Что на завтрак у юриста?

Что на завтрак у юриста?

Друзья, наконец-то вышла в свет долгожданная книга Семена и Анны Ханиных «Завтрак Юриста». В ней вы найдете ранее опубликованные статьи, вышедшие в журнале “King and Queen”, а также те, которые появлялись на страничке в ФБ юридической компании «Амбер»

Теперь их не нужно искать по всему интернету, они собраны в одной книге и проиллюстрированы талантливой художницей Катериной Дудник.

В увлекательной форме авторы делятся своим опытом из практики, где каждый найдет для себя что-то интересное.

Приобрести книгу очень просто: нужно зайти на сайт https://khanin.com.ua/book/ и в несколько кликов оформить заказ. Цена «Завтрака Юриста» всего 300 гривен. Для заказа книги в другие страны просто отправьте запрос на адрес: [email protected].

Представляем вашему вниманию для ознакомления одну из глав книги под названием «Рай неведенья».

Это страшно всегда до озноба,

Если плачет не баба — мужик…

(Е. Евтушенко, «Итальянские слезы»)

Евгений проснулся от непрестанного звонка в дом, который вломился в еще сонное сознание ударом колокола. Кто-то казалось зажал звонок домофона и держал его не снимая палец. Наскоро накинув халат, Евгений подошел к двери. В окошке домофона виднелась группа из пяти человек, причем явно выделялась девушка с прекрасной копной рыжих волос, которая как флаг держала камеру перед собой, снимая все происходящее.

«Какого?», — сказал Женя в переговорное устройство максимально дружелюбно, учитывая 7 утра субботы, в которую его разбудили, с одной стороны, и копну рыжих волос, с другой.

«Это милиция, откройте»- произнес домофон. Надо оговориться, что Жене повезло жить на той самой улице, где недавно произошло громкое заказное убийство, и за последний месяц он привык к визитам разнообразных правоохранителей, которые с присущей им беспардонностью вламывались за записями камер наружного наблюдения или для опроса его самого, мол видел ли чего или слышал.

Топтались все, один за другим, милиция, СБУ, прокуратура. Причем все ругали друг друга, обвиняя в непрофессионализме и требуя записи именно в свою копилку. Уточнив, что кто-то из конкурентов оказался шустрее, очередной правоохранитель с сотоварищами просили подписать некий протокол, просили кофе, визит в туалет и с шумом удалялись к соседнему дому, вяло переругиваясь с кем-то по телефону.

Однажды даже пришли с настоящей немецкой овчаркой, которая сходила в туалет под любимой Жениной грушей, а вместо кофе получила воды и огромную сосиску. Это была самая приятная встреча с нежданными визитерами, так как собака за съеденную сосиску лизнула Женю в нос и ухо, тщательно облизала ему руки, повиляв хвостом, как бы извиняясь за оставленную кучу у груши.

Глаза у пса были грустны и явно показывали, что он предпочел бы остаться сторожем у Жени в доме, где у хозяина водились такие вкусности, чем дальше продолжать службу в милиции.

Но привычка к послушанию сработала на уровне подсознания и пес побрел за своими милиционерами выпрашивать им кофе в следующий дом. Евгений открыл дверь и четверо в штатском, сопровождаемых копной рыжих волос с камерой, зашли в дом.

Первый вошедший источал такую радость, как будто только что выиграл в лотерею. Я следователь ГСУ МВД г. Киева майор Роговцев начал он. Женя недослушав мрачно пробрел на кухню включать кофеварку, но был остановлен окриком Роговцева. «А, даже так» — подумал Женя, ну тогда не будет кофе. «И туалет закрыт» — тут же подумал он, «навсегда, замучили, разве что рыжим волосам он нальет чайку и пустит в хозяйские удобства».

Печерский суд г. Киева дал санкцию на проведение обыска в Вашем доме, услышал Женя от майора. Чего? ЧЕГО? Кровь мгновенно прилила в голову, а душа ушла в пятки. Все, что только что радовалось рыжим волосам, упало, причем казалось с грохотом пушечного выстрела. «Что происходит?!» — каким-то срывающимся фальцетом зачем-то сказал Женя. «Обыск» — не снимая улыбки с лица проговорил майор. «Вы сядьте, сядьте» — ласково сказал Роговцев и решительно зашагал в туфлях по ковру. Легкая испарина появилось на лбу и руках Евгения. «Я имею право позвонить адвокату» — вдруг сообщил Евгений. «Так а Вы звоните» — так же сообщил ему Роговцев и представил остальных участников утреннего вторжения.

Вторым был капитан СБУ Одуванчиков, двое остальных — понятыми. Понятые были в толстых очках, что казалось у них зрение минус тридцать.

