Великая депрессия: экономические истоки большой войны

15:30 7 Травня 2015

Сегодня при рассмотрении причин Второй мировой войны чаще всего упоминают предшествующие ей политические события: реваншистские настроения из-за несправедливого Версальского мира, становление тоталитарных режимов, экспансионизм и фактическую недееспособность Лиги Наций. Берутся во внимание даже личные качества того или иного диктатора. Однако на пути к войне "квартирный вопрос" маленького человека оказывается не менее важным, чем экстремистские идеологии. Politeka проанализировала, как крупнейший в истории финансовый кризис спровоцировал крупнейшую войну

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

— А как вы обанкротились? — спросил Билл.

— Двумя способами, — сказал Майкл. — Сначала постепенно, а потом сразу

Эрнест Хемингуэй, “Фиеста”

Черный вторник 1929 года

День 29 октября 1929 года попал в историю фондового рынка как Черный вторник. Тогда промышленный индекс Dow Jones обрушился на 12%, завершив паническую распродажу, которая началась еще в четверг, 24 октября. За несколько дней американский фондовый рынок потерял $30 млрд. Если отталкиваться от объема ВВП США, сегодня это соответствует астрономической сумме в $5 трлн.

Дальнейшие события развивались медленно, но неумолимо. Тектонические сдвиги на том этапе развития общества остановить было невозможно. В июне 1930 года, после длительных дебатов и невзирая на протесты видных экономистов того времени, президент США подписал Закон Смута-Хоули, который вводил непреодолимые заградительные пошлины для импортных товаров. Неграмотные избиратели для Герберта Гувера оказались важнее экономистов и промышленников, среди которых были Ирвинг Фишер и Генри Форд. Важный “взнос” в кризис внесла также Федеральная резервная система (ФРС), которая во время банковской паники начала ужесточать кредитную политику, лишь усугубив ее последствия.

Ответная реакция не заставила себя ждать. Вскоре и другие страны последовали примеру США, закрывая свои рынки, нарушая ход международной торговли и подрывая основы мировой экономики. В 1928-1932 годах ее объемы снизились на 60%. Тяжелее всего пришлось наиболее слабым странам. В Германии, которая едва начала восстанавливаться после войны и последовавшей гиперинфляции, безработица выросла до 30%, а ВВП снизился вдвое.

Между началом глобального финансового кризиса, который в США называют Великой Депрессией, и началом Второй мировой в 25 странах мира установились авторитарные или тоталитарные режимы. Одной из этих стран была Германия, где Адольф Гитлер в 1933 году возглавил правительство. Так Черный вторник, ставший началом крупнейшего экономического кризиса в истории, стал одновременно первопричиной крупнейшей войны.

Нарастание кризиса

Конечно, обвал 1929 года имел свои причины. Точно так же, как и четыре волны банковской паники 1930-1933 годов, во время которых обанкротились более половины американских банков. Проблемы нарастали постепенно и не касались одних только Штатов. Первая мировая война разрушила всю мировую финансовую систему. “Ревущие двадцатые” (помните фильм “Великий Гэтсби”?) смогли лишь на время отложить симптомы болезни. В основном – за счет накопления кредитов (см. график).

Объем кредитов в экономике к ВВП

С середины XIX века в Европе существовала финансовая система, основанная на т.н. золотом стандарте. Все национальные валюты были привязаны к золоту и таким образом сохраняли постоянный курс по отношению друг к другу. Благодаря практике временных займов на случай, если какая-то страна испытывала дефицит платежного баланса, и открытиям новых золотых месторождений, система работала исправно, поддерживая умеренный экономический рост и близкую к нулю инфляцию.

Первая мировая разрушила эту систему. После начала войны Германия отказалась от привязки к золоту, закрыла фондовую биржу, запустила печатный станок и, чтобы как-то компенсировать эмиссию, начала продавать патриотически настроенным гражданам облигации военного займа. О последствиях такой политики никто не думал. Ожидалось, что война будет короткой и победоносной, а проигравшая сторона поможет возместить все убытки. Проблема заключалась в том, что в противоположном лагере строили точно такие же планы. Так мир впервые столкнулся с инфляцией. В США и Великобритании цены за время войны удвоились, во Франции – увеличились втрое, в Италии – вчетверо.

Хуже всего досталось Германии, которая отдала победителям остатки своих золотых резервов и погасила гособлигации, просто напечатав новые бумажки. К 1923 году марка обесценилась в один триллион раз.

После войны страны попытались снова вернуться к обеспечению валют золотом. Это удалось сделать даже в Германии, где государство вообще не владело золотыми резервами. Новый глава Министерства финансов сначала создал промежуточную валюту, обеспеченную сельхозземлей (одна новая марка приравнивалась к одному триллиону старых марок), а затем, когда народ успокоился, – перешел к золотому стандарту по довоенному курсу. Его политика была проста: деньги переставали печатать, как только появлялась угроза девальвации.

Другие страны также возвращались к фиксированной привязке к золоту по довоенному курсу. Проблема была в том, что этот курс больше не отображал экономическую силу той или иной страны. Например, Франция и США, которые в 1920-х оказались с заниженным курсом, получили от “новой-старой” финансовой системы конкурентное преимущество. В то же время Великобритания и Германия изо всех сил пытались удержать завышенный курс национальных валют. Страны, для которых курс оказался невыгоден, начали терять золотые резервы.

Ответ на эту проблему был убийственно прост: повышение ставки кредитования, ограничение госрасходов, повышение налогов, введение заградительных пошлин и ограничение импорта. Такой “ядерный” коктейль, помогая сохранить курс, автоматически вел к экономическому спаду и разрушительной для экономики дефляции. Это стало одной из причин рецессии в Европе, которая, кстати, началась за год до Черного вторника на Уолл-Стрит.

Выводы

Как и банкротство, кризисы проявляются постепенно, а потом случаются резко. Одни ошибки ведут за собой другие. И демократия далеко не всегда способна защитить государство от глупости. Даже Франклин Рузвельт, который осознавал весь вред от заградительных пошлин, во время избирательной кампании все равно обещал защищать американскую промышленность. Всюду, во всех крупнейших государствах, политики и чиновники делали то, что им казалось очевидным, но лишь усиливали проблемы.

Великая депрессия и последовавшая за ней Вторая мировая – это и урок, и предостережение. Мы можем увидеть пугающие параллели с сегодняшним экономическим кризисом и неопределенностью по поводу его “окончательного решения”, экспансионизмом Китая и стратегической контригрой США, недееспособностью ООН и ростом радикальных политических партий. Но готова ли наша страна к новым глобальным вызовам? К сожалению, это риторический вопрос.

15:30 7 Травня 2015

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини