Падение ВВП в 2015 году, вероятно, превысило 10% после сокращения на 6,8% годом ранее. При этом ведущие прогнозные центры мира не ожидают от Украины экономического чуда. Попробуем разобраться, почему так происходит и при каких условиях возможно качественное ускорение темпов роста

То, что немцу хорошо, украинцу – нищета

Крупнейшие мировые финансовые институты, равно как и украинское правительство, не прогнозируют в ближайшие два года быстрого восстановления экономики Украины. В текущем году темпы роста ВВП, вероятно, не превысят 1-2%. В 2017 году ожидается лишь незначительное ускорение темпов восстановления.  Но даже мизерного как для развивающейся страны экономического роста нам никто не гарантирует.

Если рассматривать сценарии роста, нет большой разницы, вырастет экономика Украины в текущем году на 1,2% или на 2,1%. С учетом темпов падения последних лет разница между этими двумя цифрами нулевая. Это в Германии можно дискутировать о сценариях развития при 1,5% и 1,8% роста — высокая сравнительная база делает зазор в десятые доли процента ощутимым. Чтобы Украине в пределах 10 лет хотя бы немного приблизиться по уровню развития к своим западным соседям, темпы роста должны составлять 5% и более. Все остальные сценарии предполагают лишь консервацию текущего положения вещей: хроническую бедность населения, нарастающее отставание от передовых стран мира, дальнейшую утрату человеческого и научного потенциала.

За счет чего украинская экономика может расти быстрее?

Ощутимый сдвиг ситуации в лучшую сторону возможен лишь в случае изменения фундаментальных факторов. Из потенциальных драйверов роста, которые могут вывести украинскую экономику из кризиса, можно выделить три наиболее важных: улучшение ситуации на глобальных сырьевых рынках, восстановление спроса на внутреннем рынке и привлечение иностранных инвестиций. Посмотрим, насколько реалистичны надежды на то, что сработает хотя бы один из них.

Цены на сырье. В предыдущие два с половиной десятилетия украинская экономика развивалась и падала в унисон с ценами на сырье. Страна стала классическим сырьевым придатком. Экономический бум первой половины нулевых и кризис 2009 года последовали вслед за резким изменением условий на внешних рынках. Нынешний кризис носит схожую природу.

Популярные статьи сейчас

Алла Пугачева впечатлила заметно помолодевшим видом на прогулке с детьми: "Похожи с Вайкуле стали"

Победительница "Холостяка" Ульянова засветилась с коляской на прогулке по Киеву: неожиданные кадры

Солистка KAZKA Зарицкая резко высказалась о своей сопернице Джамале, кадры: "Мешает нам..."

Несчастье настигло звезду "Моя улюблена Страшко" Артура Логая, актер попал в больницу: кадры

Сумская с Борисюком покинули Украину, кадры из Борисполя: "Вы даже не представляете..."

Показать еще

Основные статьи экспорта Украины – это продукция с очень низкой добавленной стоимостью, сырье и продовольствие, а не продукты из них. Грубо говоря, страна экспортирует не макароны, а зерно и яйца, не вагоны и рельсы, а железную руду. Это обстоятельство делает украинский экспорт втройне более уязвимым к внешним стрессам.

В 2016 году от глобальных сырьевых рынков чудес ожидать не стоит. Напротив, как минимум в первых кварталах возможно дальнейшее ослабление цен. Даже после падения сырьевого индекса Bloomberg Commodities до минимальных за 25 лет значений пространство для дальнейшего снижения все еще остается.

Давить на сырье будут два главных фактора. Речь идет об ужесточении монетарной политики ФРС США и перестройке экономической модели в Китае.

