Прогнозы, которые не сбываются

Делать прогнозы по росту мировой экономики – это занятие весьма неблагодарное, есть крайне высокая вероятность оконфузиться в расчетах. Впрочем, все годы после кризиса крупнейшие аналитические центры мира не стыдятся роли безнадежных оптимистов. Уже по устоявшейся традиции, долгосрочные прогнозы МВФ, Всемирного банка, ОЭСР и прочих уважаемых организаций не совпадают с фактическим положением дел на 0,5-1 процентный пункт. Завышенные ожидания ведут к практически ежеквартальному ухудшению предыдущих прогнозов, пока реальность и ожидания не сходятся в одной точке. По факту, так сказать.

Текущий год не стал исключением. В середине января с 3,6% до 3,4% снизил свой прогноз глобальной экономики МВФ, эксперты ОЭСР пошли еще далее, пересмотрев свои предыдущие оценки роста сразу на 0,3 процентных пункта – с 3,3 до 3%. Практика показывает, что во второй половине года обычно происходит дополнительная корректировка показателей в сторону ухудшения.

Гром из Поднебесной: как проблемы Китая могут стать шансом для Украины

Среди основных причин для беспокойства за состояние мировой экономики аналитики традиционно выделяют замедление экономики Китая со всеми вытекающими последствиями для других развивающихся стран. Бурный рост китайского ВВП в прошлые два десятилетия стал основным драйвером роста цен на сырье, экспорт которого является основой благосостояния десятков стран от ЮАР до России, от Бразилии до Украины.

Показатели крупнейших развитых стран также сложно назвать впечатляющими. Низкая инвестиционная активность, высокая закредитованность, демографические проблемы и дефицит больших идей для роста – это те проблемы, с которыми приходится сталкиваться правительствам от Токио до Берлина.

Печатный станок устал

В последние годы основным ответом мировых экономических центров на кризис было монетарное стимулирование. Центральные банки США, Великобритании, Японии, еврозоны, а также ряда других стран проводят ультрамягкую монетарную политику. Основными инструментами являются как традиционное снижение ключевых процентных ставок, так и специфические механизмы, наподобие количественного смягчения (также quantitative easing или QE), которое представляет собой выкуп финансовых активов с рынка за счет масштабной эмиссии.

Популярные статьи сейчас

Русская Кардашьян без белья превзошла саму себя в платье с экстремальными разрезами: "Нереально горячо"

Пенсии взлетят после повышения минималки, новые суммы и когда ждать денег: "Повысят дважды"

Экс-Холостяк Макс Михайлюк пожаловался на жизнь после расставания с Дашей: "Никто не..."

Нацбанк запустил в оборот новые деньги, время "бумажек" заканчивается: "С 3 августа..."

Показать еще

Основными целями центральных банков можно назвать: стимулирование экономической активности через снижение кредитных ставок, предотвращение сползания экономики в дефляционную воронку, помощь правительству в обслуживании госдолга. Также следствиями QE и низких процентных ставок являются повышение эффекта богатства за счет роста цен на финансовые активы и девальвация валюты, что хорошо для экспортеров.

Однако, несмотря на беспрецедентные монетарные инъекции в триллионы долларов, нельзя сказать, что есть предпосылки для ускорения мировой экономики. Темпы роста, в особенности в еврозоне и Японии остаются крайне низкими, в пределах от 0 до 1,5%.

Чтобы как-то стимулировать банки выдавать кредиты и разогнать инфляцию с околонулевых значений ЕЦБ и Банк Японии прибегли к экстраординарным мерам, практически жесту отчаянья — ключевые депозитные ставки снижены до отрицательных значений. Это значит, что те коммерческие банки, которые разместят на счетах ЦБ свои депозиты, не только не получают за это свой процент, но еще и доплачивают за «парковку» капитала. Негативные ставки – это своего рода налог на неактивный капитал.

Последствия такой экстраординарной меры просчитать крайне сложно, поскольку ранее подобные практики встречались редко. Ряд экономистов называют депозиты с доплатой прямой дорогой к новым кризисам, поскольку ЦБ стимулируют банки к выдаче кредитов, спрос на которые не создал реальный сектор. В итоге банки рискуют набраться токсичных активов, а на рынках создаются предпосылки для создания новых пузырей. Также ЦБ лишают себя последних рычагов воздействия на экономику в случае ухудшения ситуация. Однако пускать ситуацию на самотек монетарные власти также не могут. Замкнутый круг.

