Падение дома аль-Багдади

Целый ряд политиков отметились заявлениями о том, что «Исламское государство» можно уничтожить. Барак Обама недавно заявил, что на это потребуется «некоторое время». Также время от времени в США, где как раз в разгаре предвыборная кампания, наиболее несдержанные кандидаты примеряют на ИГ свои стратегии уничтожения. Абдулла, король Иордании, которая принадлежит к антиигиловской коалиции, считает, что избавиться от «Исламского государства» можно довольно быстро. А премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади и вовсе пообещал изгнать исламистов из страны в 2016 году.

Кто первым вылетит из игры в Сирии

Для таких заявлений есть основания. В 2015 году, по данным Пентагона, ИГ потеряло 40% территории в Ираке и 20% – в Сирии; наступление его противников продолжается. В последние дни декабря иракская армия наконец продемонстрировала боевую готовность и отбила у джихадистов Рамади (там заканчивается зачистка), сейчас постепенно отвоевывает другие районы провинции Анбар. Едва ли не единственное масштабное наступление джихадистов за последние несколько месяцев провалилось. Курдские вооруженные силы пешмерга отбили атаку игиловцев, убив две сотни боевиков.

В Сирии ИГ все еще чувствует себя сравнительно неплохо. Пока наступление армии Асада в провинции Хомс в сторону Пальмиры не завершилось успехом, а исламисты активизировались в городе Дейр-эз-Зор. Город является важным транспортным хабом и окружен большими нефтяными полями.

Рамади находится только в 80 км от Багдада и населен преимущественно суннитами. После потери этого города халиф «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади решил хорошенько проучить своих солдат. И поэтому дал приказ сжечь на городской площади Мосула боевиков, которые после поражения в Рамади вернулись в иракскую столицу ИГ. Разумеется, воины джихада не имеют права сражаться по-другому, чем насмерть. То же самое сделали с боевиками после поражения в Тикрите в марте прошлого года. Тем не менее аль-Багдади назвал поражения «благословлением Аллаха» и частью заранее предусмотренных богом испытаний.

Недавно The Independent также стало известно, что всем боевикам ИГ вдвое урежут зарплаты. В тексте документа игиловского казначейства объясняют решение «исключительными обстоятельствами», приводятся рассуждения о «джихаде ради богатства» и «джихаде ради души». Объяснить это можно конкретной операцией, которую провела неделей ранее американская авиация, разбомбив денежное хранилище. В Минобороны США предполагают, что ущерб составил миллионы долларов. Там держали доходы различного происхождения – от нефтяных сделок, грабежей, вымогательств.

Популярные статьи сейчас

Меган Маркл засветила лишнее в экстра-мини, пикантные фото: "зажгла на вечеринке"

Бесстыжая звезда "НеАнгелов" устроила фотосессию без лифчика: "Гнется, как кошка"

Елена Зеленская неожиданно обратилась к украинцам из больницы: что произошло

Влажная Каменских в халатике посветила своими богатствами на камеру: «фантастика просто»

Показать еще

По словам Майкла Приджента, бывшего советника американского генерала Петреуса в Ираке, ИГ сейчас разваливается, паникует в предчувствии скорого натиска. Соглашается с ним и сотрудник Исследовательского института внешней политики (FPRI) Клинт Уоттс. Он утверждает, что в ИГ растет число перебежчиков и внутренних шпионов. Такое развитие событий он сравнивает с ослаблением сомалийской группировки «Аш-Шабаб», которое последовало сразу же за потерей территорий. А внутренние убийства и жесткие наказания влекут за собой неминуемую потерю народной поддержки. Упомянутые выше слова аль-Багдади большинство аналитиков восприняли как отчаянный призыв о помощи к сторонникам по всему миру. Об этом свидетельствует и то, что лидер ИГ призвал подняться на войну против Израиля, что делал нечасто. В голову сразу же приходят бомбардировки Ираком Израиля в разгар операции «Бури в пустыни». В Багдаде были уверены, что после первого ответа Израиля арабская поддержка военной операции против Ирака исчезнет. Тогда страны НАТО предприняли серьезные усилия по борьбе с установками Scud, которые применял Ирак, в том числе и провели наземную спецоперацию по поиску мобильных пусковых установок на территории противника. Мораль – когда дела плохи, объявляй войну Израилю.

На Ракку и Мосул

Багдад заявил, что после завершения операции в Рамади армия непременно двинется на Мосул. В Иракском Курдистане скептически относятся к перспективе такого наступления. Кубад Талабани, вице-премьер автономии и сын бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, считает, что наступление на Мосул вряд ли случится в этом году – Вооруженные силы Ирака пока не готовы. Хотя и сказал, что в случае чего пешмерга иракскую армию поддержат.

Израильская красная черта для Путина

Мосул – второй по величине город Ирака после Багдада. Находится он гораздо ближе к позициям иракских курдов, чем к столице. Но сказать, что они уж очень сильно заинтересованы в активном участии в операции, нельзя. Реагируют на последние события и американцы. По словам главы Минобороны Эштона Картера, Вашингтон рассматривает возможность увеличения количества инструкторов, которые работают с иракской армией. Правда, перед операцией в Рамади Багдад отказался от усиления отрядов американскими советниками. Если правительства не договорятся, эффективность операции может значительно снизиться. Теперь Пентагон вынужден ждать запроса от Багдада.

К концу апреля Ирак должен получить 120 новых военных джипов Humvee в качестве помощи от США. 2300 таких же машин иракская армия потеряла во время отступления из Мосула в июне 2014-го. В операции по освобождению этого города новые как раз пригодятся.

Американское издание Military Times провело серию интервью с представителями высшего командования в Ираке, влиятельными чиновниками американского Минобороны и сторонними экспертами, которые осведомлены о планах Пентагона. Как следует из материала Ендрю Тилмена, Белый дом и Минобороны существенно пересмотрели свою стратегию ведения войны в Ираке и Сирии. Теперь она заключается в одновременных атаках на опорные пункты ИГ и материальные ресурсы группировки. Для борьбы с «Исламским государством» вместо прошлогодней «антитеррористической» стратегии решили начать «нормальную» маневренную войну с целью истощить неприятеля. Это косвенно подтверждается назначением в октябре генерал-лейтенанта Шона Макфарланда, командира Первой бронетанковой дивизии во время войны в Ираке 2006 года, руководителем операции против ИГИЛ.

Сейчас в Мосуле проживают от 1,5 тыс. до 10 тыс. боевиков «Исламского государства». Согласно плану, иракская армия (более 10 тыс.) будет наступать на город с юга, а пешмерга должны теснить исламистов с севера и востока. В Сирии при поддержке американцев объединенные силы оппозиции (в первую очередь Силы обороны Сирии – SDF) должны наступать на Ракку с северо-востока. Все это будет происходить при поддержке авиации международной коалиции. При этом, во-первых, нужно перерезать дорогу, соединяющую Мосул с Раккой. Во-вторых – нужно чтобы турки были готовы ловить убегающих джихадистов у себя на границе. В случае отказа Анкары это могут сделать курды из YPG. В-третьих, иракская армия обязана заранее очистить районы в долине Евфрата, а затем контролировать границу между странами в Эль-Кайме.

Безусловно, этот план не дает ответов на все вопросы, а чиновники признаются, что на все про все уйдет несколько лет. Но процесс уже запущен и операционно, и политически. В то же время никто не может дать точного ответа, когда начнется наступление и начнется ли вообще в этом году.

Помимо увеличения количества советников, Пентагон предложил Багдаду поддержку ударных вертолетов. Эта стратегия почти в точности совпадает с планом Джеймса Снодди. Бывший командир взвода пехоты, воевавший в Мосуле в 2005-2006 гг., в колонке для Foreign Policy пишет о сложностях боя в этом городе: большая площадь города и узенькие улочки всегда оставляют врагу простор для маневра. Офицер в отставке опасается, что осада Мосула может затянуться на десятилетие.

Цена победы

Мосул населен преимущественно суннитами, как и Рамади. Поэтому задача для иракского правительства заключается не только в том, чтобы взять город, но также чтобы обеспечить его населению ощутимо лучшую жизнь по сравнению с порядками при исламистах. Едва ли не главная причина, почему ИГ до сих пор существует, – раскол между шиитами и суннитами Ирака. Правительственная армия и действия американцев по-прежнему пользуются слабой поддержкой суннитского меньшинства (примерно треть населения). Хотя, конечно, дела с этим обстоят получше, чем при предыдущем премьере Нури аль-Малики, который особо не делил суннитов на исламистов и мирных жителей. В операции по освобождению Рамади принимало участие и суннитское ополчение. Основную роль играли авиаудары коалиции, действия антитеррористических отрядов. Армия контролировала блокпосты, а суннитскому ополчению отдали контроль над освобожденным городом. Только жить там теперь некому – во время операции многие жители сбежали. Объем средств, необходимых для восстановления города, оценивают в $10-12 млрд. Логично предположить, еще больше нужно будет, чтобы отстроить после возможного освобождения густонаселенный Мосул (когда-то там проживало больше миллиона, сейчас – 700 тыс. человек) или Эль-Фаллуджу, которая находится на полпути из Багдада в Рамади.

Не Сирией единой: 19 самых горячих точек планеты

Американский портал Fox News, ссылаясь на слова жительницы Мосула, утверждает, что гуманитарная ситуация в городе уже оставляет желать лучшего: мало электричества и воды, нет зарплат и возможности получить медицинскую помощь. Еще хуже все обстоит с сирийской Раккой. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, город является главным для «Исламского государства». Российская и сирийская авиация продолжают бомбить Ракку, но, как обычно, страдают от этого больше магазины, кафе и жилые дома, чем непосредственно исламисты. Бедует и подконтрольная оппозиции Мадайя, которую сирийская армия взяла в облогу. Правозащитники трубят о том, что остро нуждаются в еде уже 200 тыс. сирийцев. Но правительственные войска несколько месяцев не пропускают к таким городам гуманитарную помощь и обещают еду только после капитуляции боевиков.

Настоящая проблема – неизвестный уровень поддержки «Исламского государства» в Ракке и Мосуле, которые не просто так стали столицами ИГ: там и в окрестностях были сильны антиправительственные и антиамериканские настроения. Кто знает, достаточно ли они уже наелись исламистского шариата. В интервью The Independent член движения «Ракку убивают молча» («Raqqa is Being Slaughtered Silently ») говорит, что мир часто не осознает уровня недовольства населения «Исламским государством». Движение расписывает стены, клеит плакаты, дабы противостоять пропаганде ИГ и дать понять другим гражданам, что недовольных много. Несколько членов уже были убиты.

Арон Лунд из шведского Центра Карнеги уверен, что когда ИГ начнет терять города, население может подняться против джихадистов, а часть боевиков отколется. Правда, по мнению Майкла Найтса из Вашингтонского института ближневосточной политики, наиболее вероятным преемником ИГ в Мосуле будет «Аль-Каида».