Они так же плюхнулись рядом с Женей на диван, так же, как и майор, не снимая обуви. Затем по-хозяйски включив телевизор, как ни в чем не бывало уставились в него. Рыжая копна оказалась лейтенантом милиции Анжелой Сидорцевой и была единственной, кто обувь таки снял. «Адвокату, какому адвокату?». Женя то и знал всего двоих из этой братии, но в спешке не мог найти их номера телефонов в записной книжке. Потом он решительно ввел в google: «киев адвокат круглосуточно», и подумав, добавил «лучший». На первой же записи он нажал «ввод» и «вызов». Чей-то бодро-заспанный голос ответил: «слушаю».

Женя сбивчиво рассказал суть последних событий. Бодро-заспанный оказался адвокатом Ильей Мельником и указав на некую тарифную сетку оплаты, привязанную к часам работы, пообещал прибыть в ближайшее время. Так же порекомендовал не дать возможности начинать следственные действия до прибытия адвоката. «Я не разрешаю Вам» — начал Евгений. «Вы сидите» — перебил Женю майор и выверните все из карманов на стол«. Одуванчиков подошел и сгреб все со стола, включая телефон. Жене как-то взгрустнулось. Понятые оторвались от телевизора и пошли с капитаном и майором рыться по комнатам.

Женя остался с Анжелой наедине. Она робко топталась у входной двери, с руками, сведенными за спиной, как школьница у доски.

Камеру у нее забрал Одуванчиков и с важным видом кинооператора убежал на помощь майору. «В чем собственно меня обвиняют?» — задал вопрос Евгений. Анжела посмотрела на него и казалось взгляд этих карих глаз способен рассказать так много, как не расскажет ни одна книга или фильм. Анжела говорила ему о загубленных девичьих мечтах, о начальнике, который лапал ее на службе по пьяни, о безденежье и безнадеге, в общем о всем том, что пришло на смену в целом счастливому детству. «Вы сидите» — сказала Анжела. Затем, не отрывая глаз от Жени, спросила: «не хотите кофе?».

Женя хотел, очень хотел кофе из своей кофеварки. Он наскоро с дивана советовал Анжеле как правильно включать ее. Анжела сделал две чашки кофе, причем себе она набрала напиток в любимую Женину чашку, Евгению же подала в гостевой. Женя жадно пил глотками горячий напиток, давясь и захлебываясь, решительно запихивая кофе себе в рот. А еще Женя захотел в туалет. «Мне нужно в туалет» — громко сказал он. «Потерпите» — отозвалась Анжела, «я с Вами туда не пойду, а отрывать группу от работы сейчас неуместно». И повернувшись к Жене спиной, решительно уселась на диван, досматривать оставленный включенным понятыми телевизор.

А в туалет решительно хотелось. Хотелось умыться, почистить зубы, принять душ, и собственно выкинуть все происходящее из головы как ночной кошмар. Хотелось проснуться вчера, когда все еще было как обычно, и вдруг прежняя обыденная жизнь показалось Жене такой милой и сладкой, что за возможность вернуться в нее опять он был готов отдать все на свете, даже душу дьяволу, казалось появись он на пороге и предложи свою помощь. Но вместо дьявола на пороге образовался адвокат, который подъехав на своем лексусе был лощен и сиял как новая копейка.

Анжела робко поправив копну волос кинулась навстречу адвокату, не то препятствуя ему грудью, не то ему на грудь. «Анжела» – зачем-то робко представилась она. «Вот что, Анжела», ответствовал адвокат, «я адвокат Мельников и всю Вашу банду прошу быстренько сюда, милицию по 102 я уже вызвал». Анжела сайгаком умчалась за сотоварищами, а адвокат гордо проследовал в центр комнаты не снимая обуви и пачкая ковер не хуже правоохранителей. Евгений попытался встать и шагнуть ему навстречу. «Сидите» — сказал ему адвокат.

В центр комнаты проследовала банда в погонах. Адвокат стоял аки лев перед стаей шакалов, правда наглых шакалов.

«Я адвокат Мельников, предъявите Ваши документы и постановление суда о проведении обыска» — прорычал адвокат.

Майор и капитан протянули корочки, и майор выложил на стол какую-то бумагу. Понятые жались под стенкой. Адвокат все отфотографировал на iPhone и глянул на понятых. У одного из них не оказалось с собой документов, и подъехавшее 102 тут же радостно забрало с собой его в машину. Правда через 10 минут он появился вновь уже с документами и без наряда.

