Международные переговоры в Женеве должны были начаться еще в понедельник. Но ограничилось дело пресс-брифингом, на котором объявили, что они переносятся на пятницу, 29 января. По словам спецпредставителя ООН по Сирии Стефана де Мистуры, причина в интенсивных спорах между большими игроками, которые участвуют в переговорах. Предмет разногласий – состав участников встречи. Мистура не уточнил, кому во вторник отправили приглашения на переговоры. Известно лишь, что за стол сядут представители движения за права женщин, некоммерческих организаций. А это важно, поскольку претензии в адрес правительственной армии и российских сил не утихают – правозащитники изобличают, как те ведут войну.

В декабрьской резолюции ООН по Сирии есть несколько пунктов. Во-первых, к февралю должна прекратиться стрельба. Во-вторых, за полгода должно быть сформировано переходное правительство. В-третьих, в течение 18 месяцев нужно разработать Конституцию и провести выборы.

По словам Мистуры, стоит ожидать, что этот раунд продлится две-три недели. Главная цель – реальное прекращение огня. Этот пункт не касается, конечно, «Исламского государства» и еще одной крепкой исламистской группы – связанного с «Аль-Каидой» «Фронта ан-Нусра». Но все равно звучит неубедительно, ведь любые из последних переговоров – будь то Сирия или Йемен – не могли сдержать стороны конфликта от стрельбы по сопернику.

С чем садятся за стол

Еще одна цель – обеспечить поставки гуманитарной помощи. Сейчас в Сирии, как и в таком же разрушенном Йемене, население страдает от недостатка продовольствия. Голодают около 200 тыс. сирийцев. Причем активно этому способствует правительство Асада, которое в течение нескольких месяцев не подпускает грузы к отдельным городам, подконтрольным оппозиции. Сирийские военные надеются таким образом добиться капитуляции соперника. По крайней мере, они утверждают, что будут держать блокаду, пока боевики не сдадутся.

Туркманы, курды и другие: на какие куски разлетается Сирия

Популярные статьи сейчас

Бойцы ВСУ подорвались на Донбассе: есть потери

Меган Маркл оказалась в центре нового скандала: "как принцесса Диана", фото поражают

Исхудавшая Брежнева поразила внешностью без фотошопа и фильтров: "Богиня из нуара"

Разумкова отправили в отставку: первые подробности

Показать еще

В середине января, спустя три месяца после начала наступления, при поддержке российской авиации сирийская армия отбила у оппозиции город Сальма в провинции Латакия. Это стратегическая точка на карте, поскольку находится на холмах между тремя провинциями. Две других – Идлиб и Хама. После захвата города боевики оппозиции вынуждены были отступить севернее, в сторону турецкой границы. Сальма – первая линия обороны для туркман, которые проживают в приграничных районах, и курдов Идлиба. 24 января стало известно, что армия Асада взяла еще один город – Ар-Рабия, севернее Сальмы. Успешными были и действия в южной провинции Дераа – там взяли Шейх-Мискин.

Сирийский президент опасался, что северные районы станут буферной зоной или полностью перейдут под контроль курдских и оппозиционных сил. Успехи на севере немного укрепляют позиции Асада на переговорах и позволят противодействовать турецким поставкам для оппозиции. Дипломаты утверждают, что между американцами и турками существует договоренность, согласно которой приграничная зона на запад от реки Евфрат после освобождения от ИГ будет контролироваться арабскими силами и никак не курдскими. Что, в общем-то, в любом случае не устраивает Башара Асада.

Король голый? Так найдите одетого

Неделю назад Лавров и Керри обсудили по телефону грядущие переговоры по Сирии. Как потом сообщили, стороны пришли к выводу, что упомянутая выше резолюция остается основой для многосторонних встреч. Среди прочего в заявлении МИД РФ также написано, что сирийцы имеют право определять судьбу своей страны. Ранее подобные формулировки понимались Москвой и Вашингтоном совсем по-разному. В Кремле Асада считают легитимным. То есть «нормальные» сирийцы по-прежнему за него. Белый дом уже устал доказывать, что сирийцы высказали все, что они думают об Асаде, еще пять лет назад, когда война только начиналась. Впрочем, какого-либо формального механизма сформировать представление о мнении сирийцев на данный момент нет. Поэтому судьба Асада и продвижение в переговорах и в этот раз будет чисто политическим игрищем.

Аллах приказал долго жить: насколько реалистичен новый план уничтожения ИГИЛ

Проблема не только в том, чтобы «уйти» Асада. Вместе с ним нужно отодвинуть от руля целый клан. Большинство влиятельных людей в сирийском правительстве находятся еще со времен отца Башара – Хафеза Асада. Сама по себе отставка нынешнего президента имеет скорее символическое значение. И для многих сирийцев, и для Запада. В идеале США хотелось бы найти человека, который бы не потакал желанием Москвы развивать свои базы в Сирии.

На прошлой неделе Financial Times сообщила, что Кремль просил Асада уйти в отставку. Представители западной разведки рассказали журналистам, что уже покойный глава ГРУ Игорь Сергунв конце 2015-го ездил в Сирию передавать такое послание. На него Асад вроде бы ответил крайне категорично. Остается гадать, что теперь на уме у кремлевских стратегов. Вполне возможно, что Путин на отказ обидится и попытается договориться с Вашингтоном, особо сирийского президента не спрашивая. Если нет, американцы могут согласиться на участие Асада в выборах. По данным Gulf News (ОАЭ), с Москвой договорились, что Асад примет участие в выборах в 2017 году. В оппозиции вроде бы об этом знают, поэтому и ставят под вопрос свое присутствие в Женеве.

С кем вообще говорить

В выходные очередная статья о договоренностях между США и РФ вышла в Bloomberg. Генри Майер и Кабиз Форухар ссылаются на неназванных дипломатов, утверждающих, что Москва согласилась пустить за стол делегацию коалиции «Армия ислама» («Джейш аль-Ислам»), которую поддерживает Саудовская Аравия и Турция. Вашингтон в свою очередь дал добро на присутствие делегации, «дружественно настроенной» по отношению к Москве. Среди 12-15 приглашенных в качестве советников бывший вице-премьер Кадри Джамиль, чья Партия народной воли связана с РФ, и один из лидеров курдского «Демократического союза» (PYG) Салих Муслим. Эта политсила связана с отрядами YPG, которым американцы помогают оружием и солдатами спецподразделений. Турция устами главы МИД Мевлюта Чавушоглу пригрозила покинуть переговорный процесс, если за стол сядет представитель курдского «Демократического союза». Позиции Вашингтона и Москвы предельно ясны: американцы хотят заручиться поддержкой Анкары, а Кремль – этому помешать. Курды сами по себе также будут дополнительным негативным фактором для переговоров с оппозицией. Правда, Салих Муслим утверждает, что приглашение от спецпредставителя ООН не получал. Еще в одну делегацию, по слухам, должны войти лишь представители гражданского сектора.

К слову, истерики по поводу списка приглашенных, наподобие турецкой, можно ожидать от любого ближневосточного участника переговоров. А оппозиционные силы 26 января официально предупредили, что не сядут за стол, пока не прекратятся блокада и бомбардировки. Эти условия есть в резолюции ООН от 18 декабря.

Об умеренной оппозиции, или С кем договариваться в Сирии

На ноябрьских переговорах в Вене оппозиция не была представлена вовсе. А вот после съезда оппозиции в Эр-Рияде в декабре лидер «Армии ислама» Захран Аллуш погиб после удара то ли российской, то ли сирийской авиации в пригороде Дамаска. «Армия ислама» – консервативная салафитская группа, нетерпимая к шиитам и алавитам. В Госдепартаменте США говорят, что недовольны тем, как ее боевики ведут себя на поле боя. Но как влиятельная сила она участвует в переговорах по урегулированию конфликта. Однако надеяться, что вооруженная оппозиция согласится, чтобы Асад участвовал в процессе выборов, не приходится. После встречи в Саудовской Аравии противники сирийского президента также потребовали амнистии политзаключенных и отмену смертных приговоров для оппозиционеров. Они хотят добиться реформ в армии и спецслужбах и декларируют желание строить светское государство без дискриминации по этническому и религиозному признакам. Высший переговорный комитет, который базируется в Саудовской Аравии, возглавляет бывший министр и премьер правительства Асада в 2011-2012 гг. Рияд Хиджаб. Именно ему предстояло выбрать оппозиционную делегацию из 15 человек. Ее главой стал перебежчик из правительственной армии Асад аль-Зуби, а главным переговорщиком – брат убитого Захрана Аллуша и нынешний глава «Армии ислама» Мухаммед.

Помимо представителей «Армии ислама», в делегацию включены члены Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКОРС), базирующейся в столице Катара Дохе, «Южного фронта Свободной сирийской армии», Национального координационного комитета за демократические перемены, который другие представители оппозиции обвиняют в сотрудничестве с Асадом, и исламистской группировки «Ахрар аш-Шам», которая вместе с «Фронтом ан-Нусра» входит в «Армию завоевания».

Как мы уже упомянули, на переговорах будут присутствовать правозащитники. Правда, давить сведениями таких групп на Москву и Дамаск не получается – те только отнекиваются. Данные, которыми располагают наблюдатели, можно использовать против любой стороны, чьи силы участвуют на земле. Сирийский котел разнообразен, и мало кто избегает агрессии по этническим или религиозным причинам. Даже когда не имеет для этого рациональных оснований. Вопрос, каким образом будут использоваться эти сведения. Если по принципу «было – не было», то и результат окажется соответствующий.

Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер считает, что участвовать в переговорах по Сирии должны и группировки исламистов. Дипломат говорит, что умеренных участников конфликта после пяти лет гражданской войны и крайнего насилия быть просто не может. «Боюсь, мы давно уже прошли тот момент, когда могли выбирать партнеров для диалога и участников переговоров», – говорит немец. Конечно, он прав. Но возникает вопрос, возможно ли вообще достигнуть какой-либо договоренности, если привлечь еще одну сторону к переговорам. В случае с Асадом и светской оппозицией проблему хотя бы сформулировать просто. То есть президент считает, что боевики должны сложить оружие. Они готовы это сделать только после ухода Асада. Исламисты привносят с собой за стол массу других вопросов, которые уже касаются построения государства. Не слушать их – тоже не вариант. Оружие они в таком случае не сложат. Их к тому же совершенно точно поддерживает немаленькая часть сирийцев.

Мираж единой Ливии: два правительства и джихадисты

Поскольку исламистов за стол вроде бы берут, вспоминаем пункт из резолюции о формировании единого правительства за полгода и смотрим на пример Ливии. Ситуация там напоминает Сирию, только с менее активными боевыми действиями и чуть далее продвинувшимся мирным процессом. Представители ООН сформировали состав правительства национального единства из 32 членов. Но светский ливийский парламент его не поддержал. В первую очередь потому, что по плану ООН рассчитывали сместить главнокомандующего вооруженными силами Ливии Халифу Хафтара – едва ли не главную личность для признанного миром правительства в Тобруке. Нельзя с уверенностью утверждать, что в случае с Сирией будет так же. Но сомнения, что стороны готовы идти на большие компромиссы после стольких лет войны, есть.

Впрочем, пока переговоры идут не на том уровне, чтобы между собой разбирались оппозиционные силы с разной идеологией. Основная проблема – судьба Асада. Керри в Давосе признался, что эти стороны не будут говорить между собой напрямую. Посмотрим, как это поможет.

Выводы

Как видим, еще до начала переговоров сложился такой соломенный домик, который может упасть от любого дуновения ветра. Есть основания говорить о возможном консенсусе между Вашингтоном и Москвой, но неизвестна позиция самого Асада. Если его участие в выборах президента в 2017 году и вправду согласовали, это, скорее всего, ставит под угрозу договоренности с оппозиционными силами. Те все еще настаивают на немедленном уходе кровавого алавита и хотят прекращения блокады и бомбардировок.