Настало время разбрасывать деньги с вертолета

В классическом случае доля сбережений и инвестиций в экономике должны стремиться к равновесию. Однако на практике это возможно лишь на долгосрочных отрезках. Согласно теории кредитных циклов, рост экономики происходит за счет роста производительности труда и роста потребления, потребление же стимулируется кредитом. Пока кредитная активность растет, домохозяйства и предприятия наращивают потребление и инвестиции за счет роста долговой нагрузки, экономика ускоряется. Однако экспансия кредита не может длиться бесконечно. Цикл заканчивается, когда на финансовых рынках образуются пузыри, перегруженность кредитами начинает приводить к росту проблемной задолженности и, как итог, кризису. В 2008 году как раз случилась подобная история.

Когда нет сил ждать: возможен ли экономический блицкриг в Украине

Во время пика долговой нагрузки кризис случается из-за так называемого делевереджа –процесса снижения долговой нагрузки бизнесом и домохозяйствами. Грубо говоря, ресурсы семьи идут не на покупку новой недвижимости, а на выплату старых долгов. Предприятия вынуждены не инвестировать, а снижать издержки и сокращать сотрудников, что еще более убивает их потребительскую активность. Ресурсы банков при этом идут не на кредитование, а на аккумуляцию резервов.

В такой сложной ситуации необходимы решительные действия ЦБ и правительства. Задача ЦБ – это удешевление кредита за счет снижения ключевых ставок и предотвращение сползания экономики в дефляцию. Стало уже крылатым выражение бывшего главы ФРС США Бена Бернанке, который отметил что для борьбы с дефляцией во время кризиса может быть полезным «разбрасывание денег из вертолета».

И если центральные банки со своей миссией справляются, запустив в ход весь свой монетарный арсенал, то правительства упустили момент, когда нужно было разбрасывать деньги с вертолета. Проблема в том, что большая часть напечатанных центробанками триллионов так и осталась внутри финансовой системы. Монетарные власти печатали деньги и скупали на них финансовые активы и долговые обязательства правительства, помогая обслуживать долг. Однако правительства, в особенности европейских стран, вместо того чтобы наращивать расходы для поддержания роста доходов населения, придерживаются режима экономии госрасходов. Как итог, мизерные темпы роста и высокие дефляционные ожидания, убивающие экономическую активность.

Так ждать ли кризиса, справедливо ли финансовые рынки так беспокойны? Маловероятно, что мир ожидает скорое повторение 2008-2009 гг., предпосылки еще не созданы. Финансовые кризисы вообще обычно происходят, когда к этому правительства и население менее всего готовы, на пике надувания кредитного пузыря. У банков сейчас нет проблем с ликвидностью, у них есть проблема со спросом на кредит. Решить ее можно только в тесной кооперации правительств и монетарных властей. В противном случае околонулевые темпы роста могут затянуться на десятилетия.

В этом контексте одно лишь дальнейшее снижение депозитных ставок помочь никак не может, необходимы новые программы бюджетного стимулирования. Только таким образом можно вывести напечатанные деньги за пределы финансовой системы в реальный сектор и стимулировать ускорение экономического роста и инфляции. Грубо говоря, наконец-то пора загружать вертолет деньгами и начать разбрасывать их. Миру сейчас не хватает больших амбициозных проектов, которые будут иметь долгосрочный экономический эффект. Китай начал работу над развитием глобальных торговых путей, морского и сухопутного шелкового пути. В перспективе стройка века загрузит китайскую промышленность и откроет отличные возможности для роста торговли.

А что же развитые страны? Вместо малоэффективного снижения ставок и бесплодных попыток выдавить капиталы из банков искусственным образом, правительства могли бы запустить программы по развитию человеческого потенциала. Мир стоит на пороге новой научно-технической революции. Эпоха роботов и 3-D принтеров уже на носу, однако новые возможности по повышению эффективности труда несут и новые риски. Миру уже не нужно будет столько низкоквалифицированных рабочих, как сейчас. Десятки миллионов людей останутся с голыми карманами и без специализированных навыков.

В этом контексте необходимы масштабные вложения в человеческий потенциал. Прежде всего речь идет о образовании, инвестиции в которое дают долгосрочный экономический эффект. Наука, здравоохранение, безопасность и инфраструктура – это те сферы, которые не дадут мгновенной отдачи, но помогут странам избежать многолетней стагнации в будущем.

Можно резюмировать, что мир находится на очень интересном этапе развития. Перед глобальной экономикой открываются невиданные за многие годы перспективы роста производительности труда и развития принципиально новых технологий, принципиальной новых экономических моделей. Чтобы ускорить внедрение инноваций, в данное время критически важно вывести деньги из финансовой системы в реальный сектор. Только таким образом мы можем избавить экономистов из уважаемых МВФ, ВБ и ОЭСР от столь неприятной работы по очередному ухудшению прогнозов.