Последний шанс на объединение Кипра: чего боятся Россия и Турция

Последний шанс на объединение Кипра: чего боятся Россия и Турция

В них приняли участие президенты турецкой и греческой частей Кипра Мустафа Акынджи и Никос Анастасиадис, а также председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, генеральный секретарь ООН только что вступивший в должность Антониу Гутерриш. В переговорах также участвовали министры иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, Греции Никос Коциас и Турции Мевлют Чавушоглу. Великобритания, Греция и Турция являются гарантами баланса сил на острове.

Разделенный остров Афродиты

По одной и древнегреческих легенд богиня красоты Афродита родилась из пены (Афродита, греч., пенорожденная) именно на острове Кипр. Отсюда его поэтическое название — остров Афродиты.

Важное значение Кипра для торговли и мореплавания в восточной части Средиземного моря был известно давно. Многие завоеватели хотели контролировать столь важный остров.

После открытия Суэцкого канала, его стратегическое значение существенно возросло. После поражения в русско-турецкой войне 1877-78 гг. для защиты от экспансии Россия турецкий султан заключил с Англией конвенцию об «оборонительном союзе». По ней Турция согласилась на английскую оккупацию Кипра. В ходе Первой мировой войны конвенция была Лондоном аннулирована, а остров Кипр аннексирован. В 1925 году он был объявлен Великобританией Crown colony — колонией короны.

Отношения между двумя важнейшими этническими группами на Кипре — греками и турками — всегда были напряженными. Среди первых широкое хождение имели идеи энозиса (греч., воссоединение, союз) с Грецией. Вторые в ответ исповедовали принцип таксима (taksim турец.,  отделение, деление).

Хотя после обретения независимости в 1960 году в конституции Кипра были записаны принципы властного распределения между греками и турками, но они фактически не выполнялись. Из-за этого уже в 1963 году вспыхнули ожесточенные межэтнические столкновения. На остров были введены войска ООН, которые остаются там до настоящего времени. Уже тогда многие греки с севера острова переселились на юг в греческую часть, а турки, соответственно, на север — в турецкую.

Конфликт обострился 15 июля 1974 года после неудачной попытки государственного переворота в греческой части острова, спровоцированного режимом, так называемых, черных полковников, правящих в Греции, с целью энозиса. В нем участвовала националистическая организация греков-киприотов ЭОКА-Б (греч. Союз борцов за освобождение нации) и часть руководства Национальной гвардии. Путчисты получили ироническое название «черные майоры».

В ответ через неделю Турция ввела войска в северную часть острова, оккупировав примерно 35% его территории, что было больше, чем реально занимала турецкая община.

кипр_турки
Высадка турецких войск на Кипре 20 июля 1974 г. Фото Ergin Konuksever

Позднее на турецкой части была провозглашена так называемая Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), признанная только Анкарой. С тех пор эта часть острова фактически находится на содержании Турции. Она же сохраняет там воинский контингент примерно в 30 тыс. человек.

В настоящий момент Кипр разделен на четыре части. Греческую, турецкую, зеленую линию — линию Аттилы — разделяющую первые две под контролем войск ООН и английские базы Акротири и Декелия, находящиеся под суверенитетом Великобритании, но не входящие в ее состав. Общая площадь баз составляет около 254 кв. км или около 3% территории острова. Примерно 60% земли на базах находится в частном владении греков-киприотов, а 40% принадлежит министерству обороны Великобритании. В случае достижения договоренности об объединении острова Англия согласна передать Кипру половину площади баз.

Линия Аттилы проходит через столицу Никосию, где ее ширина в старой части составляет около 7,5 м, в других районах она расширяется до 7,5 км.

Шанс на воссоединение

Переговоры об объединении острова начались буквально через неделю после турецкого вторжения в 1974 году. На них никогда не было существенного продвижения, так как позиции сторон были диаметрально противоположными и стоящие за ними внешние игроки были совершенно не заинтересованы в реальном достижении согласия.

Да и отношения общин были весьма далеки от возможности хоть какого-то соглашения. Положение начало меняться примерно с 2007 года. В Никосии была демонтирована небольшая часть стены, разделявшая две части кипрской столицы на греческую и турецкую части. Тем самым было открыто свободное перемещение, в первую очередь для иностранцев, между двумя частями острова. В 2008 году была окончательно демонтирована стена на столичной улице Ледра.

Вероятно, что непосредственной причиной договоренностей о демонтаже стены были экономические соображения. В то время как греческая часть острова сравнительно неплохо развивалась и в мае 2004 года Кипр (греческая часть) вступил в Евросоюз, турецкая часть находится в гораздо более тяжелом положении. Международная изоляция привела к полному упадку туристической отрасли. Отметим, что наилучшие пляжи и соответствующая туристическая инфраструктура до лета 1974 года находились именно на севере. Фамагуста, которая была мировым курортом, теперь превратилась в город-призрак.

фамагуста
Заброшенный курорт Фамагуста

Уровень жизни двух частей Кипра существенно отличается. На греческой стороне он значительно выше. Хотя экономика ТРСК последние годы развивается вроде бы неплохо, ВВП ежегодно растет на 4-6%. Тем не менее, до уровня греческой части еще очень далеко.

Вторая проблема уже в Анкаре. Содержать ТРСК Турции становится все тяжелее. Сложная внутриполитическая ситуация и проблемы с соседями отразились на экономике и финансах. Приходится выбирать, и выбор очень невелик. Отсюда некоторое изменение позиции турецкого руководства, которое раньше и слышать не хотело хоть что-то об объединении острова.

Третья причина — желание жителей двух частей Кипра. Как ни странно, особенно в его турецкой части. Изоляция и выход только в Турцию делает невозможным нормальное развитие, даже просто нормальную жизнь. И это тоже нашло отражение в позиции лидеров турецкой общины.

Прошедшие в Женеве переговоры вроде бы не завершились каким-то результатом, зафиксированным на бумаге. Тем не менее, полным провалом их назвать тоже нельзя.

В частности, представители турецкой общины согласились возвратить примерно 7% своей территории (около 625 кв. км), которая находится под их контролем. Нерешенным остается вопрос об 1% территории, но стороны договорились продолжить составлять подробные карты.

Обсуждался вопрос о реституции. Другими словами, возвращение собственности грекам и туркам, которую они оставили после исхода в другие части острова. Проблема в том, что во многих случаях у этой собственности новые владельцы.

«Мы оцениваем стоимость операции по обмену землями в €10 млрд, — сказал представитель правительства Кипра Никос Христодулидис. — Она должна занять пять-семь лет. Одна из идей — если ты не переезжаешь, то не получаешь никакой земли. Если собираешься переехать — тебе помогут. Должна работать комбинация закона и стимулов».

Еще один сложный вопрос — статус некоренных жителей ТРСК. За 40 лет из Турции переселилось более 100 тыс. человек. На переговорах обсуждались различные варианты решения этой проблемы и стороны сошлись на том, что она вполне может быть разрешена за 5-7 лет.

Главным, как отмечают наблюдатели, является желание лидеров греков и турок Кипра найти возможность объединения. Оптимисты считают, что уже летом каждая часть может провести референдум о государственном устройстве объединенного острова.

Шанс на объединение имеется, но он может оказаться последним. Дело в том, что нынешние лидеры турецкой и греческой общин — одни из последних политиков, которые помнят остров единым. Выросли уже несколько поколений, которые этого не помнят и для них разделенная территория — вполне закономерное явление.

Газ — проводник объединения

Немаловажную роль в продвижении кипрских переговоров играют углеводороды, в первую очередь, газ. Вблизи Кипра и Израиля в Левантийской впадине Средиземного моря было открыто крупное газовое месторождение «Левиафан». Большая часть его площади находится в экономической зоне Израиля, но к нему примыкают другое большое месторождение «Афродита» уже в кипрской экономической зоне.

Хотя примерно 40-45% добытого газа будет использоваться в Израиле, примерно 15-20 млрд куб. м будет направлено на экспорт. Израиль разрабатывает план прокладки трубопровода через Кипр. Именно поэтому Тель-Авив очень заинтересован в нормализации положения на острове и присоединении кипрского газа к экспортной трубе.

Вопрос о том, как пройдет трубопровод очень интересует и Турцию. Анкара хочет создать на своей территории большой газовый хаб, в котором сойдутся азербайджанский, израильский, египетский и кипрский газ. Речь идет о 50-60 млрд куб. м. Естественно, что Турция не хочет, чтобы трубопровод из Кипра пошел не к ее берегу, а на греческий Крит и дальше на юг Европы через Грецию и Италию. Другими словами, газовая экономика толкает практически все заинтересованные стороны к достижению нормализации ситуации на Кипре. Если можно так выразиться, к сшиванию его в единое государство.

Свою долю в будущих газовых доходах хочет получить и ТРСК, а это возможно только в единой стране.

Москва против

Кипрское объединение сталкивается с проблемами в связи с некоторыми колебаниями позиции Турции. В принципе, Анкара выступает за договоренности, но выставляет ряд условий. Главным из них является продолжение дислоцирования на острове турецкого воинского контингента.

Как сообщает телеканал NTV, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган высказался против вывода турецких войск с северной части Кипра. «Северный Кипр демонстрирует искреннюю позицию, но Греция… продолжает иметь другие цели по сравнению с Турцией как страной-гарантом, — заявил он. — Даже речи не может быть о том, чтобы турецкие военные покинули Кипр». Как передает агентство Anadolu, Эрдоган подчеркнул, что без участия Турции вопрос гарантий безопасности Кипра согласовать невозможно.

Это очень большая проблема, так как в свое время греки-киприоты на референдуме отвергли один из вариантов объединения из-за того, что не был решен вопрос о выводе турецких войск с острова.

Вторым противником достижения договоренности об объединении является Москва.

Во-первых. На юге острова у России значительные экономические, финансовые, а теперь и военные интересы. Российские чиновники и олигархи многое заработанное непосильным трудом выводили через Кипр, который использовали в качестве оффшорной зоны. Эти правила в едином кипрском государстве могут измениться.

С 2015 года российские военные корабли могут заходить в порты острова. Это еще один пункт, пусть и ограниченного, снабжения, в котором российский флот в Средиземном море очень нуждается. Москва опасается, что объединенный остров может изменить внешнеполитические ориентиры.

Во-вторых. Кипрское урегулирование будет способствовать устранению греческо-турецких неурядиц и, как следствие, снятию напряженности между двумя членами НАТО. Это никак не соответствует московской политике. Дело дошло до того, что посол России на Кипре Станислав Осадчий посетил в декабре прошлого года семинар пяти небольших политических партий, центральной темой которого было противостояние объединению. После этого он был вызван в министерство иностранных дел Кипра для разъяснений.

В-третьих. Единый Кипр может стать основой для улучшения отношений между ЕС и Турцией. Ведь переговоры о вступлении последней в ЕС тормозились именно из-за кипрской проблемы. Как следствие, может усилиться сотрудничество Кипра с НАТО и даже возможно его вступление в Альянс в дальней перспективе. Этого в Кремле категорически не хотят.

Анализ мирного процесса на Кипре позволяет провести некоторую параллель с Украиной. Дело на острове сдвинулось только после того, как внешние игроки решили, что мирное урегулирование соответствует их целям. Пока Москва не хочет отказываться от своей политики и это означает, что донбасское урегулирование, не говоря уже о крымском, пока не находится на основной повестке дня международных отношений.

Юрий Райхель

Фото: Владимир Кезлинг

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов