Николай Воробьев о Трампе-бизнесмене, Путине-вышибале и украинском лобби (видео)

Николай Воробьев о Трампе-бизнесмене, Путине-вышибале и украинском лобби (видео)

Одно из самых ярких событий: сторонник снятия санкций с России заговорил о возвращении Крыма. Петр Порошенко готовится к скорому визиту в Вашингтон, а Администрация президента наняла лоббистскую структуру в США. О том, как Украине договариваться с прагматичным Трампом, о чем говорят его первые решения и заявления и куда зайдут отношения России и США, рассказал гость Politeka on-line директор Центра восточноевропейских перспектив в Вашингтоне Николай Воробьев.

— Вы недавно вернулись из Вашингтона. Скажите, какая сложилась ситуация в американском политикуме после прихода в Овальный кабинет Дональда Трампа?

Воробьев— После прихода нового президента атмосфера там меняется чуть ли не каждый час. Очень много пертурбаций, назначений. В чем особенность выборов: не только Трамп стал президентом, а меняется вся вертикаль исполнительной власти. Только в Вашингтоне освобождаются больше 10 тыс. рабочих мест. Это и Белый дом, который обновляется на 80%, и Госдеп, и Пентагон, и Министерство юстиции, и другие ведомства.

Но, например, назначение госсекретаря – это не только ответственность президента и не только его парафия. Он может номинировать кого-то, но кандидатура согласовывается на уровне Сената. Рекс Тиллерсон и министр обороны Джеймс Мэттис выступали перед Сенатом, чтобы их кандидатуры были утверждены. Поэтому происходит много политических перестановок, закулисных переговоров.

— После прихода президента изменилась ли атмосфера, настроения?

— Присутствуют настроения неопределенности и настороженности.

Сам город Вашингтон – очень либеральный. На праймериз, когда выбирали кандидатов в президенты, Трамп занял то ли пятое, то ли седьмое место даже среди республиканцев. Вашингтон – очень демократичный и поддерживает, как правило, демократов. Поэтому большинство жителей там не являются сторонниками Трампа, они не хотели, чтобы он стал президентом. 

Как мы знаем, американцы привыкли просчитывать, привыкли видеть стратегию наперед, а сейчас они не могут предугадать следующий шаг нового президента, его следующее назначение.

— То есть последствия выступлений Трампа на пресс-конференции, его столкновений с журналистами, выплескиваются уже на уровень простого жителя Америки?

— Те люди, которые поддерживали Трампа, и так с ним остаются. Но это точно не вашингтонская публика. Средние избиратели Трампа: белые американцы в возрасте 40+, представители слабенького среднего класса с $60-70 тыс. дохода в год на семью. Они в основном живут в центральных и южных штатах в небольших городах или поселках.

Но сейчас происходит клинч Трампа со всеми подряд. Нужно изначально понимать, что он не является политиком. Он и номинировал себя, как человек из антиистеблишмента, а значит не из Вашингтона. У него нет никакой политической карьеры. Он пришел из бизнеса и сейчас пытается оседлать политическую столицу. Как это у него получится, мы увидим.

— Вы говорили, что общаетесь с республиканцами. Они приняли Трампа или он все еще для них не совсем свой, немного чужеродный?

— Я не думаю, что они его когда-нибудь вообще примут. Трамп – бизнесмен, а они – политики. В Америке это очень разграничено, поэтому ментально они разные.

Если посмотреть на поведение, назначения, заявления Трампа, то ему кажется, что он ведет строительный бизнес, а не руководит страной. С точки зрения бизнеса, Америке действительно невыгодно поддерживать НАТО – это огромные расходы, инвестиции в безопасность, которые нельзя измерить, получить прибыль. Тут бизнес-шаблоны не работают. Но с точки зрения национальных интересов, американцы должны поддерживать и дальше своих союзников, как создатели Альянса.

— Что касается поддержки, в частности, Украины: Петр Порошенко собирается к Трампу. Что должен сделать Порошенко, дабы понравиться американскому президенту, чтобы Украина и дальше получала поддержку?

— Украинский истеблишмент изначально ставил на другого кандидата, некоторые олигархи делали взносы в Фонд Клинтонов. Мы знаем, что здесь было некое расследование скандала, которое не имело завершения, но из-за которого уволился советник Трампа Пол Манафорт.

Фактически со стороны украинской власти и истеблишмента было сделано многое, чтобы помешать Трампу стать президентом. Плюс еще недавно в одной из газет, которую распространяют в Вашингтоне в Конгрессе и которая достигает своей аудитории, было опубликовано расследование. В нем шла речь о том, что представители украинской власти напрямую сотрудничали со штабом Демократической партии, во время выборов координировали свои действия. Был скандал. Можно говорить, что это заказной материал, но были подтверждены факты, источники, люди, фигурирующие в статье, не отрицают свою причастность, в том числе и по скандалу с Манафортом.

Встреча с Трампом была и у других политиков. Сейчас в Администрации президента все ищут подходы к Трампу. Сейчас, если честно, я в Вашингтоне вижу больше украинских политиков, чем в Киеве.

— Кто там стоит в очереди?

— Все: представители «Батькивщины», «Самопомочи», «Народного фронта» и т.д. Есть представители Администрации президента, которые, наконец, поняли, что нужно искать возможности подружиться с новым президентом.

Есть фирма BGR Group, основанная республиканцами 30 лет назад. Есть информация о контракте на $0,5 млн о продвижении интересов то ли Администрации президента и Порошенко лично, то ли Украины. Очень, кстати, интересный вопрос, кого именно. Я думаю, что все-таки первое.

