Инфантильный авторитаризм президента Порошенко

Инфантильный авторитаризм президента Порошенко

Должен сознаться, что в параллельной жизни я занимаюсь литературой. А она описывает то, как личность формирует Вселенную вокруг себя.

В этом смысле гражданин Украины Петр Порошенко, в 1998 году появившийся у нас в офисе на Прорезной, 15, интереса не представляет. А вот президент Украины с той же фамилией — совсем наоборот.

Население у нас патерналистское, ждет главного начальника, который обеспечит всех счастьем — оптом и в розницу. Реальные президенты Украины в голубом вертолете не прилетают, хотя кино таки крутят. Увы, не бесплатное. Но главное: они волшебным образом задают моральную систему координат — что такое хорошо и что такое плохо.

В первый раз с Леонидом Макаровичем мы пересеклись в момент для него драматический — на банкете в честь инаугурации Леонида Кучмы. Тогда Кравчук сердцем никак не мог смириться, что уже все, и он больше не президент. Расчувствовался, но держался достойно.

Так вышло, что он уже на старте выполнил свою миссию по закреплению суверенитета Украины и резко начал почивать на лаврах. В стране — инфляция тысяча процентов, а он в шахматы с компом целыми днями развлекается.

Но системной коррупции тогда не было. Был бандитизм: тащили «на хапок» из державы все, что плохо лежит: взял валюту по официальному курсу, продал по коммерческому — многократный профит!

Сам Кравчук подобным не занимался, хотя близкие ему люди засветились в паре афер. Но по нынешним временам Леонид Макарович выглядит сущим веганом. И, как совковый идеолог, действительность он приукрашивал, но откровенно врать согражданам избегал.

Леонида Кучму я увидел в статусе первого зама Генерального конструктора КБ «Южное». Он курировал тему комсомольского шефства над новыми изделиями (так из-за секретности именовались ракеты), я освещал тему в многотиражке.

Первые впечатления: человек схватывает смысл, готов предоставлять полномочия, склонен решать не откладывая, не боится молодежи. Собственно, эти качества и привели его на высший пост.

В КБЮ и на «Южмаше» деньги Кучму не интересовали — был на полном гособеспечении. Премьер-министром вляпаться не успел. Первые годы президентства любые финансовые вопросы в АП были натуральным табу: боялись прослушки даже в коридорах, так как если бы Данилович что-то узнал, мало бы не показалось.

Вот появление внука Ромы многое изменило. На внуке система Леонида Даниловича подловила. А потом появился Виктор Пинчук. Второго президентского срока как становления олигархии вообще касаться не хочу. Но утверждаю, что для Кучмы деньги всегда оставались чем-то вторичным, инструментом, но не целью. А вот власть, как возможность все держать в узде, была в приоритете.

Ну, и демагогом-оратором Данилович был скверным. У него и правда-то не очень выходила, а уж лукавство — хоть сразу сдавайся.

Зато Виктор Ющенко очень знал цену именно деньгам. Как бухгалтер и как селянин.

Перед новым 1995 годом глава Нацбанка Ющенко заехал к односельчанину Михаилу Дорошенко, пресс-секретарю президента, поздравить с наступающим. Дорошенко позвал меня — хотел блеснуть знакомством с главным финансистом страны.

Ющенко произвел приятное впечатление никчемного человека, который об этом догадывается и ни на что не претендует. О трипольских черепках он тогда не заикался. И в мессии не претендовал.

Но когда оранжевый майдан вынес его на самый верх, то многие вопросы стали решаться через деньги. С теми же олигархами, в частности. А долю в «РосУкрЭнерго» можно было принять даже от ненавистного Владимира Путина.

Но сам Виктор Андреевич не пачкался — всегда были те, кто охотно решал для него эти деликатные вопросы. Фактически, разводя Ющенко «на бабло». Он не стал мультимиллионером лишь потому, что доверял бездарным и вороватым персонажам. Вот они — стали.

Но в Андреевиче был такой хуторской романтизм — «Мистецький Арсенал», Батурин, Тарасова гора… И он действительно верил в ту пургу, которую нес насчет «моей нации» и остального.

А с Виктором Януковичем, тогда безвестным замом Донецкой обладминистрации, мы познакомились, когда его привезли в Киев на «смотрины». Этим человеком всю жизнь руководили две страсти — стремление подняться на самый верх и голодный синдром сироты (кстати, у Олега Ляшко — очень похоже).

Губернатором Янукович был послушным: заговорил на украинском, наладил культурное сотрудничество с Галичиной — донецкие коллективы гастролировали во Львов и наоборот. Советовался по каждому поводу и был адекватен региону, которым человек без криминального прошлого управлять бы не смог.

А вот отговорить Виктора Федоровича идти в премьер-министры мне не удалось, хотя пытался, колесили по Киеву в его «Мерсе» часа два… Он еще и обиделся, так что отношения прервались.

А став президентом, Янукович утратил берега настолько, что хватались за голову все — ничего общего с губернатором Януковичем.

Виктор Федорович не занимался коррупцией. Он жил в реалиях «воровского общака», где «пахану» полагается доля с любого дела на подконтрольной территории. Украину он посчитал «своей землей». А вслед за президентом и растыканными повсюду «донецкими» на воровской манер перешла вся власть страны.

