Греческий вопрос: почему маленькой региональной стране уделяется столько внимания

Греческий вопрос: почему маленькой региональной стране уделяется столько внимания

Выбор без выбора

Похоже, Греция выбирала между «плохим» и «плохим». За годы жесткой экономии (реальной или декларируемой – другой вопрос) отношение государственного долга к ВВП страны не уменьшилось. Если в 2012 году показатель равнялся 157%, то сейчас – 177%. Негативная тенденция не в последнюю очередь связана с сокращением ВВП на 25%. То есть долг, который в условиях роста экономики был бы решаемой проблемой, частично из-за жесткой экономии стал непосильным бременем. При этом власти, неспособные эффективно распределить расходы, не имели возможности девальвировать свою валюту, повышая конкурентоспособность товаров и снижая стоимость отдыха для туристов. Это подтверждает и исторический опыт: до введения евро курс драхмы снижался из года в год. Именно поэтому влиятельный американский журнал Foreign Policy задает риторический вопрос: почему народ Греции должен был сказать «да» болезненной и неэффективной политике?

С 28 июня банки Греции приостановили свою работу, что связано не только с набегом вкладчиков, но и с позицией ЕЦБ. Дело в том, что греческие банки, как и другие финансовые учреждения Еврозоны, предоставляют имеющиеся у них активы – в том числе гарантированные государством облигации – в залог ЕЦБ, получая в обмен кредиты в евро. То есть в отсутствие договоренности с ЕЦБ Греции неоткуда взять деньги, в том числе наличные. Конечно, греки могли бы запустить свой печатный станок и вернуться к драхме или выпустить временные расписки (IOU), параллельные евро. Но в таком случае остается вопрос: сколько новые бумаги будут стоить и поверит ли народ собственному правительству, известному многолетней любовью к чрезмерным расходам, а то и к искажению статистики и отчетности? В конце концов, бывший министр финансов Янис Варуфакис этим и прославился, когда был популярным блогером: подробным описанием финансового шулерства предыдущего греческого правительства. Все это позволяет задать контрвопрос: почему народ Греции должен был сказать «нет» ЕС и МВФ? Может, наоборот, лучше прислушаться к советам кредиторов, раз собственная элита неспособна управлять экономикой?

Демонстрация уверенности

В сущности, «да» и «нет» ничего не меняют: переговорный процесс идет своим чередом. Греция не торопится оставлять Еврозону и тем более ЕС: премьер Ципрас рассчитывает всего лишь укрепить свою переговорную позицию. ЕС, со своей стороны, также не спешит поставить под вопрос результаты 60 лет интеграции. Конечно, выход Греции из Еврозоны не исключен и Европа якобы к нему готова, но, по словам председателя Еврокомиссии Юнкера, лучше, чтобы страна осталась в союзе.

Как бы то ни было, исключение Греции из Еврозоны больше зависит от оценки рисков, чем от референдума. Этим занимаются квалифицированные экономисты, но этот вопрос для специалиста может оказаться таким же сложным, как и плебисцит для рядового грека.

По сути, никто не знает, как поведут себя финансовые рынки при выходе Греции из Еврозоны. Одни акулы рынка говорят, что все риски уже учтены в ценах на активы и Греция уже настолько всем надоела, что ее выход принесет облегчение. Другие – опасаются долгосрочного влияния. Где гарантии, что в других странах к власти не придут популисты и все не повторится снова? А если Греция получит желаемое, где уверенность того, что другие страны не попросят поблажек? Не секрет, что жесткая позиция МВФ связана именно с последним вопросом. Международную организацию уже начали обвинять в чрезмерной любви к одной небольшой стране Европы.

Поэтому неопределенность требует взвешенного решения: выбор ни для ЕС, ни для Греции не очевиден.

Политический «стенд-ап»

Градус дискуссии переводит проблему Греция — ЕС из экономической в бытовую или даже мировоззренческую плоскость. Все пытаются рассказать о «наболевшем». Даже украинцы старательно цокают языками и распекают «лентяев». Хотя на деле речь идет больше о том, что Греция отвлекает от проблем Украины, да еще и заигрывает с нашими российскими врагами. В Европе политики соревнуются в остроумии, поднимая вопросы неравенства доходов (кстати, один из наиболее болезненных вопросов на Старом Континенте, если судить по данным американского Pew Research), культурного раскола по линии Север — Юг, национального суверенитета (без частичного отказа от него решить структурные проблемы Еврозоны невозможно) и т. д. С учетом долгосрочной перспективы Греция – только фон.

«Четвертый Рейх»

Пожалуй, ЕС ведет борьбу на два фронта – с бедной и гордой Грецией и с богатой и не менее гордой Германией, которая, как известно, «всю экономику ЕС тянет». И непонятно, кто больше напрягает бюрократию в Брюсселе. Призыву Bild: «Нам нужен железный канцлер. Нет новым миллиардам Греции!», — отвечает хор голосов: «Мы не хотим становиться колонией Германии!».

Когда-то Франсуа Олланд занял Елисейский дворец под обещание отказа от жесткой экономии. С тех пор президент-победитель, как это часто бывает, изменился – стал прагматиком. Но общество Франции осталось тем же. Bloomberg View дает слово французскому экономисту, левому популисту и автору мирового бестселлера «Капитал в XXI веке» Томасу Пикетти: «Германия, — говорит он, — не в том положении, чтобы читать лекции другим странам — это страна, которая никогда не погашала своих долгов». Активист имеет в виду лондонское соглашение 1953 года, по которому международные кредиторы во главе с США, Великобританией и Францией списали Германии половину долга. Почему, – вопрошает он, – это соглашение не может стать основой урегулирования греческого кризиса?

А мы спросим: кто гарантирует, что следующий «Олланд» также станет прагматиком? Или, наоборот, не будет «желейным» (как называют президента Франции в его стране), а начнет открыто противостоять Германии?

В странах Юга отношение к немцам еще хуже. По данным The Wall Street Journal, испанское общество уверенно отводит Меркель второе (после Путина) место в антирейтинге зарубежных политиков: ее действия не одобряет более половины испанцев. Пока позиция социума не переведена на язык дипломатии. Предыдущие выборы в Европарламент, на котором был зафиксирован рост поддержки антиевропейских партий, стал первым звоночком. Многолетние проблемы Греции сегодня из звоночка превратились в колокол. Если к следующим выборам экономика Еврозоны не начнет расти, а безработица останется высокой (по сравнению с другими развитыми странами), популизма и национализма станет еще больше.

The Washington Post приводит две оценки греческого референдума. «Сегодня, — говорит Пабло Иглесиас, лидер леворадикальной испанской PODEMOS, — в Греции победила демократия». «Сегодня, — утверждает Марин Ле Пен, лидер правого Национального фронта Франции, — день победы над олигархией ЕС».

Поддержка референдума в Греции — по замыслу этих партий — демонстрирует их готовность к радикальным переменам. Конечно, понимание перемен у них разное. Леворадикалы делают ставку на прямую демократию: для них греческое «нет» — путь к решению важных вопросов через волеизъявление народа (а не политиков). Праворадикалы видят в греческом «нет» начало конца ЕС. Первые хотят изменить институты внутри социума, вторые — между государствами.

Трудно сказать, насколько заявления левых и правых претворятся в жизнь в случае их победы на выборах. Но очевиден запрос социума на перемены, и радикализм этих перемен пугает прагматиков все больше и больше.

Греция в глазах украинцев

Греция для Украины – баловень судьбы: эта страна по доброй воле отказывается от места в европейском доме, куда мы стремимся, а стандарты жизни за чужой счет вызывают откровенную зависть. В этом контексте интересно сравнить объемы помощи со стороны ЕС и МВФ несговорчивой Греции и более открытой к диалогу Украине. The Washington Post приводит простые цифры: ЕС выделил Греции 222 млрд долларов, Украине – 5,5 млрд долларов.

Греция – со своей стороны – также не сочувствует Украине. Греческие «левые» предпочитают шантажировать ЕС контактами с Россией: Путин был последним в Европе, кого касался греческий референдум, и первым, кому Ципрас рассказал о его результатах. Вот только что теперь делать российским СМИ? Греция заигрывает с Путиным — это хорошо. В Греции прошел референдум — это плохо. «Антибрюссельский майдан» — как определил депутат и журналист Алексей Пушков — пожалуй, лучший выход из положения: похвала и порицание (даже брань, в российском понимании) в одном. Заодно и намек на «руку Кремля», которая может «как американцы» что-то организовывать.

Российский либеральный дискурс особо интересен. «Новая газета» — как и PODEMOS — рассматривает референдум в аспекте демократии, но в отличие от испанцев делает вывод: «Всеобщее избирательное право — коварная вещь, когда у избирателя каша в голове». Любопытно, что устранить «кашу» российские либералы не надеются — избиратель априори недееспособен — поэтому им больше по душе ограничение избирательного права. Так считают либералы в стране, где избирательное право давно превратилось в фикцию, а «элита» явно показывает склонность к варварству и близорукости в принятии решений. Видимо, в этом и своя заслуга «российского либерализма». Простите за оксюморон.

Выводы

Греция для многих модель, для многих антимодель. Европейские левые видят торжество прямой демократии, российские либералы – основания для отказа от избирательного права как всеобщего. Для европейских правых Греция – модель выхода из Евросоюза, для Украины — антимодель входа. «Мы – не Греция» — вот какой посыл Украина может адресовать ЕС. В Греции каждый видит свое, и в этом важность этого государства. Небольшого во всех смыслах, если не считать долга.

материалы рубрики
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь» Politeka on-line
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь»
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет» Politeka on-line
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет»
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины Politeka on-line
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»