В СМИ все чаще появляются сообщения о арестах людей с проукраинской позицией, и обысках в их домах. В частности, 8 августа оккупационные власти полуострова на десять суток арестовала 76-летнего Сервера Караметова, страдающего болезнью Паркинсона, за одиночный пикет в поддержку заместителя председателя Меджлиса Ахтема Чийгоза. Он держал плакат с призывом к президенту Владимиру Путину и «главе» Крыма Сергею Аксенову прекратить репрессии крымских татар. По делу Караметова составили два административных протокола: за «нарушение порядка проведения одиночных пикетов» и за «сопротивление сотрудникам полиции».

Позже оккупанты объявили приговор украинскому активисту Владимиру Балуху. Его осудили на три года и семь месяцев лишения свободы. Обвинили Балуха в незаконном приобретении и хранении боеприпасов и взрывчатых веществ. В декабре прошлого года во время обыска в его доме правоохранители якобы нашли 70 патронов от автомата Калашникова, 19 гильз и пять тротиловых шашек. Ранее  Балух вывесил на своем доме в селе Серебрянка украинский флаг и прикрепил табличку «улица Героев Небесной Сотни».

Продолжается также рассмотрение уголовных дел лидеров крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова.

Еще 19 человек лишены свободы по «делу Хизб ут-Тахрир». В Российской Федерации эта организация признана террористической еще в 2003 году. Именно под предлогом поиска членов Хизб ут-Тахрир, российское ФСБ и проводит обыски и аресты мусульман в Крыму.

В целом, по данным Крымской правозащитной группы, в настоящее время по политическим мотивам на полуострове лишены свободы более 40 человек.

Популярные статьи сейчас

Меган Маркл с щелью в зубах поразила безвкусицей: "После встречи с Гарри..."

Анджелина Джоли держит в секрете новый роман: всплыла скандальная правда

Заворотнюк довела возлюбленного, друг выдал всю правду: «С каждым днем становился мрачнее»

Экс-муж Лолиты устроил недетские развлечения с молодой возлюбленной на яхте: «облизала, а он…»

Показать еще

Несмотря на это, украинцы, хоть и не в большом количестве, но продолжают ездить на оккупированный полуостров. Кто —  как турист, кто к родственникам и друзьям. Politeka узнала, безопасны такие поездки, и может Украины влиять на ситуацию с нарушением прав человека в оккупированном Крыму.

Борис Захаров, руководитель Адвокационного Центра Украинского Хельсинского союза по правам человека:
— Украинцам опасно ездить в оккупированный Крым. Отдыхать там вообще аморально. Но многие люди все же связаны с полуостровом родственными связями, и просто не могут не ездить, хотя и  подвергаются риску.
Если едете на оккупированные территории, чтобы хоть как-то защититься, о вашей поездке нужно сообщить  близким людям — родственникам, друзьям. Если вас похитит или незаконно задержит оккупирована власть, они смогут это отследить. Такие действия могут спасти вашу жизнь и здоровье.

Украина использует недостаточно средств для влияния на ситуацию с нарушением прав человека в оккупированном Крыму. Здесь есть несколько аспектов. Первый — общестратегический. В Минских договоренностях вообще не идет речь об украинских политзаключенных в Крыму и РФ. Они оказались за бортом этих договоренностей. Минский процесс  объединяет гуманитарные и политические вопросы в одном документе. Благодаря этому, Путин использует украинских политзаключенных в Крыму и России, и пленных на Донбассе, как заложников.

Гуманитарные и политические площадки переговоров нужно разделить. Этими вопросами должны заниматься разные люди. Следует создать условия, чтобы было невозможно связывать вопрос освобождения людей с политическими интересами. Нужно остаться в рамках «Минска», потому что это уже часть международного права и на него ссылаются США в новом санкционном законе, и Евросоюз во многих документах, но формат нужно изменить.

Украина стала заложником ситуации. Когда начинался минский процесс, надо было быстро прекратить активные военные действия на востоке Украины. Погибало много людей. Это сделали, но вот таким неудобным для Украины способом. Затем Москва начала использовать «Минск» против нас. Сейчас минский процесс в этом смысле себя исчерпал. Активные боевые действия прекращены. Поэтому гуманитарную часть надо выделить в отдельную часть.
Украина должна работать на два фронта — правовой и дипломатический. На юридическом фронте надо преследовать тех, кто нарушает права человека на оккупированных территория. Нужно подавать соответствующие иски в Международный уголовный суд, жалобы в Европейский суд по правам человека. В этом направлении Украина делает достаточно много. Может не все идеально, но больше, чем другие государства, которые оказывались в подобных ситуациях.
На дипломатическом фронте нужно давить, чтобы вводились персональные санкции. Украина не дорабатывает в смысле преследования лиц, нарушавших права человека, ареста имущества органов, юридических и физических лиц РФ, преследуют Украинская по всему миру. Есть большой фронт работ по надлежащему документированию таких вещей. В последнее время Украина усиливает работу в этой сфере. Задействованы Военная прокуратура и украинская прокуратура АР Крым, с которой у Украинского Хельсинского союза по правам человека заключен меморандум о сотрудничестве.

Сейчас имеем довольно мощную поддержку Запада. Единственное, Украине нужно упорядочить свои действия в соответствии с принципами верховенства права, и не допускать нарушений прав человека и незаконных действий. Западным партнерам в нашу сторону тоже есть что предъявить. Это обидно. Много незаконной деятельности по правам человека идет со стороны Службы безопасности Украины. Есть и угрожающие законодательные инициативы в Верховной Раде. Если Украина будет действовать в соответствии с принципами верховенства права, займем сильную позицию на международном уровне.

Алим Алиев, соучредитель «Крым SOS»:

— Очевидно, что людям, которые имеют проукраинскую гражданскую позицию и откровенно ее выражают, находиться в Крыму опасно. Но больше всего в этой ситуации меня беспокоит вопрос морали: этично ли украинцам  ездить на оккупированную территорию? Получается, что в то время, когда мы здесь боремся с оккупантами и говорим о многочисленных репрессиях, наши соотечественники гривной и рублем их поддерживают.

Украина не имеет прямого влияния на ситуацию с нарушением прав человека в оккупированном Крыму. Ни у украинских общественных организаций, ни у украинского правительства доступа на полуостров, как такового, нет. Это влияние лишь опосредованное. Этим занимается общественность через полуподпольные миссии и международные структуры, которые уже и давят на Россию.

Сейчас западные партнеры используют не все механизмы. Стараемся работать с различными международными инстанциями, и предоставлять им доказательства нарушения прав человека в Крыму. Важно удерживать публичное внимание европейцев и американцев, относительно ситуации на оккупированном полуострове. Если эта тема уйдет на второй план, ее труднее возвращать на повестку дня и к политикам, и к дипломатам.

Сейчас любые решения международных структур по Крыму важны. Хотя Россия их и не выполняет, но они идут в нашу пользу. Рано или поздно, Кремлю придется за все ответить.

Ольга Головко