Формально московские власти не обвиняются, к тому же Кремль отверг свое участие, но в это верится с трудом. Ведь, по кремлевским заявлениям, «их на Донбассе нет», хотя об этом весь мир знает. Похоже, что теперь Москва попыталась вернуться на Балканы. Но неудачно.

milo_jukanovich-728x380
Мило Джуканович

Парламентские выборы в Черногории, которые прошли 16 октября, были на самом деле судьбоносными. Не только для этой страны, но и для всего региона.
Стратегическое значение Балканского полуострова было известно еще в древние времена. За контроль над ним веками боролись великие державы. Не случайно регион долго являлся пороховым погребом Европы. В XIX веке здесь произошло несколько военных столкновений. Первая мировая война началась после знаменитого сараевского выстрела серба Гавриилы Принципа.
Для России вмешательство в балканские дела имеет не только стратегическую, но и психологическую основу. Санкт-Петербург и Москва присвоили себе роль куратора и покровителя славянских и православных народов. С Турцией несколько раз воевали по поводу защиты христиан. Знаменитый восточный вопрос не в последнюю очередь связан был и с Балканами, где в наиболее острой форме протекало соперничество больших европейских держав. Со второй половины ХХ века в этом стали участвовать и США.

Американская история Украины

Балканские проблемы России

Несмотря на официальную риторику о братстве со славянскими балканскими народами, на самом деле стороны относились друг к другу с большой долей настороженности. Болгария, за которую Россия воевала с Турцией в 1877-1878 гг., повернула в сторону Берлина и долго проводила прогерманскую политику.
Сербия, за которую Россия фактически вступила в Первую мировую войну, до 1940 года вообще не имела дипломатических отношений с СССР. Более того, Белград приютил большое количество русских эмигрантов, сбежавших от советской власти.
Черногорские правители тоже лавировали как могли. На словах демонстрируя лояльность Петербургу во время своих визитов в Россию. Как писал граф Витте, царь Александр III произнес тост «За моего единственного друга, князя Николая Черногорского». Покровительство выливалось в щедрое субсидирование русской казной черногорских правителей. Последние интриговали против своих спонсоров. На этой почве даже возник в 1905 году дипломатический скандал с участием секретаря русского посольства в Цетине, тогда столице Черногории, Юрия Соловьева.
Следует отметить и вражду между Сталиным и югославским лидером Тито. Характерно, что несколько раз с советским вождем вел переговоры черногорец Милован Джилас, знавший русский язык и весьма настороженно относившийся к московским поползновениям в Югославии. Свои встречи с отцом всех народов он весьма красочно описал в книге «Встречи со Сталиным». По московским представлениям статус Джиласа в югославском руководстве был весьма высоким. В Отделе внешней политики ЦК ВКП(б) в августе 1947 года была для советского вождя составлена секретно-информационная записка, в которой отмечалось, что «все принципиальные вопросы по руководству страной (Югославией — Авт.) решаются в узком кругу (Тито, Кардель, Ранкович и Джилас)».
В ноябре 2014 года в столице Черногории Подгорице появились плакаты антироссийского содержания. На одном из них приводились слова Милована Джиласа, что «Русские никогда не были черногорцам друзьями, мы всегда были для них разменной монетой». Возмущению Москвы не было предела. В черногорский МИД была направлена резкая нота с протестом. Ответ был по-дипломатически обтекаемым. Официальная Подгорица за дружеские отношения с Россией, но в демократической стране каждый волен выражать свои мысли. В том числе и таким образом.


Вообще российскую политику на Балканах в последнее время преследовали неудачи. Болгария, Румыния, Хорватия, Словения, Албания стали членами НАТО. Греция и Турция в Альянсе уже давно. Сербия, Македония и Черногория также двигаются в западном направлении. Последняя значительно увеличила скорость и в следующем году вступит в Альянс.


Именно это обстоятельство вызвало в Москве даже не обеспокоенность, а реальное ощущение полного вытеснения с Балкан. Неудивительно, что в Белокаменной начали, как говорится, принимать меры.
Проблема не только в Черногории как таковой. Несомненно, что за ней последует и Сербия. Ее руководство недвусмысленно направило вектор свой политики сначала на вступление в Евросоюз, а затем и в НАТО.
Как представлялось Кремлю, нужно было любыми методами принципиально изменить внешнеполитический курс Подгорицы. Запугивания прекращением турпотока и запрет российским гражданам приобретать собственность в Черногории никакого впечатления не произвели. Там не только не испугались, а в очередной раз убедились, что нужно от Москвы держаться подальше.
Тогда в Кремле решили перейти к активным действиям.

Популярные статьи сейчас

Редкое фото семьи Софии Ротару до трагедии всплыло в Сети: "Жаль, что так рано ушел"

Остановилось сердце легендарного музыканта: редкая болезнь лишила его возможности творить

Огневич распахнула рубашку и обескуражила огромным рисунком на интересном месте: "Решила сделать себе тату"

Главный хореограф "Танців з зірками" Шоптенко ошеломила поведением с участниками шоу: "Давай, соблазняй..."

Ярославский и Мартыновская из "Мастер Шеф" показали свои чувства друг к другу: "Поженились бы вы уже"

Показать еще

Попытка балканского Донбасса

Интерес Москвы к Балканскому полуострову имеет несколько оснований.
Во-первых, военно-стратегические. Поход российской группы во главе с авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов» наглядно показал всем, что в нужный момент ей просто некуда приткнуться. Испания, Мальта и даже Алжир не дали разрешения на заход в их порты, заправку водой и горючим. Пришлось осуществлять дорогостоящую посылку танкеров из России и перезагружать, в частности, топливо в открытом море со всеми возможными опасностями и последствиями.

кузнецов

Сирийский Тартус не может в настоящее время выполнять роль полноценной военно-морской базы. Когда сможет — никто не знает. Слишком много для этого необходимо времени и ресурсов. С этой точки зрения как воздух необходимо либо в восточной части Средиземного моря, либо в Адриатическом получить такую базу. Черногория в этом отношении вполне подходит. Проблема в том, что уходящая в НАТО страна ни в коем случае на такое не пойдет. Выход напрашивается сам собой: сделать так, чтобы согласилась. Для этого много не надо. Просто сменить правительство. Любым способом.
В-вторых, в Болгарии, Сербии, Черногории и, в какой-то мере, в Македонии исторически сложилось хорошее отношение к русским. В Москве почему-то считают, что этот исторический и ментальный факт автоматически позволяет ей влиять на внешнеполитический выбор соответствующих государств.

Как советник Януковича обеспечил победу одиозному Трампу

Уход на Запад балканских славянских стран там воспринимают с огромной обидой и считают предательством. Все чаще в российской прессе определенного направления проводится параллель между внешнеполитическим поворотом Украины после Майдана и западным направлением в политике Черногории и Сербии. Добавим к этому весьма двусмысленные, с российской точки зрения, телодвижения Александра Лукашенко, и миф о так называемом славянском единстве/братстве разбивается вдребезги. Это травмирующим образом действует не только на представления московских власть имущих, но и проникает вглубь российского общества, воспитанного на представлении, что Москва — Третий Рим, и Четвертому не бывать.
Получается странная ситуация. Практически все славянские братья при первой же возможности стараются отодвинуться от своих московских защитничков как можно дальше. Это не только ментальное и пропагандистское поражение, но и серьезное дипломатическое.
Отсюда поощрение оппозиции в Черногории в ее действиях против вступления в НАТО. Ее лидеры часто ездили в Москву, оттуда привозили словесную, а, как теперь оказалось, не только, поддержку антизападному курсу. Когда стало известно, что победы оппозиция на парламентских выборах не добилась, начал осуществляться план Б: попытка государственного переворота. Предполагалось устроить все по «донбасскому варианту». Вывести людей на улицу, начать захватывать здания органов власти, а дальше организовать приход в них других людей.

подгорица2

Для этих целей использовались местные кадры из сербских и черногорских националистов, некоторые из которых воевали на Донбассе. В подкрепление им приехали люди из России. Весьма вероятно, что данные о них были переданы из Киева компетентным органам в Белграде и Подгорице. Характерно, что сумевшие избежать ареста и бежавшие в Сербию были там задержаны и переданы черногорским властям.
Провал был оглушительным. Настолько, что секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев срочно приехал в Белград разруливать ситуацию. Однако не получилось, так как Специальный прокурор Миливое Катнич продолжил свои разоблачения.
Открыто ни в Белграде, ни в Подгорице в поддержке заговорщиков официальную Россию не обвинят. Наоборот, все сведут к действиям безответственных националистов. Тем не менее, это не означает, что следователи в Сербии и Черногории не узнают, кто на самом деле вдохновлял и финансово подпитывал заговорщиков. Этот камень останется не брошенным как гарантия прекращения московской подрывной деятельности. В случае чего можно кое-что из неприглядного придать огласке.

От Днестра до Морачи

Заговор в Черногории — не изолированное явление, а часть массива московских действий, предпринятых с целью изменить прозападный вектор как стран по условному периметру границ России, так и на Балканах.

Американцы сыграли в «русскую рулетку» – Лилия Шевцова

С этой целью заговор в Черногории связан с тотальными усилиями по форсированию победы пророссийского кандидата на президентских выборах в Молдове. Для Кремля не столь важно, что последняя является страной с парламентско-президентской структурой власти и президент в ней имеет весьма ограниченные полномочия. В данный момент крайне важен тренд изменения западного курса.
В силу географии, Молдова важна для балканского направления. Пророссийский поворот Кишинева должен соответствующим образом отразиться и на Бухаресте. Не в последнюю очередь Кремлю необходимо создать дополнительные проблемы для Киева на юго-западе.


Пробить сплошной коридор от Донбасса и Крыма до Одессы и Приднестровья в виде Новороссии не удалось. Назначение его было не только антиукраинское. Была и балканская цель. Теперь этот план пытаются реализовать в несколько усеченном виде. Хотя от этого его опасность для Украины, Молдовы, Румынии и балканских стран нисколько не меньше.


Сделать Молдову пророссийской — это не только стратегическая и дипломатическая задача. Не менее важен для Москвы факт хоть какого-то успеха. Теперь, когда план в Черногории и Сербии провалился, усилия на молдавском направлении будут удвоены. Здесь в какой-то мере последний рубеж. Если и в Молдове не получится переломить ситуацию в нужном для Кремля направлении, то вся его европейская политика покажет полную несостоятельность. В первую очередь в отношении перспектив расширения НАТО. В определенном смысле это будет демонстрация слабости России, которая претендует на роль мировой державы.
Ради этого вторгались в Грузию в 2008 году, аннексировали Крым и устроили агрессию на Донбассе, вторглись в Сирию. И вот теперь все эти усилия могут оказаться фатальным проигрышем в стратегическом смысле. Украину не только не вернули под российский протекторат, а даже призрачной надежды на это не осталось. На Балканах полное фиаско и потеря всяких перспектив. Если и в Молдове ничего не получится, то у очень многих серьезных людей в Москве могут возникнуть неудобные вопросы. Плохо то, что только этим соответствующие люди не ограничатся.
События в Черногории в очередной раз показали границу возможностей России по организации противовеса Западу. Скоро узнаем и результат по Молдове. В любом случае дуга от Днестра до Морачи уже точно не получилась. Пока на балканском отрезке.

Юрий Райхель