Украинское правое дело: от «свідомих» до «небайдужих»

18:50 23 Октября 2015
Свобода

В студенческие годы я впервые задался вопросом, как определить свои политические ориентиры. Получалось, что они были правые, даже радикально-правые. Помню, как, будучи студентом Луганского пединститута, вместе с другими был определен на практику в школу к главному историку города Феликсу Борисовичу Горелику. Эрудит и прекрасный оратор, он был нашим наставником и давал рекомендации, как проводить уроки. И случись же такое, что темой моего первого урока было Гадячское соглашение 1658 года. Согласно документу, гетман Иван Выговский аннулировал союзнический договор Богдана Хмельницкого с Московским государством. А земли, контролируемые войском Запорожским, должны были войти в состав Речи Посполитой на равных правах с Польшей и Литвой

Тогда был 1990 год и страна готовилась к референдуму о необходимости обновления Союзного договора. Перед уроком мой наставник настоятельно рекомендовал упомянуть об этом. Но в таком ключе: мол, посмотрите, что сейчас вытворяют эти националисты – агитируют за выход Украины из СССР. Я сказал, что говорить этого не буду, так как считаю, что договор подписывать не надо. «Не надо?! Я не ослышался?! – на всю учительскую переспросил Феликс Борисович и повернулся к коллегам. – Нет, вы посмотрите, куда добралась эта гнилая капиталистическая пропаганда! Фашисты!»

Читайте также
Украинские неонаци: реальность или чужие фантомные боли

Видит Бог, ни одной строчки из диаспорянских или диссидентских текстов мы тогда в глаза не видели. А в учебниках и фильмах украинские националисты были представлены в образах похлеще орков. Скандала не получилось. Урок провел я как хотел, из института не отчислили – времена были уже не те. Правда, кличка «нацист» (не все понимали отличие от «националиста») за мной закрепилась до самого выпуска. А сосед по комнате уверял, что у меня даже строение лица немецкое. И это была не шутка.

Когда Украина стала независимой, Феликс Борисович благополучно переселился в Германию на ПМЖ. А я поступил в Могилянку, известную своей интеллектуальной умеренной правизной. Там я четко понял, что национализм – это, в принципе, нормально, но это категория из XIX века. Пытаться ее всюду пристраивать – все равно что каждый день носить шаровары и вышиванку. Это как-то несовременно и порой даже смешно.

Для меня ключевой точкой отсчета стал 2004-й. Сначала была знаменитая речь Тягныбока на Говерле, где он на фоне оранжевой палатки «Так!» рассказывал о «жидах», «москалях» и «ляхах».

Потом мне как-то довелось брать интервью у Бориса Тарасюка. На тот момент он уже пару раз побывал в кресле министра иностранных дел, а в конце 2005-го участвовал в организации переговоров с Россией по газовому вопросу. Тех самых, где глава «Нафтогаза» Алексей Ивченко якобы потребовал переводчика. Прошли они, как известно, провально, и, как мне кажется, отчасти из-за чересчур жесткой позиции нашей стороны. И вот Тарасюк теперь вел свою политсилу в Верховную Раду, рассказывая о своих успехах во внешней политике.

Во время интервью я спросил у Тарасюка, считает ли он нормальным, когда у главы МИДа – антироссийская позиция. На вопрос он ответил вопросом: «А вы что, хотите, чтобы российский флот продолжал стоять в наших территориальных водах?». Тогда мне подумалось, что я могу хотеть, чтобы Россия вывела войска из Крыма еще больше, чем Тарасюк. Но мне кажется, что главный дипломат страны должен быть более гибким и хитрым, а не размахивать при каждом удобном случае своими ментальными шароварами. Во всяком случае, на работе.

Читайте также
Как националисты на Покрова «воскрешали» протестный дух Майдана (репортаж)

Тогда мне стало понятно, что в стране нет политической силы, которая представляла бы мои правые взгляды. Очередное появление на политической арене Тягныбока только усилило это ощущение. Откровенные расистские выпады свободовцев выглядели как питекантропство. Чего стоили протесты против того, чтобы темнокожая Гайтана представляла Украину на «Евровидении». Притом что родилась она в Киеве и у нее все песни на украинском языке.

Особенно грустно, когда примитивная правая идеология попадает в совсем уж молодые головы. Праворадикалы на улице могут разбить то голову китайскому студенту, гею либо левому активисту, то напасть на африканцев на стадионе, подставляя украинскую команду. Когда в Киев приехала достаточно известная афроамериканская рэп-группа Onyx, у входа в клуб, где она должна была выступить, собрались пара десятков молодых людей – «небайдужих», как они себя назвали – с целью не допустить выступление темнокожих артистов. В итоге концерт не состоялся. А «Правый сектор» еще и похвалил небезразличных граждан за то, что те не дали выступить «черным расистам» (среди украинских праворадикалов ходит легенда, что у группы Onyx есть песня «Убей белого». – Ред.).

Мне понятно, когда в европейских государствах в последнее время стали расти праворадикальные настроения. Там всех утомили мигранты-мусульмане, которым плохо в своих странах, где политический и социальный бедлам. Поэтому они скопом рвутся в либеральную Европу, которая свой комфорт создавала годами, пока мусульманский мир копил вселенскую злобу. Теперь они ее везут с бескрайних просторов Азии и Африки в Старый Свет, да еще и требуют соцвыплат и условий для поддержания своих традиций в самых пещерных их проявлениях.

Но устраивать обструкцию артистам, бить студентов из Азии – диагноз.

И вот у меня большая просьба ко всем «небайдужим». Прежде чем потянется рука что-то этакое патриотическое сделать. Попроситесь с Тягныбоком в зарубежную поездку, да так, чтобы на какой-нибудь международный форум. Вы, может, поймете, как важно уметь хорошо что-то делать руками, много знать (да хотя бы и об УПА) и просто быть свободным, прежде чем стать свободовцем. Тогда и «небайдужість» не будет мешать жить ни вам, ни другим. И проявится она в самый нужный момент.

18:50 23 Октября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости