В ночь на понедельник, 27 июля, в 00:01 на линии разграничения на Донбассе начался режим полного и всеобъемлющего прекращения огня. Об этом 22 июля договорились представители Трехсторонней контактной группы.

Плюс перемирие-уменьшение количества обстрелов и погибших со стороны как гражданского населения, так и военнослужащих ВСУ. Минус – реализация московского сценария. Потому что именно Москве выгодно выполнение первого пункта Минских договоренностей-прекращение огневого противостояния. Для чего это нужно? Россия апеллирует к странам Запада относительно своей договороспособности. Хочет отмены или ослабления экономических санкций. РФ показывает, что может контролировать так называемые народные республики. А Украину обвиняет в затягивании "Минска". Лавров и Песков говорят, что Киев не выполняет взятые на себя обязательства по ратификации "формулы Штайнмайера" (проведение местных выборов под наблюдением ОБСЕ, предоставление особого статуса отдельным территориям Донбасса без украинского контроля над границей с Россией).

Мы попали в московскую ловушку. Когда Кремлю нужно, он обостряет ситуацию на линии разграничения, чтобы надавить на Украину. Например, 19 января, в районе проведения операции Объединенных сил было зафиксировано два нарушения режима прекращения огня. Поэтому перемирие как палка на два конца.

Плохо, что украинская власть не предлагает собственного видения развития событий. Хоть бы какой-то план "Б", свидетельствовавший о наличии украинского сценария прекращения противостояния. Его нет. Мы повторяем, что выполняем Минские договоренности. В то время, подвергаемся критике Европы. Уже не Россия, а Франция заявляет, что нет компромиссов по реализации "формулы Штайнмайера", которая не закреплена в Минских, а в Нормандских договоренностей, которые подписал год назад в Париже президент Владимир Зеленский. Подобными шагами мы сами даем возможность России запихнуть нас в экономические и политические ловушки.

Ни Франция, ни Германия не пойдут на признание самого факта выборов под дулами российских автоматов

Популярные статьи сейчас

"Женился": сияющий Киркоров вывел в свет юную красотку, Пугачева забыта навсегда

Поддатая Полякова разделась и полезла с Ефросининой и Плакидюк в чан на даче: "Как японские обезьяны..."

Хименес-Браво из "Мастер Шеф" показал слишком личное фото, вызвав отвращение: "Фу, сейчас вырвет"

Эффектная Дженнифер Лопес сжала бюст ремнями, доведя до экстаза: "25-летние позавидуют"

Драма со слезами разыгралась между Винником и его "бывшей девушкой" на Голосі країни: "Держался как мог"

Показать еще

Надо настаивать, что Минские договоренности недействительны. Их укладывали под внешним принуждением. Продолжалась Дебальцевская операция. А любой международный документ, заключенный под внешним принуждением, является недействительным. Нам надо апеллировать к тому, что Украина будет выполнять взятые на себя обязательства в "нормандском формате". Где есть подписи Украины, стран гарантов и Российской Федерации. Зато нет упоминаний об ОРДЛО – в этом позитив. А дальше можем нивелировать на переговорном площадке негативные элементы в виде "формулы Штайнмайера" и все остальное. Потому что, по большому счету, реализация этой "формулы" возможна только в условиях проведения выборов под эгидой ОБСЕ. И соответствия этих выборов пунктам Гаагской конвенции. Там достаточно сложная ситуация, которая позволяет Украине наоборот создать дипломатическую ловушку именно Российской Федерации. Потому что ни Франция, ни Германия не пойдут на признание самого факта выборов под дулами российских автоматов. Это то, на чем нужно настаивать Украине.

Но чтобы это сделать, власти нужна политическая воля.

Автор Дмитрий Снегирев, историк, сопредседатель Общественной инициативы "Права Справа", специально для Politeka