Белорусский кульбит в сторону от «русского мира» и «вежливых людей»

Белорусский кульбит в сторону от «русского мира» и «вежливых людей»

Еще совсем недавно исходящие из Москвы и от местных русофилов месседжи об отсутствии белорусского народа, белорусского языка, официальный Минск пропускал мимо ушей.

Наоборот, наиболее активных ревнителей белорусского языка, собственной истории и, о ужас!, ссылающихся на Великое княжество литовское просто бросали за решетку. Вдруг все разительно изменилось. Теперь за решетку отправляют совсем других людей за совсем другие мысли и тексты.

После Крыма и Донбасса

Аннексия Крыма и агрессия на Донбассе ухудшили отношения России не только с Украиной и Западом, но также и с, так называемыми, союзниками и сателлитами.

Первый звоночек прозвучал в августе 2008 года во время Кавказской войны России против Грузии. В столицах некоторых стран СНГ несколько насторожились, но сильно не озаботились. Тот конфликт списали на вывих. К тому же дальше Южной Осетии и Абхазии российские войска не пошли.

Вот события в Украине обозначили совсем другую перспективу для связанных с Москвой стран. Тут уже не вывихи и отклонения, а целенаправленная политика, вплоть до вооруженного вторжения.

Второй вывод, который сделали в Минске, Астане, Душанбе и Ашхабаде: Кремль будет опираться на местных ревнителей русского мира и «зеленых человечков» будут направлять на его защиту. Все это будет подкрепляться действиями засланной или завербованной на месте агентуры российских спецслужб по проверенному на Донбассе весной 2014 года сценарию.

По мере того как Москва втягивалась в украинскую и сирийскую авантюры, все большее значение стала приобретать агрессия информационная. Отсюда следовал довольно очевидный и наглядный вывод. Украина — только первый шаг на пути воссоздания российской империи, не важно под каким псевдонимом.

Первыми это поняли в Минске, потому что все сильнее стали чувствовать сжимающиеся медвежьи объятия Белокаменной.

Белорусский дрейф

Отношения Москвы и Минска ровными никогда не были. Бацько Лукашенко за внешнюю лояльность требовал денег, низких цен на российские углеводороды и беспрепятственных поставок белорусской продукции в Россию. Скандалы следовали с завидной регулярностью, но, так или иначе, разрешались очередным российским займом и снижением стоимости нефти и газа. Однако внутренние проблемы в белорусском народном хозяйстве нарастали и требовали все большей подпитки.

Под крики об успехах импортозамещения количество денег в российском бюджете довольно быстро уменьшается. Даже некоторое повышение цен на нефть не спасает положение. Внутренних ресурсов недостаточно, к тому же их значительную часть поглощает гонка вооружений. Для близких друзей и союзников нет свободных средств. Если их и давать, то не под декларации, а взамен на что-то реальное. Например, размещение российской авиабазы в Барановичах или где-то поблизости.

В Минске тоже поняли, что на кредиты особых надежд нет, и начали постепенный дрейф на Запад. Он начался еще до аннексии Крыма и боев на Донбассе, но после них приобрел, как говорится, второе дыхание. Беларусь вышла из дипломатической изоляции, а Россия все больше в нее входила.

В целом отношения двух государств становились все холоднее, скандалы и ограничения с российской стороны все более жесткими. Не помогли встречи многосторонние и двухсторонние с участием президентов. Особенно характерна последняя. Александр Лукашенко, по крайней мере публично, говорил о возможной договоренности с Путиным по ряду возникших проблем. Реально ничего не вышло. Ограничения на поставки белорусских товаров в Россию ужесточились, не предусмотренные союзным договором таможни на границе восстановили. Так все вернулось на круги своя.

Аресты и маневры

Изворотливость бацьки Лукашенко известна давно и в чем-то стала легендарной. Прекрасно понимая, какой чувствительной темой для Кремля является военно-техническое сотрудничество, в Минске решили уступить во второстепенном, но твердо стоять на основном.

Речь об авиационной базе уже не идет. С другой стороны, белорусский лидер своим указом одобрил  проект совместного с Россией соглашения об участии белорусских сил специального назначения в контртеррористических операциях на территории Беларуси и России. Хотя конституция страны запрещает участие военнослужащих в операциях в других странах, выход был найден. Такое ограничение относится только к срочникам, но не распространяется на контрактников. Из них комплектуются белорусский спецназ.

После такой демонстративной договоренности последовал шаг в противоположном направлении.

Следственный комитет Беларуси сообщил о возбуждении уголовных дел против белорусских авторов российских изданий Regnum, Lenta.ru, Eurasia Daily. Уголовное дело против Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко возбуждено по статье 130 Уголовного кодекса Беларуси «разжигание межнациональной розни». Последний до 2010 года работал в Академии управления при президенте Беларуси, но был уволен за сотрудничество с сайтом Regnum. На своей странице в Facebook он высказался в отношении арестов Павловца и Алимкина: «По «вежливым людям» соскучились».

Как сообщила министр информации Беларуси Лилия Ананич, в их публикациях «ставится под сомнение суверенитет Беларуси, содержатся оскорбительные высказывания в адрес белорусского народа, его истории, языка, культуры». Кроме того, там «постоянно муссируется» тезис о, якобы, «уходе Беларуси на Запад» и «антироссийской политике белорусской власти». Подчеркивалось мнение, что Беларусь — это недогосударство, белорусский язык — это диалект русского и признак низкого происхождения.