Там не было морали, но были хотя бы «понятия». И хватит о Януковиче, потому что прокурорская точка в его истории еще не поставлена.

Что касается Петра Алексеевича… Почти двадцать лет назад он пришел к нам в офис — к Петру Лелику, одному из авторов президентства Кучмы, и мне — с незамысловатой идеей: хочу в политику, научите как.

Мы побеседовали и съехали с темы. Потому что было видно: ему не нужна политика как служение стране, ему нужна вхожесть в высокие сферы, чтобы «крышевать» свой бизнес. При этом он сразу продемонстрировал прижимистость, сравнимую с медведчуковской (кто знает — поймет).

Я тогда свел Порошенко с Владимиром Литвиным, занимавшим пост первого помощника президента. И родственные сердца нашли друг друга, на какое-то время.

Впоследствии мы еще общались с Петром Алексеевичем на предмет имиджмейкерства. Но не складывалось, так как не креативилось, что же такое надо сотворить, чтобы люди за него проголосовали.

Оказалось, что нужны революция и война.

Но о шансах Порошенко на президентство заговорили в период, когда он возглавлял МИД. Причем заговорили штатовцы: он вроде бы наобещал им, что если возглавит страну, то разместит здесь и ПРО, и военные базы, да хоть офис Ку-клукс-клана. И они интересовались у экспертов, насколько ПАП отвечает за слова.

Как знать, не отголоски ли этого блефа использовала пропаганда недоимперии, когда вопила о планируемой базе НАТО в Крыму?

Причем после известной «венской» встречи Петр Алексеевич по каналам Дмитрия Фирташа ухитрился заверить Кремль в своей полнейшей договороспособности. Ну, просто конструктор возможного…

Честно говоря, я надеялся, что Порошенко способен на перерождение — все-таки пришел к власти в результате эпохальных потрясений. Хотя «фонарность» его предвыборных обещаний, вроде доллара по десять, были очевидны. Но после Януковича так хотелось верить в умного цивилизованного образованного главу державы!

Даже забрасывал в АП разные идейки, например, почему бы мультимиллионеру Порошенко не учредить фонд, из которого, по рекомендациям общественности, премировали бы министров и прочих чиновников, отличившихся в созидательном труде на благо Украины. Такими суммами, чтобы не надо было воровать.

Первый звоночек тренькнул, когда почему-то сложилось, что ингредиенты и комплектующие на предприятия президента Порошенко стали завозить по минимальному таможенному тарифу.

Потом не нашлось виновных в трагическом «южном котле». Потом Гиркин торжественным маршем покинул Славянск и резко усилил группировку боевиков в Донецке, бывшую на грани разгрома, и снова никто не виноват.

А эти еженедельные обещания президента ввести военное положение, если враг будет проявлять активность…

И уже не выглядели чем-то удивительным возобновление производства нашего «вундерваффе» — бронекатеров «Гюрза» на «Ленинской кузне» и суперброневиков на «Богдане». Удивляло лишь, почему «Рошен» до сих пор не выпекает сухпайков для армии.

Сегодня критерии и нормы нивелировались. Многочисленные «бывшие» чувствуют себя вольготно, патриоты попали под пресс. В стране война, но нет агрессора. Есть оккупация, но нет оккупанта. В ОРДЛО не враги, убивающие украинцев, а главные наполнители украинского бюджета. Олигархи не должны вернуть долги воюющей стране, это обескровленная страна должна платить им по заоблачным тарифам.

А причина всех провалов — исключительно те, кого не любит Петр Алексеевич. В ком ощущает угрозу для своих, уже каких-то болезненных, аппетитов — властных и бизнесовых. И он лицемерит, лукавит, фарисействует — непрерывно, как дышит.

Самое печальное: аморальность и циничность, заданная президентским камертоном, распространилась на всю госмашину. Сегодня можно все: торговать с оккупантами, продавать приговоры, рубить лес, копать янтарь, миллиардами выводить финансы из Украины.

Все это настолько отрицает идеи Евромайдана, что аж челюсти сводит.

Порошенко достиг своей исходной политической цели — получил самую крепкую крышу для бизнеса, и не понимает, а чем мы, украинцы, недовольны? Чего нам вдруг не так?

Понимаете, ПАП ведет себя, как большой ребенок, который заигрался, и жутко недоволен, когда ему мешают творить беду. Угрожать начинает, того и гляди, упадет на пол и застучит ножками…

Сочувствую человеку Петру Порошенко: у него серьезные проблемы — со здоровьем, по работе и вообще. Но не понимаю, почему неадекватность президента Порошенко должна быть проблемой для целой страны?

Каждый президент Украины, кто больше, кто меньше, оказывался замешан в разных злоупотреблениях. И это не место такое проклятое. Это постсовковая система украинской власти неизбежно приводит к такому результату.

Поэтому не надо искать ангела с крыльями — все равно отпадут под шелест баксов. Надо менять всю систему власти так, чтобы политики реально зависели от гражданского общества. И чтобы выборы перестали быть гречишным полем для обездоленных пенсионеров, а это была обязанность людей, делом и кровью доказавших свой патриотизм и способность к критическому мышлению.

Речь об «ответственном гражданстве». Пусть на переходной период, но без этого не обойтись.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Politeka

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»