22 сентября спецпредставитель генсека ООН в Ливии Бернардино Леон объявил, что финальный текст соглашения между ливийскими правительствами готов. Теперь, по словам чиновника, дело за самими политиками. И ожидает ООН от них не последующих предложений или отказов, а одобрения. Признанный премьер Абдалла ат-Тани и непризнанный Халифа аль-Гави должны, по мнению организации, найти консенсус.

На самом деле заявление представителя ООН не должно ввести в заблуждение. В середине сентября, несмотря на обнадеживающие слова Леона о «финишной прямой», ливийский парламент отозвал свою делегацию с переговоров в марокканском Схирате. Такой демарш предпринят в ответ на внесение делегацией Триполи предварительно не оговоренных предложений.

В адрес Запада

Как мы теряем Ливию

Претензии ООН по поводу несдержанности правительства ат-Тани в Тобруке вполне резонны. Но обвинения западных стран со стороны ат-Тани также не лишены смысла. Премьер полагает, что международное сообщество помогло свергнуть Каддафи, но не помогло построить новое государство. Ливийцам нужна от Запада в первую очередь военная помощь. А лучше – силовое вмешательство. Пока правительство не может справиться с террористическими силами в стране. Ситуацию немного спасает финансовая помощь, которую получают такие ливийские структуры, как Центробанк и Национальная нефтяная компания. Это дает возможность оттягивать финансовое пике, которое вызвано потерей доходов от нефтяной промышленности.

На августовском заседании Лиги арабских государств (ЛАГ) глава признанного МИД Ливии Мухаммед ад-Даири попросил членов снять запрет на поставки вооружений, который действует уже четыре года. Также ливийцы подталкивают ЛАГ к началу авиаоперации против ИГИЛ. В городе Сирт, который сейчас является «столицей» ливийских джихадистов (т. е. не обычных исламистов, а крайне радикальных), за несколько дней боевики убили около 200 человек, что и стало причиной созыва экстренного заседания ЛАГ.

Популярные статьи сейчас

Погода сошла с ума, ноябрь снова удивит украинцев: синоптики дали свежий прогноз

Мажоры на элитном Porsche разбились в страшном ДТП: «разнесло в клочья», кадры трагедии

Пугачева поразила внешностью после пластики: в сеть слили ее фото крупным планом

Разумкова отправили в отставку: первые подробности

Показать еще

Угроза ИГИЛ

ИГИЛ с ливийской территории угрожает нескольким странам Северной Африки: Египту, Алжиру, Тунису, Чаду, Нигеру, Судану. Многие из них в последние годы пережили гражданские войны, что обеспечивает почву для новых конфликтов. Египет и Нигерия уже сражаются с собственными ячейками ИГИЛ. Именно Ливия может стать в Африке опорной базой для джихадистов. О взаимовыручке сторонников всемирного халифата говорит, в частности, факт переброски в начале сентября около 200 боевиков нигерийской «Боко Харам» на помощь ливийским коллегам.

Боевики, однако, Европе угрожают ничуть не меньше. Режим Каддафи не пропускал беженцев через свою территорию к Средиземному морю, к тому же особо не церемонился – известно, что против них частенько использовали пытки. А сейчас, несмотря на опасность долгого пути по морю на перегруженных лодках, Ливия является главным пунктом отправки для мигрантов из Африки. Ливийцы, правда, среди основных бегущих народов не числятся.

Президент Египта против ИГИЛ, «Братьев» и собственного народа

C длинного Средиземноморского побережья беженцы отправляются в Италию и Грецию, с перевалочным пунктом на острове Лампедуза. И, что неоднократно отмечалось, основная опасность состоит даже не в неконтролируемой волне нелегальной миграции, а в том, кто именно под видом беженцев отправляется покорять страны Европы. Джихадисты с удовольствием пользуются такой возможностью попасть в логово к врагу. А циркуляция боевиков между двумя основными фронтами – сирийско-иракским и ливийским – не прекращается.

После серии трагедий весной этого года, когда затонуло несколько судов с сотнями мигрантов, ЕС стал уделять проблеме немного больше внимания. Правда, расширить морскую зону контроля ближе к ливийскому побережью пока не удалось. Нужно получить согласие ООН, что не так просто из-за непринятия такой схемы ливийцами. Как следствие, ситуация с безопасностью почти не изменилась. Борьба против перевозчиков нелегалов начнется, как заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, 7 октября.

Гибель после рассвета

20 сентября ливийские ВВС (правительства в Тобруке) начали новую операцию против исламистских группировок. Первые удары пришлись на Бенгази – уничтожили 24 боевика.

Операция получила название «Эль-Хатф», что переводится как «гибель». Согласно официальным заявлениям, после воздушной операции начнется наземная. Особого успеха, правда, от такого наступления ждать не стоит. Предыдущая операция «Достоинство Ливии», начавшаяся в мае 2014 года, не особо подорвала позиции боевиков. Более того, военные получили ответную атаку, которую организовала исламистская коалиция «Рассвет Ливии». В ней поучаствовали группировки разной степени радикальности: от «Братьев-мусульман» до «Ансар аш-Шариа» и союзников «Аль-Каиды». Многие из них – движущие силы Арабской весны. После этой атаки светское правительство Ливии и вынуждено было обосноваться в Тобруке. За это время произошло кардинально изменение – несколько группировок присоединились к ИГИЛ.

Запад в лице Миссии ООН по поддержанию мира в Ливии (UNSMIL) выступил против новой операции. В ООН хотят «национального примирения». Очевидно, им кажется несущественным, что речь идет уже не только о приверженцах политического ислама, но и о самых настоящих террористах.

На пути к миру в Афганистане

Определить верную стратегию решения «ливийского кризиса» несложно – нужно объединить силы светского и исламистского правительств. Разумеется, отсеять при этом радикальные элементы в последнем. И дальше заниматься объединением страны под единым флагом. При этом Запад должен уделять больше внимания оружейной поддержке. Пока вопрос новой операции ЛАГ или ООН остается дискуссионным. Но только тезис о национальном примирении снова возвращает нас к обозначенной проблеме: договориться сторонам крайне сложно. В значительной степени из-за того, что Всеобщий национальный конгресс (ВНК) является плодом войны. И со стороны ВНК, и со стороны тобруцкого правительства многие все еще не готовы идти на уступки. Запад не учитывает, что в Ливии решения принимают не только люди в костюмах. Со стороны ат-Тани влиянием пользуется Верховный главнокомандующий генерал-лейтенант Халифа Хафтар и племена, которые выступили против исламистов. Тогда как правительство в Триполи дружественные группировки почти не контролирует. Скорее наоборот – непризнанное правительство представляет интересы этих группировок. И хотя враг у Тобрука и Триполи общий – ИГИЛ, – совместную борьбу против него представить тяжело.

Кроме того, негативно влияет и негласная борьба стран ЛАГ. Конкуренция между Египтом – Саудовской Аравией – ОАЭ и любовной парочкой Катар – Турция продолжается не только в Сирии (первые в обход эмбарго поддерживают суннитскую оппозицию, вторые ведут квазивойну против джихадистов), но и в Ливии. Пока лидеры мусульманского мира не готовы отказаться от этой игры, инициативы в свои руки хорошо бы взять Западу. Mea Culpa (с лат. – «моя вина») из уст европейских лидеров уже прозвучало. Теперь нужно всего лишь не допустить закрепления за Ливией состояния очередного failed state.