно отброшены в «кремлевском православии».

Какая любовь к ближнему, какой отказ от насилия, если российские подстрекатели в рясах призывают к «крестовому походу» против Украины, благословляют «добровольцев-убийц», освящают оружие для убийства. Все это при явном попустительстве, если не сказать поддержке, высшего руководства РПЦ. То есть, даже сохранением постного лица не особо заморачиваются.

В УПЦ МП все эта агрессия и жажда убийства, разумеется, изрядно демпфированы. Но и здесь хватает церковнослужителей, которые открыто отрицают государственность Украины, бубнят о «едином народе и братоубийственной войне», называют Революцию Достоинства «карой небесной», и заходятся от ненависти к Штатам. То есть, скрупулезно озвучивают весь кремлевский псалтырь гибридной войны. Причем, делают это в доверительном общении с верующими, порой, во время таинства исповеди.

крестный ход 2017
Крестный ход в Киеве, июль 2017 г.

Какое это все имеет отношение к религиозным делам и свободе совести? Такая деятельность скорее проходит по ведомству СБУ.

Но пропаганда действует лишь на тех, кто расположен к ней внутренне. А вот то, что для множества священнослужителей их деятельность давно стала лишь хорошо оплачиваемой работой, видят все. Да, не служением Небесам, а службой сродни чиновничьей — с почитанием начальства, карьерными интригами, хлебными должностями, крутыми авто и шикарными усадьбами.

Эта короста материального благополучия поразила все конфессии, хотя УПЦ МП традиционно лидирует. И наблюдая роскошь своих пастырей, то как они по-свойски, деловито находят общий язык, что с представителями коррумпированной власти, что с откровенным криминалитетом, и паства начинает воспринимать неправедное обогащение как норму. У нее сбивается правильная система координат.


Украине для очищения и обновления и, соответственно, для прыжка в цивилизованное мировое сообщество, катастрофически не хватает моральных авторитетов.


Про политиков в этом смысле и говорить неловко, они наоборот — общественные аллергены. Силовики — аналогично. Образование и здравоохранение погрязли в бытовой коррупции. Деятели искусства в большинстве своем вызывают больше негодования, чем доверия. Армия в авторитете, но воспитатель общества из нее специфический.

В успешных странах роль морального стержня выполняет именно церковь. Успешная трансформация из постсоветского состояния, например, Польши и Прибалтики, без активной моральной позиции церкви была бы невозможна. А мы в этой роли держим надутых «заробитчан», изрядная часть которых еще и занимается против нас пропагандистскими диверсиями.

Украина — светское государство. Оно не имеет права вмешиваться в дела церковные, да и толку от такого вмешательства будет, как от молитвы фарисея. Но держава просто обязана контролировать вопросы экономики.

Убежден, что необходимо разобраться с коммерческой стороной деятельности наших церквей — всех конфессий без исключения! Очень интересно, какие налоги платятся, например, с пожертвований прихожан, и платятся ли вообще. Что с налогом на землю под церковные сооружения, и как в целом обстоит с выделением такой земли — весьма коррупционная тема, между прочим. Разобраться с побочными промыслами церквей, которые, помимо прочего, почему-то включают в себя привоз из-за рубежа дорогих автомашин и других предметов роскоши.

И на законодательном уровне лишить все конфессии абсолютно всех незаслуженных экономических привилегий, которых множество есть. При этом, конечно же, пресечь любые экономические взаимоотношения с заграничными метрополиями, с Москвой, в первую очередь.

Если изгнать торговцев из Храма, то есть, убрать возможность быстрого обогащения, то церковь быстро покинут всякие приспособленцы и прихлебатели, а останутся только те, кто посвятил свою жизнь обретению Царства Божия. А такие в украинском православии есть, остались еще настоящие подвижники, монахи и монахини, сельские батюшки, для которых Нагорная проповедь — не схоластический текст: прочитал и забыл.

Вот они-то, не задумываясь о распределении финансовых церковных потоков, наверняка смогут договориться об объединении и создании Украинской Поместной церкви. И такую церковь, куда войдут лучшие представители всех православных конфессий (а может, и не только?), охотно признают в Константинополе. И цикл Крещения Киевской Руси наконец замкнется.

Такая очищенная украинская церковь сможет стать искомым моральным ориентиром для разуверившегося общества. И, будучи независимой от подачек власти, сможет возвысить свой голос против мирских владык, против коррупции, заработков на крови и прочих пороков, сопутствующих власти.

Не уверен, что именно такую — подвижническую и непреклонную — имел в виду Президент Порошенко, говоря по случаю праздника о создании поместной церкви. Но Украине иная не нужна.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Politeka

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»