Отношения Великобритании с Китаем стремительно меняются. Особенно заметно это было месяц назад, когда председатель КНР Си Цзиньпин приехал в Объединенное Королевство с четырехдневным визитом. Главного китайского коммуниста встречали по-королевски: тут тебе и парад Конной гвардии, и право адресовать речь обеим палатам британского парламента, и церемониальный проезд к Букингемскому дворцу в роскошной карете. С китайским лидером встречался даже глава оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин. Вынужден был принять гостя из Поднебесной и принц Чарльз, поддерживающий Далай-ламу. Все это не просто так – очевидно, что Лондон сильно рассчитывал на тот визит. Сам же Си Цзиньпин получил возможность послать мощный сигнал китайскому народу. Смотрите, мол, как меня принимают. Как императора – не коммуниста. А значит, и Китай – новая империя.

Продаюсь. Дорого!

Британские чиновники не отрицают, что на сотрудничество с Китаем возлагают большие надежды. Поэтому темы Тибета и нарушения прав человека не поднимаются. Зато вовсю заключаются новые контракты. В Европе больше с КНР торгует только Германия: товарооборот в $80 млрд у Лондона против $150 млрд у Берлина. Последние три года количество китайских инвестиций в Великобританию росло в среднем на 71,7% в год. А вот Китай для Туманного Альбиона представляет только шестой по объему экспортный рынок с 3,6% продаваемых товаров и услуг. Поэтому и торговое сальдо c Пекином у Лондона худшее в числе пяти крупнейших экономик Европы – около -36%.

Китайские реверансы Таиланда

Вскоре начнется строительство противоречивого и в то же время флагманского для этих отношений проекта – АЭС нового поколения Hinkley Point C в графстве Сомерсет за $28 млрд. Китай на треть профинансирует ее строительство. Большинство рабочих мест на ней, как говорят представители подрядчика EDF Energy, получат британцы. Ожидается, что предприятие начнет работать в 2025 году и будет обеспечивать потребности Великобритании в электричестве на 7%. Взамен китайцы получили право построить свой завод в Эссексе. Как пишет The Guardian, самое время для таких сделок, ведь Великобритании для модернизации энергетической инфраструктуры и введения новой – с низким выбросом углерода – необходимо найти более $150 млрд.

Примерно та же ситуация с железнодорожными путями и автомагистралями, которые тоже нужно обновлять. Только в одну скоростную железную дорогу с севера страны в Лондон Китай вложит $17 млрд. По сути, это первый случай, когда такие проекты реализуются Пекином не где-то в Африке, а в развитой стране Европы. Китай помогает британцам модернизировать транспортное сообщение, но сам явно рассчитывает использовать его в будущем для торговли с Объединенным Королевством. Для Лондона это, скорее всего, контракты на перспективу. Великобритания в транспортно-инфраструктурном Экономическом поясе Шелкового пути (ЭПШП) будет одной из конечных точек. Хотя странно, конечно, пока говорить о каких-либо дивидендах от этого проекта, если в ближайшие годы проложить путь из-за ситуации на Ближнем Востоке будет невозможно. Китай же надеется за десять лет заработать на ЭПШП $2,6 трлн.

Популярные статьи сейчас

Найдены тела звезды рок-группы и ее мамы: "сидели в ванной", подробности таинственной трагедии

Не только Диана и Камилла: фото любовниц принца Чарльза облетели сеть, одна краше другой

Слуги народа избавятся от беременной Скороход после рыданий в Раде, Арахамия в бешенстве: подробности скандала

Никитюк задрала одежду и сверкнула упругими формами: "Какая лучше?"

Показать еще

Еще одно направление для партнерства – нефтегазовые проекты. BP сотрудничает с государственной CNPC (China National Petroleum Corporation) не первый год: с 2009 года вместе они разрабатывают второе в мире по запасам месторождение нефти – Румейла в Ираке. В Лондоне рассчитывают не только на совместные проекты в Западной Африке и на Ближнем Востоке, о чем пишет Financial Times, но и на сам Китай. Только в 2014 году BP потратили на геологоразведку в КНР $112 млн. Согласно отчету компании, к 2035 году Китай будет крупнейшим потребителем нефти и вторым в мире импортером сжиженного природного газа. Поэтому в прошлом году был подписан 20-летний контракт с China National Offshore Oil Corp на поставки СПГ с 2019 года. Англичане также присматриваются к месторождению Yacheng в Южно-Китайском море.

Китайские структуры серьезно инвестируют в недвижимость. Компания Dalian Wanda построит в центре Лондона парочку фешенебельных высоток – Nine Elms. А проект делового района в Доке короля Альберта (Royal Albert Dock) китайской Advanced Business Park позволит создать 30 тыс. рабочих мест. И это только пара контрактов такого характера. Всего во время октябрьского визита стороны подписали контрактов на сумму свыше $60 млрд.

Кому нужнее

Мир непримиримых: как будут развиваться отношения Китая, Японии и Южной Кореи

Пекин уверяет, что, несмотря на последствия краха на финансовом рынке, экономика чувствует себя стабильно. Прогнозы аналитиков не столь оптимистичны. Си Цзиньпин говорит о стабильном росте ВВП в 6-7%. Экономисты же думают, что упасть показатель может до 4%. То же самое с безработицей – с 4% рискует подняться до 10%. Сейчас Китай пытается справиться с переизбытком мощностей. По официальным данным, заводы тяжелой промышленности (сталелитейный, угольный и строительный секторы) могут производить на 30% больше, чем позволяет спрос. И это влияет в т. ч. на Великобританию. Из-за девальвации юаня, которую ранее провел китайский Центробанк, резко снизилась стоимость стали из КНР на мировом рынке. За этим последовали массовые увольнения на британских сталелитейных предприятиях. Эта тема – еще одно табу для обеих стран.

Отношения с Лондоном стали подспорьем для китайской финансовой системы. В октябре на Лондонской бирже разместили китайских долговых бумаг на 30 млрд юаней ($4,5 млрд).  А летом Bank of China первым среди азиатских игроков стал участвовать в так называемом золотом фиксинге. Так называют ежедневный процесс формирования цены на золото на лондонском межбанке, определяющий мировые цены на этот драгоценный металл.

Британцы одними из первых присвоили юаню статус резервной валюты в своей стране. В прошлом году резерв составил более 20 млрд юаней ($3,14 млрд), что на 37% больше, чем годом ранее. Пока юань не входит в корзину валют МВФ, но если верить сообщениям СМИ, Лондон активно лоббирует этот вопрос. Хотя, конечно, пока в такое решение Международного валютного фонда поверить сложно – Deutsche Bank и британский банк HSBC прогнозируют, что это случится к 2020-му. Говорить, что подобные шаги могут поставить под угрозу валютную гегемонию доллара, не приходится, но Пекину они уж точно помогают укрепить юань. К тому же из-за глобализации мировой финансовой системы и статуса Китая как важнейшего в мире покупателя сырья падение экономики КНР не нужно ни Великобритании, ни Вашингтону, ни всему остальному миру.

Два стула для Лондона

США и Китай бряцают оружием: почему пора учить карту Тихого океана

Соединенные Штаты Америки, торговый партнер Китая номер один, не меньше Великобритании заинтересованы в растущем Китае. Но растущем экономически, без агрессивных политических выпадов. Пекин же объединяет в данный момент стратегию с виду мягкой экономической экспансии во всех направлениях с экспансией политической. И это не может нравиться Вашингтону. Отношения США с Великобританией потому и крепки, что долгое время преследуют схожие цели. Но сближение Лондона с Пекином, хотя оно пока и носит только торгово-финансовый характер, должно быть, вызвало беспокойство администрации Барака Обамы. Но в отличие от марта этого года, когда Великобритания вступила в созданный Китаем Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, на этот раз Белый дом удержался от комментариев. Одна из главных проблем на повестке дня – медленная, но уверенная работа Пекина по захвату Южно-Китайского моря. Лондон же этот вопрос просто игнорирует. Союзнические отношения Великобритании и США никто не отменял, но политики с Даунинг-стрит рискуют оказаться в положении Австралии, которая экономически завязана на Китае, а военно-политически – на США. Когда вовсю говорят о возможности военного конфликта между Вашингтоном и Пекином, Си Цзиньпин просит британцев быть главным адвокатом его страны на Западе, напоминая таким образом Дэвиду Кэмерону о его аналогичном обещании двухгодичной давности. В декабре 2013 года во время визита в Поднебесную британский премьер, защищая сделку о свободной торговле между КНР и ЕС, сказал, что Великобритания будет лучшим защитником такой торговой открытости.