Внешние признаки налицо. В Северной Корее решили отложить очередные ракетные испытания с целью проследить за «поведением янки», военные корабли США отошли от северокорейских берегов.

Сильно забеспокоились в Южной Корее. В случае конфликта ее столице Сеулу достанется больше всех. Он находится менее чем в 100 км от линии разграничения по 38 параллели и в зоне досягаемости для северокорейской артиллерии. Даже если в ответ серьезно пострадает Пхеньян это слабое утешение. К тому же Корея Южная — это демократия и ее лидеры серьезно относятся к поддержке народа. Корея Северная — это диктатура и на граждан ее вождю глубоко плевать. Сколько их погибнет или пострадает, для товарища Кима значения не имеет. Это принципиальное отличие двух корейских государств и определяет направление их политики.

Китай присоединился к санкциям

Поздним вечером 15 августа грузовик с мороженной рыбой прошел через пограничный переход Чуанхэ между Китаем и Северной Кореей. После этого он был закрыт на китайской стороне. Особенность этого перехода в том, что его называют главными воротами для свежей и замороженной рыбной продукции, поставляемой в Китай. Отсюда фуры направлялись в Хуньчунь на крупнейший на северо-востоке Китая рынок морепродуктов. После переработки они в изотермических контейнерах отправлялись в провинции Цзилинь, Хэйлунцзян и Внутреннюю Монголию.

Весь этот бизнес фактически остановился. Министерство коммерции Китая выпустило меморандум о запрете импорта из КНДР каменного угля, железной руды, свинцовых концентратов, свинцовой руды и морепродуктов.

Надо сказать, что меморандум Пекина оказался полной неожиданностью не только для бизнеса северо-восточной части страны, а это касается около сотни тысяч человек, но и для Северной Кореи. На корейской стороне также наблюдалось скопление фур и грузовиков с товарами.

Популярные статьи сейчас

Галкин подарил Пугачевой украинского "красавца", Примадонна расцвела на глазах: "Ну спасибо, муженек!"

Полякова никого не стала слушать и постриглась, как она теперь выглядит: "Я же моложе так стала"

Украинцы сочувствуют горю в семье звезды "Голосу країни" и Алены Мозговой: "Такое очень тяжело пережить"

Звезда "1+1" Маричка Падалко сообщила о пополнении и показала реакцию дочери: "Знаменательный день"

Половину Украины накроет грозами, а температура начнет падать: где ожидать града и шквалов

Показать еще

Если китайский запрет на импорт окажется действительным, пока есть все признаки кардинального изменения позиции Пекина, то через относительно короткое время это будут весьма ощутимо для Северной Кореи. В целом дело к тому шло.

Во-первых, Китай испытывал сильнейшее давление со стороны США. Президент Трамп неоднократно высказывался о том, что в руках китайских руководителей находятся ключи от решения северокорейского кризиса. До последнего времени Поднебесная всячески уклонялась от введения эмбарго на торговлю с КНДР под предлогом того, что санкции контрпродуктивны. Однако мнение китайского руководства с какого-то момента существенно изменилось. Сигналом этого явилось голосование в Совете Безопасности ООН по введению санкций против КНДР. За них проголосовали вроде бы союзники Пхеньяна Китай и Россия.

Встреча Волкер-Сурков: Россия начала с провокаций

Во-вторых. Очевидно, что сигнал был проигнорирован Кимом и его окружением. Подготовка и проведение испытаний продолжилось, что уже поставило под сомнение уровень влияния Китая в мире. Получалось, что какой-то Ким позволяет себе игнорировать недвусмысленные сигналы из Пекина. До какого-то времени опасения из-за возможного коллапса режима в КНДР превалировали в китайской политике, но верх взяли более веские основания.

В-третьих. Особое раздражение китайских лидеров вызвала непредсказуемость Кима и его политики. Добавим к этому и известную непредсказуемость Трампа. В целом ситуация стала настолько неопределенной, как и весьма опасной. Малейшее неловкое политическое или военное движение могло вызвать обвальное  сползание к войне. Этого категорически не хотели в Пекине по многим причинам.

Первая причина: боевые действия очень легко и быстро могут перерасти в ядерную войну. От пограничного перехода Чуанхэ до северокорейского ядерного полигона Пунгери около 150 км по прямой. Примерно столько же до ракетных полигонов КНДР. В случае ракетного удара по этим объектам радиационное заражение местности здесь неизбежно. Кстати, в Москве это тоже прекрасно понимают. Хотя российско-северокорейская граница формально всего 65 км, но для радиоактивного облака условные линии на картах и местности не преграда. Заражение важнейших городов российского Дальнего Востока вполне возможно. Не в последнюю очередь, и этим фактором обусловлена поддержка Москвой, введение санкций в Совете Безопасности ООН.

Вторая причина: неизвестно, полетят ли северокорейские ракеты в направлении острова Гуам или собьются с курса и ударят неизвестно куда. В том числе по китайской, российской или японской территории. И что после этого с этим делать ближайшим союзникам. Соответственно ответные американские удары тоже не сделают северо-восток Китая и российский Дальний Восток более безопасными.

Третья причина: война — это всегда беженцы и все, что с ними связано. Так было во время Корейской войны 1950-1953 годов, и большая часть их тогда бежала именно в Китай. Повторения такого пройденного в Пекине явно не хотят. Своих проблем хватает. Тем не менее, что-то делать надо.

Пока для усиления безопасности на северо-востоке в окрестностях Чанчуня была сформирована новая специальная парашютно-десантная бригада Северного командования Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Кроме того, вблизи пограничной горы Чанбайшань развернута новая бригада пограничной охраны. Граница более плотно контролируется системами видеонаблюдения и беспилотниками.

Еще один несколько необычный факт. Обычно военные учения китайская пресса либо не освещает вообще, либо пишет об этом очень кратко. В отличие от этого, прошедшие летом учения подразделений Северного и Центрального командования НОАК очень широко освещались в китайских средствах массовой информации. Не в последнюю очередь для успокоения пограничных районов. В период весеннего обострения в пограничных городках и поселках с полок магазинов буквально сметались запасы еды и воды, а также спички, соль и другие важнейшие для жизни товары. На этот раз все происходит гораздо спокойней, и демонстративные действия властей рассчитаны были на это и дали определенные результаты.

Тем не менее, в пограничных районах северо-востока Китая население уверенно, что война обязательно и скоро начнется. Усилия властей приветствуются, но в здравый смысл товарища Кима не верят.

Четвертая причина: все прекрасно понимают, что военные возможности США и КНДР несопоставимы. Военное поражение Пхеньяна могло вызвать конфронтацию Китая с США, а этого никто не хотел. И тем более из-за упрямства северокорейского диктатора.

В целом после довольно долгих колебаний в Пекине решили присоединиться к санкциям в надежде, что такой шаг образумит товарища Кима. Похоже, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе расчет оправдывается.

Валютные проблемы КНДР

От внешней торговли, в основном с Китаем, КНДР получает около $2 млрд. По предварительным подсчетам, присоединение Пекина к санкциям означает уменьшение этой цифры примерно на 20-30%. Это чувствительно, тем не менее, есть и другие предположения.

«Чудо на Висле»: как поляки и украинцы спасли Европу от большевизма

Некий господин Ли Чжон Хо бежал из Северной Кореи в Южную в октябре 2014 года. В Пхеньяне он занимал пост заместителя начальника секретного «Отдела 39» ЦК Трудовой партии Кореи, который курировал как легальные, так и нелегальные операции по снабжению КНДР иностранной валютой. Ли Чжон Хо занимался, в частности, поставками за границу угля и морепродуктов — важнейших экспортных товаров Пхеньяна. Сейчас беглец живет в США.

Возникла несколько необычная ситуация. Хотя северокорейская пропаганда всегда рассказывала об экономической блокаде, в которой находится КНДР, но в действительности первые международные санкции были введены только в 2006 году. До этого ограничивалась только торговля с США, которой Северная Корея и так не занималась по понятным причинам.

Примерно в 2002-2003 годах северокорейская экономика начала выходить из продолжительного кризиса. Был преодолен жесточайший голод 90-х и начался экономический рост. Введенные тогда санкции не оказали на него никакого влияния.

Ускорился экономический рост в 2012-2013 годах, когда молодой руководитель страны Ким Чен Ын начал острожные реформы по китайскому образцу. Советская экономическая модель в основном была демонтирована и разрешена в чем-то частная инициатива. Так получилось, что этот пусть и небольшой экономический рост совпал с введением более жестких санкций.

И вот теперь, по мнению господина Ли, серьезный запрет на основные экспортные продукты КНДР — железную руду, свинец, каменный уголь, морепродукты и, возможно, текстиль, обернутся потерей не $1 млрд, а $1,7 млрд. И это как минимум. Кое-что можно восполнить за счет контрабанды и какого-то обхода санкций, но это, как говорится, слезы.

Нетрудно предположить, если данные Ли соответствуют действительности, пока на это похоже, через несколько месяцев у Пхеньяна возникнут проблемы с иностранной валютой, так как потери достигнут не 30%, а 80%. Прекращение экспортных поставок приведет к закрытию шахт и предприятий, оставшихся без крайне необходимых запасных частей и комплектующих. Соответственно к безработице.

Сильный удар придется по недавно легализованному частному сектору, то есть по мелким предприятиям, ресторанчикам и небольшим магазинчикам. Они использовали или торговали товарами, приобретаемыми за твердую валюту.

Долгосрочные проблемы

В Сеуле, несмотря на соседство с воинственной КНДР к своей безопасности относились достаточно спокойно с расчетом на помощь США. Сейчас такая уверенность несколько пошатнулась. Очень возможно, что из-за угрозы ядерной войны в Вашингтоне решат не вмешиваться, чтобы себя не подвергать угрозе ракетного обстрела.

Вероятность такого поворота представляется небольшой, тем не менее, в столице Южной Кореи ощущается определенная нервозность. Она питает разговоры о необходимости создания своего ядерного и ракетного оружия, чтобы разговаривать с Кимом на равных.

Сеул всегда старался маневрировать между Вашингтоном и Пекином. Новый президент Мун Чжэ Ин предполагал ее не только продолжить, но и даже сделать еще более гибкой и приспособленной к новым условиям. Однако воинственность Кима и его непредсказуемость заставляют Южную Корею заниматься упрочнением американо-южнокорейского союза. Со своей стороны, это беспокоит Пекин и там считают виновником этого все того же Ким Чен Ына.

Дворцовые войны в Белом доме: как ультраправые пытаются свалить Макмастера

Аналогичные рассуждения происходят и в других государствах. Начиная от Японии, Тайваня и особенно во Вьетнаме. У последнего с Китаем весьма сложные отношения и процесс перевооружения вьетнамской армии и флота идет все ускоряющимся темпом. В Ханое также многие считают, что ядерное и ракетное оружие поможет адекватно отвечать на китайские угрозы и пограничные конфликты в Южно-Китайском море за спорные острова.

Выхода из создавшейся ситуации не просматривается.

Любые действия американской администрации по достижению хоть какого-то компромисса будут расценены как слабость президента Трампа и блокированы конгрессменами. Да и администрация в такой обстановке трижды подумает перед тем как пойти на подобные шаги.

В Пхеньяне тоже не хотят разрядки. Даже если санкции и перекроют поток иностранной валюты и это ударит по экономике и народу, никто в руководстве и глазом не моргнет. Был голод, и выжили, хоть и не все и теперь как-то обойдется. Важно не показать слабость и не дать понять, что санкции как-то воздействуют на Пхеньян.

К тому же Ким Чен Ын и его окружение не склоны доверять возможным обещаниям не только США, но также Китая и России. В качестве примера приводится ситуация в нашей стране и история с Будапештским протоколом 1994 года, который гарантировал неприкосновенность границ Украины в обмен на согласие сдать оставшееся от Советского Союза ядерное оружие. И его нарушение как раз одним из государств-гарантов.

Так в первую очередь США получили ответ на свою беспринципность в отношении аннексии Крыма и агрессии на Донбассе, а Китай за свою излишне гибкую политику в отношении России.

Все это говорит о том, что в долгосрочной перспективе северокорейская проблема останется сложной и потенциально взрывоопасной.

Юрий Райхель