Дальше адвокат проверял полномочия прибывших и рвал их как тузик грелку, на радость Евгению, сидящему на диване. Мельников делал это так ловко, что казалось он сейчас выгонит незваных гостей из дома поганой метлой и избавит Женю от этого кошмара навсегда. Но прошло 30 минут и адвокат иссяк. Майор и СБУшник же как две скалы пропустили вокруг себя поток бурлящей пены и ушли продолжать обыск уже вместе с адвокатом. Мельников параллельно кому-то звонил, требуя от звонящего немедленно куда-то прибыть и в конце концов демонтировать незаконно расположенный ларек из-под окон адвокатского бюро.

Женя вновь остался с Анжелой наедине. Та осознав, что не вызвала у адвоката никаких чувств, по привычке скукожилась и даже казалось подобрела к Жене.

«Идите в туалет» — милостиво сказала она. Женя уже очень хотел и умелся в уборную быстрым шагом. Вернулся он оттуда с чувством утреннего голода, так как время обычного завтрака давно прошло. Но просить Анжелу о завтраке он не решился, настолько смешной ему самому показалась эта просьба.

В котомке СБУшника разрывался Женин телефон. Анжела смотрела телевизор, а где-то в доме рылись в его вещах чужие люди. «А почему люди не летают», — вдруг пронеслось у Евгения в голове. «Улететь бы отсюда прямо сейчас и жить с вольными птицами, преклоняясь только силе ветра, просыпаясь с первыми лучами Солнца, встречая его полетом и радостным криком».

К обеду народ вернулся вниз волоча часть Жениных вещей в коробках и мешках. Майор опечатывал мешки, капитан писал протокол. Адвокат опять был львом и сражался с ними за каждый пункт, грозя всеми муками ада за беспредел и указывая присутствующим на их безграмотность. Те же вяло реагировали и, было похоже, что терпят адвоката как неизбежное зло. Вера, какую адвокат вызвал в Евгении на первых минутах, куда-то улетучивалась и превращалась в какое-то постыдное чувство жалости к себе. Копна рыжих волос вдруг решительно потянула Евгения за руку и, приподняв его, одела наручники. Затем все дружно проследовали в милицейский бобик. Адвокат сел в свой лексус.

Процессия потянулась в сторону тюрьмы. Женя как в полубреду помнил, что его с рук на руки сдали другим людям, что оформили кучу бумаг и отвели в камеру.

Там кто-то определил ему угол и Женя тут же занял его. Он сидел и рыдал в этом грязном и мерзком углу. Рыдал как баба, захлебываясь слезами, рыдал от боли и тоски по безвозвратно ушедшей жизни, к которой нет и не будет возврата уже никогда. Казалось выпусти его прямо сейчас на свободу, он вернется на место в угол, потому что он понял, вся предыдущая жизнь — это был сон. Это был рай, рай неведенья, в котором он пребывал. Теперь же чья-то неумолимая рука выдернула его из этого рая и низвергла на Землю до конца времен пребывать в камере в этом жалком углу.

Он плакал по утраченным мечтам и вместе со слезами приходило некое утешение и понимание произошедшего. Он наконец-то осознал, что все нормально и естественно, и так должно было закончиться непременно. И как осень сменяет лето, так и пребывание в камере — естественный ход событий, и даже хорошо и радостно, что он здесь именно сейчас, когда еще не поздно. «Не поздно что?» — пронеслось у него в голове, но эту мысль он решительно отогнал. И умывшись, он пошел знакомиться со своими сокамерниками. Те проявили сочувствие к его горю и утешили Женю тем, что все рассказы про камеру сильно преувеличены. Тут все нормальные люди и беспредела никто не допустит. А еще старший пообещал Жене все узнать про его дело и помочь, чтобы с воли он мог получить побольше денег на обустройство приличной жизни в тюрьме.

Жизнь потихоньку возвращалась к Евгению, его тело и мозг снова снабжались кровью и кислородом. Он строил какие-то планы и ждал новостей. А через год, стараниями адвоката, изрядно похудевший и обедневший, он вышел на свободу, а дело удалось закрыть до суда. Адвокат, забравший его из тюрьмы, был в чудесном настроении и отвез его на новеньком лексусе прямо назад домой. В коридоре тюрьмы он встретил Анжелу, которая носила погоны уже с тремя звездочками. Ее почему-то не хотелось.

материалы рубрики
Раскрылись подробности деятельности Сороса в Украине Аналитика
Раскрылись подробности деятельности Сороса в Украине
Телетайп: президентский прецедент или как Украину судят вместо Януковича Аналитика
Телетайп: президентский прецедент или как Украину судят вместо Януковича
Александр Федоренко: ночной ливень открыл очередную ложь Кличко Киев
Александр Федоренко: ночной ливень открыл очередную ложь Кличко