В декабре 2015 года произошло знаковое событие – первое почти за десятилетие повышение ключевой процентной ставки ФРС. Согласно консенсусу экономистов, опрошенных Reuters, в этом году мир ожидает еще три этапа поднятия ставок. Для Украины это событие важно в свете того, что укрепление доллара США является одним из ключевых драйверов обвала цен на сырье. В Китае же сейчас происходит болезненная перестройка модели развития от инвестиционной к потребительской. Процесс сопровождается сокращением спроса на сырье и замедлением темпов экономического роста. В ближайшие годы тенденция будет только нарастать.

Внутренний рынок находится в депрессивном состоянии. В последние годы уровень падения реальных доходов населения имел катастрофические масштабы. Из-за высоких инфляционных и девальвационных рисков НБУ не может пойти на радикальное снижение процентных ставок и ослабить ограничения для банков. Так что всплеска кредитования в ближайшие год-два быть не может по определению.

Главное, что не произошло за последние годы, – уровень доверия к власти не вырос. Напротив, опросы говорят, что он даже ниже, чем во времена Януковича. Экономические прогнозы правительства регулярно не сбываются, а решительной борьбы с коррупцией не видно. На этом фоне проводимые экономические реформы не имеют должного эффекта для кошельков граждан.

Бизнес вынужден постоянно готовиться к худшему, что убивает экономическую активность. Те немногие украинцы, которые имеют за душой валютные сбережения, не спешат их доставать из-под матраца и нести в экономику. Для восстановления роста потребительского рынка нужно минимум два-три года без новых скачков гривны и запредельной инфляции. Но столько ждать у Украины нет времени. Мы и так катастрофически отстаем от развитого мира.

В таких условиях наиболее реальным драйвером роста украинской экономики видится приток иностранных инвестиций.

Пока особого доверия к Украине на Западе нет. Мониторинг западных СМИ только портит настроение. Страну упоминают в основном в контексте обострения ситуации на Донбассе, экономического кризиса и отсутствия борьбы с коррупцией. Не лучший медиафон для больших денег.

Впрочем, излишне драматизировать ситуацию не стоит. Общественное мнение тенденциозно, многие авторы статей для западных СМИ делают выводы лишь на основании поверхностного новостного анализа, что делает их удобными ретрансляторами российской пропаганды. Тем временем в стране хоть и не так быстро, как нам хотелось бы, и не во всех сферах, но реформы проводятся. Дерегуляция и повышение прозрачности системы дадут первые результаты уже в обозримом будущем.

Чтобы развеять негативный медиафон, нужны позитивные события такого масштаба, которые смогут попасть в ленты новостей мировых СМИ. К примеру, информация об инвестициях в Украину Джорджа Сороса стала именно такой хорошей новостью. Сорос – это зубр Wall Street, к его мнению в финансовых столицах мира принято прислушиваться. К тому же среди мировых бизнес-воротил он без преувеличения является главным экспертом по Украине.

Важным ключиком к сердцу инвесторов в этом году может стать максимально публичная и прозрачная приватизация госпредприятий. Финансовый мир должен поверить правительству, что оно действительно готово строить отношения по новым правилам. Если в результате приватизации в страну удастся привлечь несколько именитых международных компаний, это станет очень хорошим звоночком для других игроков.

Особенно жестко украинскую власть критикуют за отсутствие решительной борьбы с коррупцией. И критикуют за дело. В этом году заработало несколько независимых ведомств, чьей непосредственной задачей является активизация работы в этом направлении. Если им удастся привлечь к ответственности хотя бы одного-двух высокопоставленных коррупционеров, позитивные рецензии Украине обеспечены. Конечно же, при этом нужно продолжать реформы правоохранительной и судебной систем. В противном случае первые же серьезные инвестиции налетят на старые грабли. Без честных прокуратуры и судов все остальные реформы будут иметь нулевой эффект.

Частные инвестиции – это не панацея, большую роль в дальнейшем будет играть политика государства в сферах развития инфраструктуры, образования, науки. Украине необходимо качественно улучшать условия для развития бизнеса и человека. Однако иностранные инвестиции и технологии – это базис, без которого не сделала качественный рывок ни одна из успешных развивающихся стран.