Илья Пономарёв о российских «невыборах» и страхе Кремля

Илья Пономарёв о российских «невыборах» и страхе Кремля

Проголосовать на этих российских президентских выборах для меня  было большой спецоперацией, потому что я не имел права попадать на территорию России, даже на территорию посольства или консульства.

За рубежом пришло голосовать намного больше людей, чем на предыдущих выборах. Министерство иностранных дел РФ распределило голосование. Сделало большое количество выездных участков, но они были открыты не в день выборов, а до них. В день выборов работали только посольства. Я туда не мог попасть, поэтому искал место, где бы мог проголосовать в штатное время, но чтобы это не была территория России – это было очень сложно. Нашел такое место в Португалии. По дороге из Америки в Украину ездил в Португалию, где и проголосовал за кандидата «ПТН ПНХ».

Кремль изначально не боялся, выберут Владимира Путина или не выберут, будет второй тур или нет. Боялись только за так называемую легитимность выборов. Они хотели, чтобы Путин получил в абсолютном числе голосов больше, чем на предыдущих выборах. На предыдущих было порядка 43-45 млн голосов избирателей, а на этих у них получилось собрать чуть больше 50 млн.

Также они хотели, чтобы за Путина проголосовали больше 50% от общего числа избирателей. Это чисто психологические вещи. Юридически ни на что не влияют. Но на это в Кремле и рассчитывали.

Определенная часть оппозиции, в этом контексте, считала, что, наоборот, самое важное – это сорвать эту самую легитимность. Это получилось бы, если на избирательные участки пришло меньше 50% избирателей. Я много занимаюсь выборами и сам проходил ряд избирательных кампаний. Поэтому, в отличии от некоторых моих оппозиционно настроенных коллег, для меня было понятно, что задача опустить явку ниже 50% нереализуема. В этой ситуации призывы оставаться дома означали, что мы только увеличиваем процент голосов за Путина, потому что получается, что они своего избирателя приводят на избирательный участок, а оппозиция, наоборот, своих отзывает, таким образом, процент за него возрастает. Поэтому моя позиция была в том, что нужно обязательно прийти, но испортить избирательный бюллетень. В таком случае это отдельный процент, он ЦИКом не оглашается так громко, но это уменьшает проценты за всех остальных.

Если вы сейчас просуммируете цифры за всех 8 кандидатов, то увидите, что это сумма не 100%, а меньше. Это потому, что есть недействительные бюллетени. На этих выборах таких было очень большое число — более 800 тысяч. Это как раз те люди, которые пришли и написали, что Путин надоел, ПНХ, что они хотят Навального, Ходаковского или любого другого кандидата. Если бы люди, которые остались дома, пришли и тоже так поступили, то это был бы третий результат на этих выборах — порядка 7% от общего числа пришедших. Вот это как раз был бы сильный фактор делегитимации. Вместо этого эти 7% достались Владимиру Владимировичу.

92% в Крыму за Путина – это по той же причине. Потому что те, кто мог проголосовать против него, просто не пришли. Крымские татары остались дома, зато организованно пришли те, кто в Крым переехал за последние годы. Это военные, которые там дислоцированы. Соответственно, такая цифра.

В Крыму я бы обращал внимание прежде всего на официальную цифру явки. Когда был этот псевдореферендум, они записали космические цифры. Сейчас так не получилось. Это означает, что на самом деле наступает отрезвление. Как любой процесс, оно идет медленно. Пошло бы быстрее, если бы были какие-то прорывы в жизненном уровне украинцев и крымчане чувствовали бы, что они потеряли. А пока это еще пассивное и аморфное сопротивление. Но цифры явки четко указывают, что число недовольных растет.

Активное голосование именно в зарубежных округах на этих выборах — показатель того, что у людей действительно был интерес к ним. Очень грустно, но смешно, что мифическая цифра 85% в поддержку Путина, которая застряла у всех в голове, была продемонстрирована как раз на зарубежных избирательных участках. То есть в России реальный уровень голосования за Путина меньше 70%. Мы видим, например, сибирский регион, где не было никаких подтасовок и так далее. Там результат примерно 70%, плюс-минус 1%. Таков его реальный рейтинг. А вот за рубежом 85%.

С одной стороны, это результат всей этой конфронтации, противостояния. Есть дезадаптивная часть российской диаспоры. За рубежом, если считать явку относительно общего количества людей, которые там живут, сейчас это около 10 млн российских граждан, а прошли проголосовать около 1 млн. То есть явка составляет на самом деле 5-10% и это люди, которые достаточно плохо адаптировались за рубежом. Потому что антипутинские послушали эти призывы и никуда голосовать не пошли. В итоге мы имеем космическую цифру в 85%, которые поддержали Путина.

В целом то, что явка была высокой – очень позитивный фактор, потому что это говорит о том, что политика интересует простых людей. Простой человек идет на выборы, когда политика его касается, не идет – когда чувствует, что политика его не касается. А когда политика людей касается? Когда что-то не в порядке.

Россияне явно считали, что перемены нужны, и поэтому пошли голосовать. То, что в меню этих «невыборов» настоящих перемен не было, человеку трудно объяснить.

материалы рубрики
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений» Politeka on-line
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений»
Виталий Кличко уйдет следом за Порошенко: «боксер против народа», — Пальчевский Politeka on-line
Виталий Кличко уйдет следом за Порошенко: «боксер против народа», — Пальчевский
Порошенко расколол украинское общество: «к чему приводит нелепая политика» Politeka on-line
Порошенко расколол украинское общество: «к чему приводит нелепая политика»