— Есть уже понимание того, кто в Белом доме будет курировать Украину?

— Раньше вопросом региона Евразии в целом занималась Виктория Нуланд, но она ушла вместе со своими сотрудниками. Я думаю, что тем же вопросом будет заниматься вице-президент Майк Пенс, госсекретарь Рекс Тиллерсон и те конгрессмены и сенаторы, которые остались во власти.

Недавно, кстати, на уровне Конгресса был представлен законопроект о том, чтобы уже Конгресс закрепил санкции. Секрет заключается в том, что, когда была аннексия Крыма, агрессия со стороны России, санкции принимались в апреле 2014 года лично президентом Обамой. Так же легко, как они тогда были приняты, сейчас они могут быть отменены президентом. Задача конгрессменов вывести их на другой уровень. Этот законопроект принять сложно, но и санкции потом будет сложно отменить. Если вы помните, то поправка Джексона-Вэника существовала более 20 лет. Акт Магнитского существует около девяти лет.

Так что здоровый лоббизм – это то, что сейчас нужно Украине.

— То есть российский вопрос меняет звучание: от предвыборной риторики до нынешних событий. Как будут складываться отношения в формате Трамп-Путин?

— Сам по себе Трамп является авторитарным правителем. В такой же манере, как бизнесом, он хотел бы руководить страной. Во время избирательной кампании он говорил о таких вещах, которые не может сделать как президент. Например, говорил, что посадит Хиллари Клинтон. Но в Америке президент не может влиять на судебную власть. Он не может, как Путин посадить своего оппонента Ходорковского.

Что касается отношений Трампа и Путина, то есть разные варианты и в чем-то ментально они схожи. Это может быть некое потепление отношений. Но в связи с обманом со стороны России, в течение столетних попыток подружиться с США они всегда проваливались из-за невыполнения Россией своих обязательств, может быть противостояние двух тяжеловесов на мировой арене.

— Сейчас говорят о том, что между ними сначала будут договоренности, а потом они зайдут в тупик.

— На днях по российским СМИ уже пошла разнарядка перестать хвалить Трампа. Проблема российского истеблишмента в Кремле в том, что там не понимают особенностей американской политики. Меня всегда удивляло, что богатые люди, олигархи так и не удосужились получить образование в США, чтобы понимать, как работает американская система.

Они думали, что пришел Трамп, с ним подружатся, договорятся и снимут санкции. Но санкции не сняли, Трамп говорит, что Крым надо бы отдать. Тиллерсон заявляет, что санкции будут продлеваться, пока Россия не выполнит Минские соглашения.

Да, есть то, что интересно и Трампу, и Тиллерсону – снятие санкций с России. Но не все упирается в бизнес. Есть политические и национальные интересы. Думаю, наладить продуктивное сотрудничество в этом формате будет очень сложно. Возможно, что отношения будут выстраиваться даже без потепления.

— Как же все-таки будет решаться украинский вопрос: путем ультиматумов или промежуточных договоренностей и баланса политики и экономики?

— Может быть тысяча сценариев. Много вопросов решают в кулуарах. Многие назначения происходят спонтанно. Вот до Нового года Тиллерсона вообще никто не знал. Много ситуаций трудно предугадать.

В преддверие визита Порошенко в Вашингтон, я понимаю, что нам очень важно дать внятное предложение американским партнерам: реформы, борьба с коррупцией, изменения внутри страны. Если украинская власть одной рукой просит помощи МВФ, а другой продолжает воровать, это может плохо закончиться для страны. Сколько бы лоббистов ни нанимали, сколько бы раз ни повторяли, что на нас напали, с Трампом все будет жестко.

У меня есть такая информация, что Трамп действительно собирается провести мониторинг средств, предоставленных Украине в течение последних двух лет МВФ, Всемирным банком, другими западными донорами.

Я понимаю, о чем Путин может говорить с Трампом. Это борьба с ИГИЛ, изменение порядка в Европе, вопрос беженцев. Он может быть вышибалой американцев и делать за них всю грязную работу, не жалея своих людей.

Мне интересно, какие предложения прозвучат от Украины, кроме того, что на нас напали и необходимо соблюдать Будапештский меморандум. Я сразу скажу – это не работает.

— Какие же предложения от Украины должны быть на переговорах?

— Я бы апеллировал не столько к Трампу, сколько к внутренней оппозиции. Встречался бы с республиканцами в Сенате, общался бы с американкой прессой. Старался бы консолидировать людей, которые и так уже на нашей стороне. Объяснял бы им, почему Украина – это важно.

Трампу наш президент, скорее всего, будет говорить о своей безальтернативности и о том, что он удерживает более или менее стабильность в стране. Но я бы на его месте давал предложения по безопасности в Европе. У нас есть опыт АТО, борьбы с терроризмом. Я бы говорил о том, что Украина может быть щитом безопасности для всей Европы.

Владислав Руденко

материалы рубрики
Пальчевский раскритиковал закон о языке: «до первой посадки» Politeka on-line
Пальчевский раскритиковал закон о языке: «до первой посадки»
Николай Томенко прояснил ситуацию в Верховной Раде: «у политиков месячные» Politeka on-line
Николай Томенко прояснил ситуацию в Верховной Раде: «у политиков месячные»
«Война на выживание»: в Верховной Раде паника, ополчились против Зеленского Politeka on-line
«Война на выживание»: в Верховной Раде паника, ополчились против Зеленского