Крымская турбулентность Siemens: чем обернется неразборчивость бизнеса

Крымская турбулентность Siemens: чем обернется неразборчивость бизнеса

Не столь важно, по какой причине концерн с мировым брендом поскользнулся на нежелании принимать во внимание политические реалии. Был ли тут план заработать и не уходить с российского рынка или высшие менеджеры решили, что ситуация как-то рассосется и все сойдет с рук. Но оказалось, что при столкновении политики и коммерческой выгоды превосходство всегда на стороне первой. Это в советские времена говорили об экономике как о базисе, а о политике — как о надстройке.

История, по крайней мере, в ХХ веке, показывает, что экономические и финансовые выгоды часто приносят в жертву политическим интересам. Перед Первой мировой войной основной объем германской внешней торговли приходился на Англию, так что не было никакого коммерческого интереса воевать. Аналогично с Россией. Немецкий капитал занимал прочное место в ее экономике, росла торговля и инвестиции. Зачем было воевать? Тем не менее, разразилась война и унесла миллионы жизней.

Возвращаясь к проблемам с турбинами фирмы Siemens для двух электростанций в Крыму, следует отметить несколько аспектов.

Техника диктует

Электростанции проектируют и строят под турбины и генераторы. Они уникальны для ТЭС большой мощности. Под них возводят здания, заливают фундаменты, разрабатывают соответствующую внутреннюю и внешнюю инфраструктуру.

Невозможно заменить одни турбины и генераторы другими. К тому же связка турбина-генератор тоже уникальна. Точно также невозможно заменить турбину и оставить генератор, и наоборот.

Сименс

С этой точки зрения, невозможно поверить, что фирма Siemens не представляла, где будут использованы ее турбины. Вроде бы их заказывали для ТЭС на Таманском полуострове. Тогда почему именно под эти турбины и генераторы строят две электростанции в Крыму?


Разговоры о том, что турбины изготовлены на российском предприятии «Сименс технологии газовых турбин», которое на 65% принадлежит немецкому концерну и на 35% – российским «Силовым машинам», не соответствуют действительности.


Во-первых. На этом предприятии турбины такой мощности и с такими параметрами не изготавливают.

Во-вторых. Все турбины там изготавливают по лицензии Siemens. Общепринятой является практика, что даже при чисто российском изготовлении, хотя большая часть важнейших комплектующих все равно немецкая, без ведома разработчика и главного держателя акций продукцию абы куда не поставляют.


Уже понятно, что никакую ТЭС на Тамани никто строить не собирался, и она должна была служить таким себе прикрытием для крымского строительства. Все настолько шито белыми нитками, что об этом писала российская пресса.


В частности, деловая газета «Ведомости» 30 июня 2015 года опубликовала материал «Siemens поработает на Крым». «Турбины Siemens законтрактованы для станции в Тамани, но окажутся в Крыму». Примерно через полтора года, 21 сентября 2016 года, эта же газета под заголовком «Тамань без турбин» писала о конце ТЭС в Тамани: «Технопромэкспорт» решил продать оборудование, которое покупал для строительства генерации в Тамани».

Тогда это прошло незамеченным, тем не менее, начало скандалу было положено. Просто он какое-то время находился в латентном состоянии.

Когда же Reuters опубликовал сообщение, что в Крыму будут использованы турбины Siemens, в Москве началась возня для срочного прикрытия. Государственная корпорация «Ростех» заявила, что ее дочерняя компания «Технопромэкспорт» планировала закупить турбины для крымских ТЭС у иранской компании MAPNA, но сделка по ряду причин не состоялась. В результате «Технопромэкспорт» был вынужден приобрести четыре комплекта газотурбинных установок со вторичного рынка».

Все в этом заявлении — просто анекдот. Турбины, как уже говорилось, уникальны и никакого вторичного рынка их просто не существует. Если у кого-то обнаружились бросовые турбины, простите за терминологию, то приобрести их без ведома Siemens невозможно. И вообще не так много в мире свободных турбин, чтобы «Ростех» стыдливо умолчал о хозяине такого оборудования.

Видимо, глупость подобного заявления стала очевидной даже его авторам, поэтому последовало другое. В «Ростехе» отметили, что на российских предприятиях прошла модернизация установок и, вроде бы, у них ничего от Siemens не осталось.

В этот очередной анекдот тоже поверить невозможно. Модернизировать турбину не реально. Разве что сменить ярлык. Турбина очень привередливое оборудование, требует в обслуживании участия изготовителя. В данных условиях вряд ли фирма согласится на подобное, так как утверждает, что ее ввели в заблуждение, и она даже подала исковое заявление в суд. Непонятно, почему в российский, а не в иностранный арбитраж, как это делается в подобных случаях. К тому же ответчик «Технопромэкспорт» находится на стадии ликвидации и, даже если российский суд признает, что он обманул доверчивую фирму Siemens, все равно взыскать с него практически нечего. Турбины точно никто обратно не вернет. Судя по всему, в Москве решили достроить ТЭС, а что будет потом, обсуждать не намерены. Время пройдет, надежда есть, что все забудется.

Что касается суда, то пусть с формальной точки зрения будет установлено, что обман был, и на этом все.

Все это наводит на мысль, что фирма не столь безгрешна, как пытается представить. Маловероятно, что изделия, типа газовых турбин, подобно иголки в стоге сена могли исчезнуть в России без ведома, хотя бы молчаливого, немецкой фирмы.

Сименс, турбина

Политика берет свое

О том, что руководство Siemens не хочет терять российский рынок, было известно давно. Еще в 1850 году фирма пришла в Россию для строительства телеграфной линии и, за исключением небольших промежутков времени, всегда в ней присутствовала. Даже в самые сложные времена холодной войны Siemens всегда поставлял оборудование в СССР.

Еще в 2014 году, вскоре после аннексии Крыма, глава Siemens Йозеф Кезер встречался с Владимиром Путиным и по возвращении в Германию в интервью упомянул «кратковременную турбулентность» в виде реакции Запада на действия Кремля. В апреле 2016 года глава российского подразделения компании Дитрих Меллер сказал в интервью телеканалу Russia Today, что «мы всегда говорили, что мы выступаем против санкций, за их отмену». На кону многомиллиардная следка по поставке в Россию поездов и локомотивов, и Siemens любыми путями хочет получить такой заказ.


Однако, скандал с турбинами — это не простое недоразумение или даже банальный обман одного партнера другим. Здесь замешана большая политика и проблемы немецких фирм с американскими финансовыми властями.


В 2010 году немецкий автомобильный концерн Daimler согласился заплатить штраф в размере $185 млн в обмен на отказ Министерства юстиции США от уголовного преследования в связи со взятками и откатами, которые высшие менеджеры фирмы давали чиновникам в ряде стран, включая Россию.

Российское представительство Daimler признало свою вину в окружном суде Вашингтона в ходе связанного с этим расследования, проводившегося Государственной комиссией США по ценным бумагам и фондовому рынку.

Недалеко ушла и фирма Siemens. В 2008 году она вынуждена была заплатить в США и Германии более $1,6 млрд штрафа после признания в регулярных взятках иностранным чиновникам для получения контрактов.

Siemens попала в сложную ситуацию. Во-первых, в Германии и Евросоюзе она оказалась нарушителем санкционного режима. Тем самым поставила под сомнение искренность позиции правительства в Берлине, которое, вообще говоря, является вдохновителем и мотором санкций. Не удивительно, что Ангела Меркель крайне недовольна разразившимся скандалом. Кроме того, чиновники в Брюсселе не преминут использовать случившиеся с Siemens для серьезного наказания, чтобы и другим неповадно было.

Во-вторых. В прошлом году продажи в России дали Siemens около 1,2 млрд евро. Вроде бы довольно значительные деньги, однако, это всего лишь 2% общего объема продаж. Гораздо большие интересы концерна лежат в США, и попасть в проскрипционные списки американских властей будет стоить несравненно больше, чем вся полученная и возможная прибыль в России. К тому же по сравнению с 2013 годом объемы продаж фирмы падают.

В-третьих. Американский президент Дональд Трамп несколько раз обвинял Германию в «плохом ведении торговли». Вроде бы немецкие фирмы нарушают правила и занимаются недобросовестной конкуренцией. Тогда его заявления вызвали в Германии крайне негативные отклики и содействовали серьезному охлаждению взаимных отношений.

Теперь Трамп получил в руки неубиенный козырь, подтверждающий плохое поведение немецких фирм. Крыть, как говорится, нечем.

Проблема для Берлина в том, что, независимо от решения московского суда, турбины и генераторы никто не вернет, и они останутся в Крыму. Независимо от того, как будут строиться и монтироваться электростанции. Сюда же стоит отнести и заявления из Москвы о том, что ТЭС будут достроены и пущены независимо ни от чего.

Есть одна техническая сложность, имеющая теперь международные последствия. Монтаж и наладку турбин, их последующее техническое обслуживание должны осуществлять специалисты Siemens. Если это произойдет, то нарушение санкций налицо со всеми вытекающими последствиями. Скорее всего, фирма на такое нарушение не пойдет из-за опасности попасть под двойное давление в Германии и США, а также из-за больших финансовых потерь. Как прямых в виде штрафов, так и от упущенной выгоды.

Вполне возможно, что руководство Siemens допустило такую же ошибку, как и российское. Весной 2014 года относительно мягкие санкции против России за аннексию Крыма создали впечатление, что это не всерьез и не надолго. Кто же мог предполагать последующий разворот событий и ужесточение санкций как уже принятых, так и обсуждаемых.

Турбины изготавливают не быстро, авось либо шах, либо осел… Но «не так сталось, як гадалось». Уже очевидны как прямые результаты скандала, так и более отдаленные.

Первое. Сторонники ужесточения санкций в Европе получили подтверждение лживой позиции России, а также доказательство эффективности введенных ограничений. Заявления Москвы об импортозамещении не стоят ломаного гроша. Ничего существенного российская промышленность изготовить не может, и страна в области энергетики целиком зависит от западных фирм с их технологиями.

Сименс

Второе. Западные компании в очередной раз получили подтверждение опасности ведения дел с российскими контрагентами. По крайне низкому уровню доверия к российским партнерам и чиновникам нанесен серьезный удар, и это обязательно проявится в будущем.

Третье. Вашингтон получил возможность давить на европейцев по санкциям. В Конгрессе сторонники такого воздействия на Россию займут еще более жесткую позицию, и администрация ничего не сможет им противопоставить.

Четвертое. Очень странно, что пришлось ждать сообщения Reuters, чтобы поднялся скандал. Почему при этом Киев молчал и не предпринимал никаких действий, остается не меньшей загадкой.

В английском языке слово credit означает не только деньги, взятые взаймы, но также честь, веру и доверие. Кажется Siemens подошел к рубежу, когда концерн может потерять credit. В прямом и переносном смыслах. Репутация наживается десятилетиями, а теряется в один момент.

Юрий Райхель

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов