Василий Гацько о страхах Януковича, объединении демократических сил и лжи власти (видео)

Василий Гацько о страхах Януковича, объединении демократических сил и лжи власти (видео)

Стоит ли поддерживать блокаду, зачем новым политическим силам нужно договариваться о сотрудничестве задолго до выборов и на какие средства существуют партии, рассказал гость Politeka online сопредседатель «Демальянса» Василий Гацько.

После бегства Януковича в Межигорье нашли ваше фото. Как оно туда попало?

гацько— Месяцев за семь до Революции мы имели неосторожность прийти с протестами под Межигорье. Поскольку это была зона комфорта Януковича и он волновался, когда ее кто-то нарушал, нас тогда наказали. Наказали при помощи арестов, задержаний, изоляторов. Но на следующий день мы снова пришли, мы ходили до тех пор, пока нас не перестали бросать за решетку.

Еще до Революции мы попали под серьезный пресс и в регионах, и в Киеве. Поэтому для нас на самом деле начало Революции было возможностью выдохнуть.

— То есть для вас не было неожиданностью то, что ваше фото было у Януковича? Почему он вас боялся?

— Я не то чтобы не удивился, а просто, честно говоря, не думал об этом. Я ни разу не был в Межигорье – у меня есть какая-то внутренняя агрессия относительно этого места, поэтому нет желания туда ехать. Я там был до Революции, во время Революции, но ни разу после.

— Вы лично были знакомы с Виктором Януковичем?

— Нет, к счастью.

— Вы родились на Луганщине, на территории, которая сейчас под контролем боевиков. Когда вы в последний раз были на малой родине?

— Сразу после Революции. Я понимал, как может развиваться ситуация, проехал все места, где рос. Я говорил с людьми. Говорил, если сейчас не остановить, то это перерастет в военный конфликт. Так и произошло. Там сейчас глубокий психологический кризис у людей. Те, кто выступал за обособление от Украины, разочарованы. По крайней мере те, кого я знаю. Они явно недовольны там сейчас происходящим.

Для людей это выглядит как тупик. Не видно, когда будет разрешение, когда наступит столь желанный для них мир. В целом для меня это сложная ситуация, потому что на оккупированных территориях остались могилы и моего деда, и моего отца. Сегодня, потеряв часть своей земли, я понимаю цену этой потери, но главное — не потерять больше.

Сегодня, в контексте всех политических дискуссий по поводу Донбасса, я понимаю, что мы не можем допустить ошибку. Следовательно, надо фокусироваться на той территории, которая находится под контролем государства, а потом решать вопрос с неподконтрольными. Я выступаю очень жестко против любых выборов там, интеграции на условиях России и так далее.

— Сегодня почти вся фракция в парламенте от «Самопомочи» отправилась на блокаду торговли с оккупированными территориями. Люди от «Демальянса» там есть?

— Я был там как сопредседатель партии. Поехал, чтобы не из новостей узнавать о событиях. Мы познакомились с людьми, переговорили, посмотрели им в глаза. У меня такое впечатление, что эти люди однозначно хотят добра Украине.

— В правительстве утверждают, что блокада может привести к проблемам в энергетике. Чтобы не было этих проблем, чтобы украинцы нормально прошли отопительный сезон, возможно, нужно пойти на разблокирование поставок угля? Не контрабанды, а именно угля?

— К проблемам в энергетике приводит не блокада, а абсолютно преступная бездеятельность украинского правительства и украинской власти. Три года – достаточно времени, чтобы сделать независимой подконтрольную территорию от оккупированной.

— Но ведь правительство уже этого не сделало…

— Это чистой воды шантаж. Конечно, могут возникнуть проблемы, если их не решать. Но в целом блокада, которую делали общественные активисты и люди, которые были в АТО, – а я был там и видел многих вынужденных переселенцев, говорил с ними – обнажила колоссальный гнойник лжи, который касается и энергетики, и экономики, и в целом всего, что скрывает власть.

Эта ложь подняла на поверхность целый пласт проблем, которые активно обсуждаются. Власть сейчас может действовать в двух направлениях: шантажом отключений дожимать дискредитацию или сделать то, что она должна была сделать в течение трех лет.

— «Демальянс» был создан на базе общественной организации. Какие трансформации произошли в вашей структуре и почему вы в итоге решили стать партией?

— Мы создавали партию уже тогда, когда Янукович стал президентом. Для нас это был период определенного возмущения неспособностью политиков. Но он был еще и романтичным, потому что на учредительном собрании возраст участников был от 21 до 23 лет. Фактически была только молодежь.

Политикой мы занялись уже после Революции. До того была борьба за права и свободы. Особенно во времена Януковича, в таком жестком формате.

— На какие средства существует «Демальянс»?

— Со времени открытия наших счетов мы все средства (счета) выкладываем онлайн. Делаем это по сегодняшний день. Там можно посмотреть кто и какие взносы делает. У нас скромные годовые бюджеты, не удается собирать гигантские суммы, необходимые для политики общенационального масштаба. Если я не ошибаюсь, в отчетах НАПК – цифра порядка трех с половиной миллионов гривен.

— В какую сумму обходится содержание одного регионального представительства?

— Если говорить о профессионализации политики, то одна региональная организация должна иметь бюджет хотя бы 100-150 тыс. грн в месяц, чтобы содержать постоянную приемную, офис и так далее. Сейчас есть организации, которые вообще живут только на членские взносы. Есть ситуация получше – в Днепре, например, в Чернигове, в Николаеве 70-100 тыс. грн в месяц бюджеты есть.

— Среди ваших однопартийцев есть состоятельные? Украинская практика показывает, что партии не существуют лишь на членские взносы…

— Доля членских взносов в общем бюджете — до 10%. Остальное – это пожертвования от малого и среднего бизнеса, от компаний, которые не имеют никакого отношения к госбюджету и подобным вещам. Это представители IT-сферы и так далее. Можно всегда зайти и посмотреть.

Нам помогает специальная опция на сайте. Она собирает средства под отдельные направления. Условно говоря, мы собирали средства на антикоррупционные форумы – получили тогда примерно 300-400 тыс. грн. Были и такие периоды.

Если же иметь взаимоотношения с олигархами, то партия перестает быть партией, а становится политическим проектом — инструментом обогащения в руках олигархов.

— В день чествования Героев Небесной Сотни вы появлялись на Майдане вместе с Михеилом Саакашвили и Анатолием Гриценко. Известно о возможности создания политического альянса между вами. С кем еще вы собираетесь объединяться?

— Сейчас есть острая необходимость в координации демократических сил. Мы держим активный диалог между лидерами четырех партий: «Демальянс», «Движение новых сил» Михеила Саакашвили, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко и «Самопомич» Андрея Садового.

— А почему вы еще до сих пор не объединились?

— Создание единой партии из нескольких — непростой процесс, а возможно и ненужный. Что, по моему мнению, нужно? Нужно формировать единую команду для победы на выборах, которая сможет в результате сформировать правительство. Вот из этих соображений конструкции, которые есть на сегодняшний день, являются более реалистичными. Над этим и нужно работать.

Не боитесь, что при объединении с Михеилом Саакашвили вы потеряете лидерские позиции?

— Задачи, которые стоят сегодня перед Украиной, требуют десятков и сотен лидеров. Лидерство приветствуется, здесь каждому найдется свое место. Если ты хочешь изменений для Украины, то ты не вправе ставить успех государства в зависимость от собственных амбиций.

— Социология показывает, что при условии проведения выборов в конце прошлого года подобное объединение четырех политсил набрало бы не более 15%. Без большинства в парламенте изменить страну, как минимум, сложно.

— Речь идет о тесной координации сейчас, а не об объединении, потому что реально выборов нет. Но если такое объединение состоится, то ни о каких 15% речь не идет. Важна победа на выборах.

— Какие сейчас рейтинги у «Демальянса»?

— Я думаю, что сейчас никаких рейтингов у «Демальянса» нет по одной простой причине – нас нет в информационном пространстве, а потому о «Демальянсе» никто не знает. Поэтому для нас, кроме сотрудничества с более сильными игроками, самым главным является объединение людей, которые находятся вне партий.

Фото: Евгений Котенко, Голос столицы

материалы рубрики
Политолог рассказал, как Порошенко пройдет во второй тур: подкуп и «мочилово» Politeka on-line
Политолог рассказал, как Порошенко пройдет во второй тур: подкуп и «мочилово»
Социолог рассказал, как на самом деле формируются рейтинги кандидатов: по трети опрашиваемых Politeka on-line
Социолог рассказал, как на самом деле формируются рейтинги кандидатов: по трети опрашиваемых
Политтехнолог предсказал судьбу Порошенко: церемониться не будут Politeka on-line
Политтехнолог предсказал судьбу Порошенко: церемониться не будут