26 марта на Veterans Today вышла статья об автокефалии Украинской Церкви

Почти три месяца назад, 6 января, патриарх Варфоломей подписал Томос об автокефалии для украинского Православия. Несмотря на то, что весь процесс предоставления церковной независимости занял меньше года – украинский президент Петр Порошенко обратился к Вселенскому Патриархату в апреле 2018-го – «лечение раскола», похоже, займет куда больше времени, так как примирение между бывшими раскольниками и Православной Церковью, которая ранее была единственной каноничной церковью в Украине, не может произойти мгновенно.

Фанар, похоже, исполнил все, о чем его просил Киев: предстоятели двух ранее раскольнических церквей – Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП) и Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) внезапно были восстановлены. Обе организации слились, образовав Православную Церковь Украины (ПЦУ), которая должна была объединить украинских верующих и привлечь сторонников Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). После того, как ПЦУ получила в январе томос, ее иерархи и украинские чиновники стали призывать прихожан других Церквей (преимущественно УПЦ МП) вступать в новую Церковь.

На сегодняшний день более 500 приходов УПЦ МП перешли в ПЦУ. В украинских СМИ говорится, что большинство их них было добровольным, но согласно последнему отчету Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, в некоторых случаях они проходили под давлением чиновников или представителей праворадикальных группировок, которые даже не были членами религиозных общин. Если в Православной Церкви Украины хотят, чтобы прихожане УПЦ МП массово переходили под ее юрисдикцию, то ее иерархи должны вмешаться и заявить, что насилие это не выход.

Автокефалия должна была стать одним из главных козырей Порошенко на выборах. Он наконец-то дал украинцам независимую церковь, отделенную от Москвы и признанную Вселенским Патриархатом. Однако последние опросы показывают, что он не является лидером предвыборной гонки. Предстоятель ПЦУ Епифаний часто отмечает роль Порошенко в процессе получения автокефалии, однако особых результатов это не дает, так как ПЦУ в результате предстает откровенно политическим проектом.

Популярные статьи сейчас

Синоптики предупредили о резком изменении погоды, такого не было давно: точный прогноз

Джоли, Энистон и другие звезды, которые поменяли внешность: эксперт ошарашил правдой

Украинская Кардашьян сняла штаны и выгнула спинку ради пикантных кадров: "Это безумие!"

Пышногрудая солистка KAZKA на роскошном курорте затмила Каменских: "Настоящий рай"

Показать еще

Пока что томос, с такой спешкой выданный Константинополем, не принес долгожданный мир украинскому Православию. Верующие все еще разделены, уровень насилия вырос, а авторитет новых церковных лидеров слаб.

Автокефалия повлияла не только на Украину, но и на весь Православный мир. Томос, против которого по очевидным причинам яро выступала Русская Православная Церковь, привел к росту недопонимания между Поместными Церквями. Некоторые (например, Антиохийская, Сербская и Польская) присоединились к Москве и открыто критикуют Константинополь, в то время как остальные до сих пор не признали Православную Церковь Украины. Были и предложения провести Всеправославный Собор для обсуждения вопроса Украины (так, к этому призывал Иоанн X, глава Антиохийского Патриархата), однако Патриарх Варфоломей отказался провести такое мероприятие.

Получается, что украинская автокефалия действительно оказала влияние на отношения между Поместными Церквями, и оно было отнюдь не позитивным.

Беспокоит то, что Вселенский Патриархат более не может объединить или примирить другие Поместные Церкви. На ум приходит конфликт между Иерусалимским и Антиохийским Патриархатами в 2013 году, когда первый основал собственную архиепископию в Катаре, на территории, которая по канонам принадлежит Антиохийской Церкви. Фанар, который носит титул «первый среди равных», ничего не сделал, чтобы разрешить конфликт, что стало одной из причин отсутствия самой древней Православной Церкви на Вселенском Соборе, созванном патриархом Варфоломеем в 2016 году на Крите.

При этом Константинополь охотно вмешивается в дела Поместных Церквей, если ему это выгодно. Наряду с Украиной Вселенский Патриархат уделяет особое внимание Франции, а именно расположенной там Архиепископии Православных Русских Церквей в Западной Европе. 27 ноября 2018 года Священный Синод Патриархата в одностороннем порядке распустил Архиепископию, объявив, что все ее приходы и собственность должны перейти во владение Константинополя. На Чрезвычайной Ассамблее, прошедшей 23 февраля 2019 года, было принято решение не распускать Архипископию. Позднее будет решено, войдет ли она в юрисдикцию другой Церкви – Московского Патриархата, Русской Православной Церкви Заграницей или же Румынской Православной Церкви.

До сих пор неясно, почему Константинополь внезапно отменил томос, предоставленный в 1999 году Архиепископии. По слухам, за этим стоит митрополит Галльский Эммануил (Адамакис), который положил глаз на ее приходы.

Фанар также отменил в одностороннем порядке и другой документ – акт 1686 года, согласно которому Украина переходила под юрисдикцию Московского Патриархата. Это решение привело к новому витку конфликта между Москвой и Константинополем. Эти два инцидента – серьезные причины для беспокойства. А что если Фанар внезапно решит объявить «Новые земли» в Греции своей территорией? Будет православная война между Элладской Церковью и Фанаром?

Вселенский Патриархат продемонстрировал, с какой легкостью он может влиять на судьбы Православных Церквей, отменяя или своевольно трактуя документы, которые он однажды подписал. С другой стороны, он не способен разрешить конфликты даже в пределах собственных архиепископий (к примеру, глава Греческой Православной Архиепископии Америки Архиепископ Димитрий постоянно подвергается критике и остается на своем посту, несмотря на многочисленные призывы Варфоломея уйти в отставку). Размолвки между Поместными Церквями множатся. И сегодня Вселенский Патриархат уже не похож на лидера, как минимум «первого среди равных», который может объединить православие и разобраться с угрозой нового грандиозного раскола.