Игорь Луценко: де-факто в Украине отсутствует правительство

Игорь Луценко: де-факто в Украине отсутствует правительство

О будущем Антикоррупционного суда, главных коррупционерах в стране, изгнании Данилюка, борьбе за сферы влияния и узурпации власти рассказал гость Politeka Online Игорь Луценко, народный депутат Украины от фракции “Батькивщина”.

Относительно голосов от “Батькивщины” за Антикоррупционный суд

“Батькивщина” считает, что Украине нужен Антикоррупционный суд. Безусловно, нужен независимый суд. Если есть какой-то минимальный шанс, мои коллеги решили нажать кнопку “за”, понимая, что это нажатие дает 1-2% шанса, потому что процесс создания Антикоррупционного суда, его дальнейшего финансирования контролирует президент, то есть главный коррупционер, через органы Высшего совета юстиции и Высшую квалификационную комиссию судей. Мы считаем, что не делаем хуже, давая возможность двигаться вперед идеи Антикоррупционного суда. Но мы четко отметили те принципы, на которых эта идея сможет заработать, получить шанс на жизнь. Это именно независимость от президента, от того, кто, по сути, сейчас возглавляет всю коррупцию в государстве.

На практике это можно реализовать так, как мы реализовываем большинство идей, которые появляются благодаря оппозиции: путем политического давления со стороны оппозиции, путем общественного давления со стороны общественных организаций и путем давления со стороны международного сообщества. Других путей сейчас нет. Ни большинство, ни президент на сегодняшний день не являются, к сожалению, источником конструктивных изменений. Есть шанс, что колоссальное общественное внимание к процессу создания Антикоррупционного суда приведет к тому, что этот суд будет хоть немножко лучше, чем все остальные, которые у нас есть.

Относительно отставки Данилюка

Я не голосовал за его отставку, поскольку считаю это внутренними проблемами правящей коалиции. На сегодняшний день правительство является набором случайных лиц, оно не является командой. Каким-то образом помогать во внутренних разборках я не хотел бы.

Я об этом лучше буду говорить с той позиции, что у нас де-факто и де-юре нет правительства.

У нас нет правящей коалиции де-юре, де-факто она есть: бывшие регионалы в различных формах, БПП, “Народный фронт”, “Оппоблок”. Такое положение дел. Я считаю, что если у них есть проблема с Данилюком, пусть они сами ее решают. Они вместе устроили это “правительство”, пусть сами с ним разбираются.

Данилюк был ставленником одной из группировок, которая оказалась менее сильной в этой борьбе, чем другие. Это одна из приближенных к президенту групп, другая группа — Гройсман и Ко. Они между собой поссорились, не нашли общий язык по поводу дерибана бюджета, манипулирования доходами и т. д. Действительно, при Данилюке были определенные позитивные новации, но были и отрицательные. Мы понимаем, что работа налоговой, за которую так боролся Данилюк, ему не понравилась вплоть до публичных демаршей только на 2,5 году работы.

То есть до этого его все устраивало, с самого начала его устраивал Насиров? Почему, когда Насиров занимался этими схемами, он не пришел, например, и не написал письмо иностранным партнерам или украинскому народу по поводу того, чем занимаются глава Государственной фискальной службы Украины и его заместитель? Но в определенный момент, когда состоялся персональный скандал с Гройсманом, Данилюк сказал, что он реформатор и ближе к Западу. Не нужно делить на хороших и плохих, необходимо в целом оценивать работу этой “команды”.

Относительно подчинения ГФС непосредственно правительству

Это не имеет ничего общего с тем, что мы называем государственной политикой, то есть политикой относительно осуществления власти, определенных программ, достижения цели. Это нужно для того, чтобы взять себе в руки еще один коррупционный инструмент. Они просто вырывают из рук друг у друга этот чрезвычайно мощный инструмент в виде налоговой. Нужно понимать, что сейчас и НФ, и БПП, и все остальные, кто их поддерживает, ответственны за работу Налоговой службы.

Она делает то, что делала всегда — занимается рэкетом, то есть создает проблемы для предприятий, а потом их за взятки разруливает.

Такую деятельность хочет координировать практически любой в этом государстве, кто имеет коррупционные амбиции, в том числе и нынешнее правительство. Я очень негативно отношусь к этим процессам. Налоговую нужно выбирать прямым голосованием, честно говоря. Когда любая политическая или мафиозная группировка проходит к власти, она туда обязательно ставит своего смотрящего. Народным прямым голосованием выбираем честного профессионального юриста главой налоговой — и пусть он отчитывается перед судом и украинским народом, а не перед ставленниками кулуарных споров или других партий. Я не понимаю, почему так нельзя сделать. Почему США не предложат избирать судей прямым голосованием, как у них? Это все происходит на уровне штата. Так же прокуроров. У них выборы — это основа демократии. У нас же неизвестно что. При Кучме, при Януковиче, например, происходила просто узурпация власти.

Гройсман

Относительно идеи выборности органов власти

Мы продвигаем ее в тех формах, в которых можем. Конечно, мы поддерживаем суд присяжных. Мы очень критически относились к тому, что происходило с так называемой судебной реформой: это и изменения в Конституцию, и так называемые кодексы и т. д. Мы всегда их критиковали, особенно профессиональные юристы в нашей фракции, отмечая, как должно быть. У нас часто спрашивают, почему мы чего-то не делаем. Потому что у нас доступ к СМИ не очень частый, а говорить нужно о каких-то конкретных вещах, которые касаются сегодняшнего выживания государства. Фракция начинает говорить о судебной реформе, когда идет соответствующая кампания в СМИ, потому что тогда у нас есть шанс быть услышанными.

Относительно нападений на проукраинских журналистов в Одессе

Я был одним из инициаторов обращения народных депутатов к секретарю Совета национальной безопасности и обороны Александру Турчинову с просьбой организовать заседание по ситуации в Одессе — частые нападения на проукраинских журналистов. Пока что реакции нет. Дело в том, что наше государство, если чисто формально ждать ответа, просто не может работать. Это означает, что мне, возможно, в ближайшие дни нужно будет лично идти к Турчинову на прием, чтобы послушать, что мешает СНБО заняться этим вопросом. Сейчас никто парламент не уважает, поэтому не обращают внимание на какое-то письмо от депутатов. Перед нами последствия этого: системные нападения в Одессе, террор предпринимателей со стороны СБУ и т. д. Куча негативных процессов, завязанных на силовиках, которые грозят потерей государственности и суверенитета.

материалы рубрики