Казалось бы, что такие действия против воинствующих адептов «русского мира» должны были вызвать крайнее недовольство в Москве. В принципе, так и получилось. В среде радикалов и русских националистов стоит стон по всей земле русской. Наших бьют за защиту «русского мира», а официальная Москва не только не выступает в защиту, а наоборот, сдает своих верных защитников.

Специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой в письме Ананич заявил, что оскорбительные высказывания в адрес Беларуси принадлежат «зачастую маргинализированным авторам, ни в коей мере не отражают позицию руководства России». Еще более четко высказался посол России в Минске Александр Суриков.

«Национализм поднимает голову, — сказал он. — Он есть и в Беларуси, и в России, и в Европе. Это белорусские граждане и это дело Беларуси — эти очень радикальные журналисты. Мы очень сильно сомневаемся, что эти выступления работают на усиление связей».

Суриков выразил сомнение в этом, что Шиптенко, Павловец и Алимкин «являются истинными патриотами страны, в которой они живут» и «призвал не путать свободу слова с радикализмом».

Лукашенко очень точно уловил тренд в российской внутренней политике. Радикальные националисты и прочие сторонники «русского мира» больше Кремлю не нужны. Наоборот, в чем-то они весьма опасны, так как могут в любой момент выйти из-под контроля. Если можно нанести им удар чужими руками, то почему бы не воспользоваться этим.

С другой стороны, нельзя перегнуть палку в давлении на Лукашенко. Он может довольно круто повернуться спиной к России и превратить Беларусь в некоторое подобие Украины. Вот почему Москва ведет в случае с Минском весьма осторожную политику. Экономическое и торговое давление перемежается с некоторым их ослаблением. К тому же в других столицах стран СНГ внимательно следят за развитием событий и могут последовать если не украинскому, то белорусскому примеру. Уж на что Армения союзник, полностью зависящий от России, но тоже не согласилась на увеличение численности российских военных на своей территории.

Многовекторная Центральная Азия

Проблемы России на центральноазиатском направлении не уменьшаются. Причем везде — от Киргизии до Туркмении. В частности Таджикистан весьма твердо ответил на московские намеки на желательность вступления в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Заместитель министра экономического развития и торговли Умед Давлатзод заявил, что экономика Таджикистана неплохо развивается и без ЕАЭС, а все вопросы, решению которых мог бы помочь союз, уже урегулированы на двухсторонней основе. При этом он высказал опасение, что вступление в союз поставит под угрозу суверенитет Таджикистана.

Аналогичные заявления следуют и от узбекских официальных лиц. Никто не против развития сотрудничества с Россией, но исключительно на двухсторонней основе. Более того, новый президент Узбекистана Шавкат Мирзияев дал новый импульс развитию отношений с соседями. Началось урегулирование многолетних споров с Таджикистаном. С Туркменией разблокировано соглашение о строительстве железной дороги в Иран и Афганистан с продолжением до Пакистана.

Так называемая многовекторность, о чем открыто говорят в Ташкенте, предполагает уравновешивание связей с Москвой сотрудничеством с Китаем и даже с США. Все это происходит без участия Москвы и не удивительно, что вызывает у нее чувство не просто настороженности, а возрастающей тревоги.

В Центральной Азии опасаются повторения донбасского сценария и пытаются не просто дистанцироваться от России, но отойти в сторону и на максимально возможное расстояние. Они пытаются повторить кульбит Лукашенко, который не только вышел из дипломатической изоляции, а демонстративно расширяет сотрудничество с Западом.

Арест пророссийских авторов и блогеров не означает полного разрыва отношений Минска и Москвы и даже их дальнейшего ухудшения. Они зафиксированы на определенном и несколько сниженном уровне. Обе стороны не хотят предпринимать каких-то шагов, которые могут привести к острому кризису.

Потерять Беларусь, даже такую, Россия не может по геополитическим причинам. К этому готовятся в привычном для Кремля духе.

Вблизи белорусской границы начали размещать соединения, которые при необходимости могут оказать, так называемую, интернациональную помощь. Не случайно Шиптенко попытался угрожать «вежливыми» или «зелеными человечками».

В Ельне Смоленской области размещается 144 мотострелковая дивизия численностью в 10 тыс. человек. В Клинцах Брянской области дислоцируется мотострелковая бригада в 5 тыс. человек.

Как заявил министр обороны России Сергей Шойгу, «действия США и других членов НАТО вынуждают Россию принимать ответные меры оборонительного характера, в том числе на западном стратегическом направлении». Это против 4 батальонов НАТО в странах Балтии на белорусской и украинской границе собирают воинство в 50 тыс. человек. Или российская армия настолько слаба, что не в состоянии справиться с такими натовскими контингентами, или здесь совершенно другие намерения. В первую очередь не против Украины, а как раз в отношении вроде бы союзной Беларуси. К тому же Смоленская область с Украиной не граничит, а вот до Гомеля от Ельни очень близко.

Аннексия Крыма и агрессия на Донбассе запустили процесс отхода от Москвы практически всех государств СНГ. Одних больше, других меньше. Этот тренд будет не только продолжаться, но и усиливаться. Рядом с Россией никто не чувствует себя спокойно. И это ощущение растянется на очень долгие годы.

Юрий Райхель

Фото: Dmitry Brushko/Associated Press

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов