Главным бенефициаром рожденной на Западе глобализации оказались еще вчера нищие и невежественные страны Азатско-Тихоокеанского региона.

Стены непонимания: зачем страны прячутся друг от друга за высокими заборами

Создав благоприятные условия для прихода иностранных инвесторов, минимизировав вмешательство государства в экономику, снизив налоговые и таможенные ставки, искоренив (в массе своей) коррупцию и обладая огромным количеством недорогой (а главное – неизбалованной) рабочей силы, Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южная Корея стали основными центрами, куда переносили свои производства европейские и американские компании.

Благосостояние этих стран и квалификация их сотрудников стремительно росли, западные бизнесмены открывали для себя новые объекты инвестирования: Китай, Таиланд, Индонезию, Малайзию, Вьетнам, Камбоджу – пока инвестиционно-промышленный бум не охватил весь регион, превратив его в одну глобальную «мастерскую мира». Следствием чего стал беспрецедентный рост экономики Восточной Азии и благосостояния ее жителей.

Инвестируя в будущее

Добившись устойчивого роста ВВП, государства региона принялись инвестировать значительные средства и усилия в образование и повышение профессиональной квалификации своих жителей.

Хотя признанные лидеры Азиатско-Тихоокеанского региона – Сингапур, Гонконг, Тайвань, Корея и, конечно же, Япония – уделяли первоочередное внимание образованию задолго до того, как превратились в азиатских «экономических тигров». Политическим элитам, проводящим модернизацию своих стран, задачу облегчал традиционный для конфуцианских обществ культ образования и знаний, а также исключительное трудолюбие и дисциплинированность населения.

Популярные статьи сейчас

"Вымышленный народ": Ада Роговцева спустила россиян с небес на землю

ЧП с детьми в украинской больнице: эвакуировали более 50 человек, подробности и кадры

Астафьева выставила свое «богатство» напоказ и устроила грязные танцы: «Это уже слишком…»

Соколова назвала пять будущих "республик" на территории Украины: "первыми захотят автономии"

Показать еще

Акцент в школьном образовании указанных стран (к которым позже присоединился материковый Китай) был сделан на упорный труд учащихся и максимальное увеличение нагрузки. При этом особое внимание уделялось изучению математики, точных и естественных дисциплин, а также английского языка. В бывших колониях Великобритании – Сингапуре и Гонконге – в значительном количестве школ в принципе преподают на английском (с углубленным изучением китайского). В других же школах, напротив, обучение ведется на китайском, но с углубленным изучением языка Шекспира.

Сингапурская школа

Отец-основатель Сингапура Ли Куан Ю считал, что школьники, получающие знания на английском, куда более склонны к инновационному мышлению и востребованы на рынке труда. В то же время, они менее дисциплинированны и упорны в овладении знаниями. Обучающиеся в китайскоязычных школах отличаются лучшей организованностью и дисциплиной, более мотивированы. Поэтому задача руководителей системы образования – найти разумный баланс между английским и китайским языками преподавания, отмечал реформатор (кстати, сам Ли Куан Ю получил полностью англоязычное образование, а вот своих детей отдал в китайские школы).

Перечисленные факторы (правильно расставленные приоритеты, высокие нагрузки и требования в сочетании с пониманием родителями важности образования своих детей и высокой мотивированностью и организованностью самих учащихся, значительные финансовые вливания), а также исключительно высокий социальный статус учителя (характерный, опять же, для конфуцианской культуры) в конце концов, дали требуемый результат. Об этом красноречиво говорят данные последнего международного сравнительного оценивания знаний школьников PISA, проводимых Организацией экономического сотрудничества и развития. Сравнительное оценивание проводится в форме одновременного тестирования 15-летних учащихся в 72 странах и территориях в трех областях: математика, естественные науки и чтение.


Так вот, по данным исследования PISA, страны Дальнего Востока практически полностью оккупировали первую десятку рейтинга. Первое место заслуженно досталось Сингапуру (в который раз подтвердив верность методов и подходов команды Ли Куан Ю), второе заняла Япония, четвертое – Тайвань. 6 и 9 места соответственно достались бывшим китайским колониям Португалии и Великобритании Макао и Гонконгу (ныне входят в состав КНР на правах автономных образований). Сам Китай занял 10-е место рейтинга. Еще две страны региона – Вьетнам и Южная Корея – оказались на 8 и 11 строчках.


Кризис средней школы на Западе

Для сравнения: среди европейских стран лишь Эстония (3 место) и Финляндия (5-е) вошли в топ-10. Великобритания оказалась на 15-й строчке, Германия – на 16-й, США на 25-й. К слову, правопреемник Советского Союза, славящегося своим техническим образованием — Российская Федерация – уютно расположилась на «почетном» 32-м месте, а в Украине тестирование не проводилось вовсе.

Казахстан сделал алфавитный шаг от русского мира

Такое отставание ведущих западных стран от государств Азиатско-Тихоокеанского региона в области школьного образования имеет двоякую причину. Во-первых, как уже было сказано, дело в фантастическом рывке, совершенном дальневосточными «тиграми» за последние десятилетия. Во-вторых, Европа и Северная Америка, к сожалению, избрали гибельный путь уравнивания и снижения образовательных требований и стандартов, проходящих под лозунгами «разгрузки» учащихся и эгалитарности образования.

Так, главной догмой западной педагогической школы стала необходимость поддержки не талантливых и трудолюбивых, а плохо успевающих (по разным причинам) учащихся. Вместо подбора отдельных программ и методик преподавания для сильных и слабых учеников, существующая концепция предполагает смешанное обучение тех и других. При этом программы, естественно, выписываются так, чтобы ими могли овладеть даже самые слабые.

Например, в Канаде таблицу умножения начинают учить лишь в шестом классе. Излишне говорить, что неуспевающие ученики получают практически все внимание преподавателя. Добавим к этому то, что отличники и хорошисты зачастую становятся жертвами подросткового террора со стороны хулиганствующих сверстников, находящихся с ними в одном классе (ведь делить классы по уровню успеваемости – так неполиткорректно!), которых не могут и не пытаются урезонить педагоги (не дай бог, обвинят в нарушениях прав ребенка!).

По мнению функционеров западной педагогики, задача школьного образования – не накопление знаний, а приобретение навыков использования знаний на практике. Звучит великолепно, вот только не совсем понятно: как можно использовать то, что перед этим не накоплено? Как, к примеру, решать простейшие примеры в пятом классе, не владея таблицей умножения? Вопрос риторический.

школа_китай
Китайские первоклашки

Что касается нашей страны, то, имея целый ворох проблем (крайне низкая престижность работы учителя и, как следствие – низкая квалификация педагогических кадров; хроническое недофинансирование отрасли, поборы, коррупция и т.д.), украинская педагогика пошла по пути бездумного копирования худших западных рецептов. Так, презентованная министром науки и образования Лилией Гриневич реформа образования предусматривает отказ от публичного выставления оценок (вдруг кто-то почувствует себя неловко!), отказ от изучения в первых классах таблицы умножения (слишком нагружаем ребенка), отказ от техники чтения (опять же – зачем лишняя состязательность), минимизация домашних заданий и дальнейшая «разгрузка» школьной программы.

Предлагается переход от концепции накопления знаний к уже упоминаемой концепции их использования. Впрочем, на практике мы отошли от системы накоплений уже давно: далеко не каждый ученик сейчас сможет сказать, сколько будет, к примеру, семью восемь. А чем-то более сложном – теореме Пифагора или первом законе Ома – деликатно промолчим.

Кроме этого, стоит отметить инициативы супруги президента Украины Марины Порошенко по внедрению концепции инклюзивного образования и инициированную первой леди общественную дискуссию на эту тему. Тема, безусловно, важная, но вот при этом дискуссия о том, как повысить стандарты и качество отечественного образования и как помочь талантливым детям, как сделать отечественное образование более конкурентоспособным, почему-то не ведется вовсе.

Высшая школа

Все сказанное выше о проблемах западного среднего образования практически не касается образования университетского. Западные (главным образом – американские и британские) ВУЗы по-прежнему лучшие на планете, располагающие великолепным преподавательским составом, фантастической научно-исследовательской базой и дающие первоклассное образование по лучшим мировым стандартам. Так, в первой сотне лучших университетов планеты 41 – из США, 12 – из Туманного Альбиона, 6 – из Австралии, 3 – из Канады, 9 – из Германии, 3 – из Швейцарии. А первую десятку вообще всецело оккупировали университеты Соединенных Штатов (8) и Соединенного Королевства (2).

Революция в нефтяном раю: почему Венесуэла устала от социалистов

Вместе с тем, следует понимать, что топовые американские и британские (в меньшей степени – европейские) ВУЗы превратились в гигантские образовательные конгломераты, в которых обучаются студенты со всей планеты. И значительное количество слушателей Гарварда, Йеля, Кембриджа и Массачусетского технологического университета – вчерашние выпускники общеобразовательных школ Сингапура, Южной Кореи или Китая. Часть из которых останется в США, а часть – вернется на родину (тем более, что в том же Сингапуре уровень жизни значительно выше, а Китай с 2004 года установил довольно высокие зарплаты специалистам, желающим возвратиться домой).

Хотя в последнее время ситуация и в высшей школе начала меняться. Так, научно-исследовательская база ведущих университетов Сингапура и Китая практически ни в чем не уступает европейским и американским коллегам. Многие зарубежные исследователи предпочитают работать в Китае – хотя бы потому, что стоимость исследований в Поднебесной куда ниже. В результате публикации исследований идут сразу под двумя «вывесками»: сингапурского или китайского ВУЗа и того западного университета, в котором работает автор. Среди основных направлений исследований ведущих университетов региона — микробиология, фармакология и биотехнологии, космические технологии, металл и металлонапыление, генная инженерия. Кстати, лаборатории таких технологичных гигантов, как Huawei, ZTE, Lenovo располагаются именно на базе университетов.

Ранее мы говорили, что в сфере школьного образования Сингапур стремиться найти оптимальное соотношение между английским и китайским языками. Так вот, это не относится к высшему образованию – в этом городе-государстве оно еще в 70-х годах прошлого столетия полностью перешло на английский.

В Китае, Корее, Японии преподавание ведется на своих национальных языках. Но при этом все научные труды публикуются в том числе и на английском, знание которого обязательно для всех преподавателей.

библиотека_массачусетский_технологический
Библиотека Массачусетского технологического университета

Перечисленные факторы привели к тому, что в последние годы ВУЗы стран региона занимают все более и более высокие места в мировых рейтингах. Сейчас в первой сотне – два университета из Китая, три – из Гонконга, два – из Японии, еще два – из Кореи. Оба существующих ВУЗа Сингапура также прочно обосновались в топ-100, причем один из них — Национальный университет Сингапура (24 место) – пропустил вперед лишь ВУЗы из США, Великобритании и Канады. Как результат – студенты все чаще отдают предпочтение местным университетам перед поездкой за океан. Тем более, что за океаном они все равно побывают: стандарт китайского обучения предусматривает обязательную стажировку за рубежом.

Подводя итог, можно сделать поистине цивилизационный вывод: Запад все активнее переезжает на Восток. А над Востоком встает новое солнце.

Максим Викулов