«Пора прекратить прогибаться при каждом чихе в Берлине, Париже, Вашингтоне или Москве»

12:00 12 Сентября 2015

Игорь Мосийчук Интервью

Украина переживает важный период в истории: надежды Майдана должны вылиться в реальные реформы. Между тем идет банальная борьба за власть, передел активов. Плюс растет политическая неопределенность – из коалиции в Раде уже вышла Радикальная партия, другие остались скрепя сердце. Politeka поговорила с депутатом Рады Игорем Мосийчуком о взглядах Радикальной партии на децентрализацию, деолигархизацию, ход реформ и будущее коалиции

Politeka: Первый вопрос на «злобу дня». Вы вышли из коалиции. Децентрализация – это единственное разногласие или последняя капля?

Читайте также
Законы по-быстрому, или Как работает Верховная Рада VIII созыва

И. Мосийчук: Проблемы в коалиции начались давно. Прежде всего фракция «Блок Петра Порошенко» уже не раз согласовывает некоторые ключевые решения с «Оппозиционным блоком». Именно это мы наблюдали при принятии закона «О прокуратуре». Тогда камнем преткновения стало формирование комиссии по выбору антикоррупционного прокурора. Вторая проблема – неэффективность работы народных депутатов коалиции. Спикер Верховной Рады вынужден несколько раз ставить на голосование законопроекты, уже согласованные Советом коалиции. Последней каплей стало голосование по ключевому конституционному вопросу. Конституция – это наша юридическая Библия. В пропрезидентской фракции заведомо знали: три фракции коалиции голосовать не будут, голосов нет не то что на конституционное большинство, а вообще. Тогда пошли договариваться со злодейским блоком. Это предательство коалиции, умноженное на системное нарушение коалиционного соглашения. Процедура изменений Конституции с самого начала шла вразрез с коалиционным соглашением. Почему? Черным по белому в соглашении записано: парламент формирует конституционную комиссию. Ведь парламенту принимать изменения Конституции. Но конституционную комиссию сформировал президент, спикер. Втайне от общества разработали текст изменений. Конечно, мы возражали. Подчеркну: последняя капля – голосование, теракт под парламентом и то, что Администрация президента перекладывает ответственность за этот кровавый теракт на политические силы, противившиеся изменениям Конституции.

Politeka: Кто, на Ваш взгляд, несет ответственность за теракт под Радой?

Читайте также
Ликбез по гранате у Рады, или О чем забыли люди перед телевизором

И. Мосийчук: Следователи установят исполнителей этого террористического акта. Что касается заказчиков… Нужно смотреть, кому выгодно. Выгодно тем, кто проталкивал этим злодейским путем изменения Конституции. Почему? Кровь, пролитая под парламентом, оттеснила на задний план голосование в парламенте. На наш взгляд, это дымовая завеса, скрывающая измену Майдану. Изменения противоречат всем постулатам, звучавшим с трибуны Майдана. Что касается конкретных политических заказчиков…. Я обратился к начальнику управления Госохраны пану Гелетею с запросом: сообщите, кто 29-30 августа был в Администрации президента, встречался с главой Администрации, его замом. По моей информации, полученной из источников в правоохранительных органах, один из подозреваемых в организации, заказе теракта посещал Администрацию президента.

Глава фракции «Блок Петра Порошенко» Луценко заявляет – мол, не нужно временной следственной комиссии, так как это будет площадка для пиара и т. п. Мы, напротив, настаиваем на такой комиссии: у общества есть право знать, как и почему произошла трагедия, забравшая жизни трех нацгвардейцев. Неправда, что комиссии Рады неэффективны. Я работаю в комиссии по событиям в Мукачево. Мы продвинулись гораздо дальше следствия: установили новые факты, передав их затем следствию. Наша комиссия рекомендует Раде принять закон «О временных следственных комиссиях». Кстати, это записано в коалиционном соглашении, как и принятие закона «Об импичменте президента». Мы всегда настаивали на принятии закона «Об импичменте». Его отсутствие вылилось в кровопролитие на востоке, в аннексию Крыма: ведь юридическая неопределенность позволила Российской Федерации прикрывать свои действия разговорами – мол, Виктор Федорович Янукович «легитимный» президент.

Politeka: За что на самом деле проголосовала Рада? Что нас ждет?

Читайте также
Куда ведут пути из «Минска»: основные сценарии развития

И. Мосийчук: Это было голосование в первом чтении. Но поскольку изменения уже одобрены Конституционным судом, их правка практически невозможна. Мы обращаем внимание общества на два момента. Можно говорить не «особый статус Донбасса», а «особый порядок самоуправления в некоторых районах Донбасса». Но факты –  упрямая вещь. Даже за границей президент на встречах с партнерами – президентом Франции Олландом, канцлером Германии Меркель – говорит «особый статус Донбасса». Посмотрите сайты МИД Германии, Франции. Название не меняет суть. Это путь к федерализации. У нас уже был особый статус Автономной Республики Крым. Чем все закончилось? Если президент хотел мира ценой предоставления особого статуса Донбассу, делал бы это на другой день после инаугурации. Вместо того чтобы говорить людям – мы победим! мы за месяц закончим АТО! – сказал бы – мы даем Донбассу особый статус, он успокаивается, и все. Мы же прошли через тысячи жертв, реки крови.

Вторая часть изменений не имеет отношения к статусу Донбасса. Это собственно сама децентрализация. Правда, на деле она, скорее, узурпация власти в пользу президентской вертикали. Почему? Префекты, согласно изменениям Конституции, проекту закона «О префектуре», получают чрезвычайные полномочия. В их власти приостановить любое действие, любое решение – мол, запятая не так поставлена. Мы за контроль над местным самоуправлением, но исключительно в части госбезопасности, территориальной целостности. Речь не должна идти обо всех решениях местных советов – иначе где децентрализация? Более того, закон о префектах предлагает норму: местный совет не позднее чем за три дня до сессии обязан согласовать проекты решений с префектами. Такого никогда не было. Это противоречит принципу самоуправления. Поэтому мы категорически против. Создавать «смотрящих» за местным самоуправлением – это возвращение к тоталитаризму.

Politeka: Децентрализация прошла под давлением Европы, США. Нам нужны союзники. Но как выстроить равноправные отношения?

Читайте также
Первые среди равных: как реформировать Совбез ООН

И. Мосийчук: Мы должны выражать позицию своего общества. Пора прекратить прогибаться при каждом чихе в Берлине, Париже, Вашингтоне или Москве. Время выстраивать собственную дипломатию. Мы согласились на «Минск-1 , 2», «нормандский формат». Но почему не инициировали «будапештский формат»? Это формат стран — гарантов нашей территориальной целостности: США, Британия, Франция, страна-агрессор РФ, Китай – кстати, мировой игрок. А вот Германия, бизнес-партнер России, в этот формат не входит. «Будапештский формат», как видим, откроет широкие возможности для дипломатии. Нам говорят: у «Минска» не было альтернативы – к голове президента был приставлен пистолет в виде Иловайского котла. У нас встречные вопросы: кто из военного командования наказан за трагедию в Иловайске? почему сдали Дебальцево? Вопросов очень много.

Politeka: Чтобы Украину слышали, нужно быть сильными. Нужны реформы – сильная экономика, сильная демократия. Радикальная партия говорит о «деолигархизации». Какой смысл Вы вкладываете в это понятие? Реально ли отделить олигархов от власти?

Читайте также
Деолигархизация: замыслы и действительность

И. Мосийчук: Сегодня с точки зрения политологии олигарх в стране лишь один – Порошенко. Он не продал бизнес, как обещал, его состояние растет. Было два олигарха, пока Игорь Коломойский занимал должность главы Днепропетровской ОГА, то есть совмещал бизнес-деятельность с госслужбой. Мы делаем что можем для «деолигархизации». Радикальная партия лоббировала два по-настоящему революционных закона. Но, к сожалению, эти законы используют для передачи активов от одного олигарха к другому. Я имею в виду закон «Об акционерных обществах». Благодаря ему «Укрнафту» вывели из-под влияния Коломойского и там сразу появился менеджмент покойного олигарха Еремеева. То есть власть благоприятствовала передаче госпредприятия «Укрнафта» другой олигархической группе. Другой закон – «О рынке природного газа», который уничтожил монополию господ Фирташа и Левочкина на продажу газа населению и предприятиям. Это важный шаг. Но, к сожалению, тут у нас происходит то же самое: у одного олигарха забирают, другому передают. В итоге коррупция нивелирует любые реформаторские усилия. Мы не видим обещанных коалицией реальных реформ, социальных стандартов. Обнищание населения, спад производства, бизнес-активности. Поэтому коалиция не может и не будет долго существовать: есть требования общества – реформирование экономики, борьба с коррупцией.

Politeka: После фактического распада коалиции появилось много спекуляций по поводу возможных перевыборов Рады. Как Вы считаете, есть ли в этом необходимость? Может ли так случиться, что в парламенте образуется неформальная коалиция, которая будет принимать «нужные» решения, а избиратели никак не смогут на это повлиять?

Читайте также
«У нас много разговоров о реформах, но на самом деле я реформ не вижу»

И. Мосийчук: Мы не поддерживаем немедленные внеочередные выборы. Мы работали во власти, готовы работать в оппозиции. К тому же в оппозиции много работы. Необходимо принять проект закона «Об оппозиции». Никуда не годится то, что происходит последние 15-20 лет: пока ты во власти – все нормально, переходишь в оппозицию – тебя сажают. Пора жить по цивилизованным европейским нормам: есть власть, есть оппозиция, оппозиция становится властью, власть переходит в оппозицию. Переход не должен идти через Майданы. Третьего Майдана Украина не вынесет. Это будет хаос, который уничтожит государство. Закон «Об оппозиции» необходим. Что касается коалиции и ее будущего. Вряд ли коалиция сохранится. Пока я не наблюдаю изменений в работе с партнерами со стороны руководства «Блока Петра Порошенко». Поэтому не исключаю проведение внеочередных выборов весной или осенью будущего года. Если продолжится неофициальное сотрудничество с бывшей Партией регионов, как во время внесения изменений в Конституцию, то коалиция распадется.

Politeka: Власть и оппозиция должны меняться местами. Тогда у оппозиции будет стимул работать, разрабатывать программу с целью ее реального воплощения. Допустим, Радикальная партия переходит во власть. Что сделаете в первую очередь?

Читайте также
Реформаторы – люди с «отрицательным знаком»

И. Мосийчук: Прежде всего борьба с коррупцией. О борьбе с коррупцией не может идти речь, пока не будет проведено очищение и реформирование так называемой правоохранительной системы. То есть нужно завершить реформы милиции, прокуратуры. Конечно, необходимо возродить доверие к судебной власти. На наш взгляд, это возможно лишь одним путем – мы должны, просто обязаны перед обществом снять всех без исключения судей. После чего под пристальным вниманием образованных юристов, в том числе молодых, провести конкурс с соответствующими люстрационными ограничениями. На должности не может вернуться публика, которая судила майдановцев, накладывала дань на бизнес. Только таким радикальным, революционным путем очищения судебной системы мы можем достичь результата. Иначе новые люди, вмонтированные в старую систему, будут ломаться.

12:00 12 Сентября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости