Искусство шантажа, или Как Украине перестать мечтать об атомной бомбе

18:13 16 Октября 2015

Уже полтора года, с начала операции спецназа РФ по аннексии Крыма, одной из популярной тем обсуждения под рубрикой «Если бы» является ядерный статус Украины. Последний раз – и впервые из уст официального лица – об украинских шансах обрести оружие массового уничтожения можно было услышать 14 октября. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов, избегая прямого ответа, дал понять, что такой вопрос имеет право на существование

Итак, беглый советский разведчик, автор популярных книг Виктор Суворов в жанре исторического ревизионизма, заявил в интервью: «Израиль никогда официально не признавал себя ядерной державой, но в том, что мудрые евреи кое-что ядерное имеют – даже не сомневайтесь! Чем же мудрые украинцы хуже? Надо тишком-нишком приступить к созданию ядерного оружия, а когда припечет, пожать плечами: ой, случайно само вышло, была мастерская по изготовлению кроватей, а гляди, что в итоге получилось…».

Когда журналисты обратились к Турчинову за комментарием по поводу этих слов, он задал встречный вопрос: «Вы считаете, что украинцы глупее мудрых евреев?».

Вариантов ответов на такой вопрос несколько. Предположим, что украинский народ никак не глупее народа Израиля.

Итак, для начала посмотрим на состав ядерного клуба и проследим за хронологией его формирования – для отсчета возьмем год проведения   первого испытания оружия массового поражения. США (1945), РФ (правопреемник СССР, 1949), Великобритания (1960), Франция (1960), Китай (1964), Индия (1974), Пакистан (1998), КНДР (2006). Беларусь, Казахстан и Украина отказались от владения ядерным оружием после распада Советского Союза.

С 1979 по 1993 год среди ядерных держав числилась Южно-Африканская Республика. Что примечательно, совместную работу по созданию оружия массового поражения ЮАР вела с Израилем, который до сих пор не признал на официальном уровне факта его существования.

Обращает на себя внимание такой момент:  страны Западной Европы, члены НАТО, не последовали за Великобританией и Францией, которые присоединились к политическому союзнику – Соединенным Штатам в самом конце пятидесятых годов. Карибский кризис 1962 года, ставший убедительным доказательством того, как на практике работает теория ядерного сдерживания, не породил среди европейских стран новых кандидатов на вступление в элитный клуб.

В Азии после Китая, который приступил к работе над созданием ядерного оружия в качестве советского сателлита, а первые испытания провел как злейший враг СССР, нашлись желающие, но уже в другую эпоху. В короткий период международной разрядки успела втиснуться Индия, лидер движения неприсоединения, которая ради самоутверждения принесла экономику в жертву политике. Пакистан – как явный и принципиальный антагонист Индии – дал симметричный ответ. На это ушло четверть века, к этому времени завершилась холодная война, мир изменился до неузнаваемости. Но Пакистан не мог остановиться и отступить – после десятилетий противостояния, после утраты в 1971 году в результате индийского вооруженного вмешательства части территории, получившей официальное название Бангладеш.

Пока Китай доказывал преимущества своей модели социализма перед советской, четыре государства, получившие неформальное название «азиатских тигров» –  Гонконг, Сингапур, Тайвань и Южная Корея,  ускоренными темпами стали строить капитализм, принеся внешнюю политику в жертву внешней торговле. Вернее, сделав внешнюю торговлю инструментом внешней политики. В результате эти малые государства раньше огромного Китая перешли на новый уровень экономического и цивилизационного развития, продолжая по ряду отдельных показателей превосходить КНР.

В то же время к северу от Сеула – в Пхеньяне, столице КНДР, восторжествовал советско-китайский подход к формированию внешней политики эпохи Сталина и Мао. Северокорейский режим, получивший ядерное оружие в начале XXI века, показал тем самым свою экономическую и политическую отсталость – за полвека в корне изменилась роль ядерного оружия. Одной – или ста бомб – достаточно, чтобы произвести впечатление, но ни один, ни сто, ни тысяча ядерных зарядов не в состоянии ни поднять внутреннее производство, ни завоевать внешние рынки.

Впрочем, Пхеньян пользуется тем, что у него есть, как может – время от времени КНДР грозит применением ядерного оружия против ближайшего соседа – Южной Кореи. Иногда словесные угрозы адресуются Белому дому. Но всегда громко сделанные заявления сходят на нет после предоставления Северной Корее очередного кредита на выгодных условиях или прямой продовольственной помощи.

Собственно, ничем другим, кроме как шантажом, нельзя назвать действия Кремля последних лет путинского правления. Равно как ничем другим, кроме бравады, не являются его слова из интервью российскому телевидению в фильме «Крым: путь на родину», в котором президент РФ заявил в ответ на вопрос о готовности России применить ядерное оружие в борьбе за Крымский полуостров: «Мы готовы были это сделать».

Мировой опыт последних 25 лет – столько прошло после окончания холодной войны – доказывает, что экономика всегда бьет политику. И что ядерная дубинка в настоящих условиях – это удел бедных государств, которые ценой тотального обнищания идут на то, чтобы приобрести инструмент шантажа. Стоит ли Украине следовать примеру КНДР или Сингапура – ответ  представляется  очевидным. Если, конечно, украинцы не глупее мудрых евреев.

18:13 16 Октября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости