Крутой поворот российской политики. От клятв «не забыть и не простить», от разоблачительных статей в официозной прессе и показа кинофильмов на федеральных каналах, как семья Эрдогана «торговала нефтью с ИГИЛ», — до принятия невнятного извинения за сбитый самолет прошло меньше чем пять месяцев.

Визит Эрдогана, как пишет турецкая газета Hurriyet, готовился через турецкого бизнесмена Джавида Чаглара, который использовал свои связи в Дагестане и вышел на помощника президента Путина по внешней политике — Юрия Ушакова. К посредничеству подключились президенты Азербайджана и Казахстана.

В конце июня Назарбаев сообщил в Анкару, что Москва согласна принять послание Эрдогана с извинениями за инцидент с самолетом. Передача письма состоялась в Ташкенте. Там Ушаков получил письмо турецкого президента для Путина. Публикация письма в российской прессе означала, что в первом приближении черта под противостоянием подведена.

Встретились два одиночества

Крутой поворот турецкой и российской политики обусловлен сложным комплексом внутренних и внешних проблем в каждой стране. Экономическая и финансовая ситуация не блестящая, хотя ВВП Турции все же растет, а в России падает. Дна кризиса, несмотря на оптимистические заявления чиновников, российская экономика не достигла и оторваться ей не от чего.

Путин и Эрдоган уже готовы вместе строить «Турецкий поток»

В международном плане оба авторитарных лидера завели свои страны в дипломатическую изоляцию — и нет ничего удивительного в том, что их потянуло навстречу друг другу. Каждый из них посылал сигнал Западу и демонстрировал вроде бы свободу действий. Оба серьезно обижены на Европу и США. Вот от обиды и съехались в Санкт-Петербург, пытаясь таким образом шантажировать как соседей, так и бывших союзников.

Популярные статьи сейчас

50-летняя Орбакайте в черном кружеве поразила новой внешностью: "Неожиданно видеть вас брюнеткой"

Землетрясение произошло в Украине, стали известны первые подробности: "Угрозы для населения..."

Состояние беременной невесты победителя "Голосу країни" резко ухудшилось: "Вызываю скорую"

Джамалу подкосила болезнь: певица обратилась к украинцам перед новым эфиром "Танців з зірками"

Лопес в маленьком купальнике показала, чем привлечь внимание на пляже: кадры

Показать еще

Для Путина встреча с турецким президентом была крайне важна по внутриполитическим причинам. Конечно, можно было и дальше представлять Россию таким себе, как поется в песне, утесом, обросшим диким мхом в бурном враждебном море. «На вершине его не растет ничего, только ветер свободный гуляет».

Для патриотов жить в осажденной крепости очень даже комфортно, но народ начинает задаваться вопросом: почему мы одни? Вроде бы с китайцами снова стали братьями навек. Не до полного родства, но все-таки повернули на восток.  Оказалось, что без особой взаимности. Как-то неуютно быть против всех вокруг.

Улучшение отношений с Турцией показывает подведомственному народу, что не одна Россия в мире. Нашлась еще одна подобная страна. Вместе, как известно, веселей.

Вторая проблема — импортозамещение. По отчетам российское сельское хозяйство показывает устойчивый рост, а продуктов в магазинах по номенклатуре все меньше. Да и цены постоянно растут. Оказалось, без турецких помидоров и фруктов как-то сложно. Да и со строительством спортивных сооружений без турецких рабочих дело стопорится. Зато скандалы на стройках стадионов к чемпионату мира по футболу следуют с завидным постоянством.

Эрдоган также оказался в некотором международном вакууме. С соседями он рассорился, с Западом отношения все более натянутые. Внутренняя ситуация после подавления военного переворота также неустойчивая. Противостояние с курдами и взрывы в турецких городах подрывают представление о нем, как о сильном лидере.

Принуждение к миру на Донбассе: России катастрофически не хватает денег

Здесь очень пригодился бы внешнеполитический прорыв. Сначала были восстановлены в полном объеме отношения с Израилем. Не последнюю роль в этом играл внутриполитический фактор.

В армии крайне отрицательно отнеслись к разрыву с Тель-Авивом, особенно в сфере сотрудничества спецслужб. Турция многие годы получала необходимую ей разведывательную информацию из Израиля. Эрдоган в этом вопросе пошел навстречу армейскому сообществу, что не уберегло его от попытки переворота. Однако Израиль тут уж точно не причастен.

Ради восстановления отношений с Россией турецкий лидер пошел на очевидное унижение. Путин принял его в своем родном городе, а не на более нейтральной площадке. Получилось, что Эрдоган приехал просить прощения. Называя российского президента несколько раз своим другом, он пошел на еще одно унижение после всего наговоренного в ноябре прошлого года.

Фото news-front.info
Фото news-front.info

Авторитарные правители очень самолюбивы, восточные особенно. Такое не забывается и обязательно скажется на взаимных отношениях.

Трубопроводная геополитика

Двум президентам удалось договориться о возобновлении работ над проектом «Турецкий поток» по транспортировке газа из России через Черное море по территории Турции до греческой границы. Вроде бы успех и можно бить в литавры. Заодно очередной обход Украины, о чем Путин мечтает.

Если подойти к проекту с коммерческой точки зрения, то выгода его эфемерна, вернее вообще отсутствует.

Первоначально предполагалось проложить четыре нитки с общим объемом передачи около 60 млрд куб. м газа.

Однако Турция не соглашалась, настаивала только на одной в 16 млрд куб. м. Этот газ Анкара предполагала использовать для внутренних потребностей. Такой вариант был для Газпрома абсолютно невыгодным.  Ему пришлось бы вкладывать миллиарды долларов в дорогостоящую прокладку труб по дну Черного моря, строительство принимающей инфраструктуры и предоставить турецкой компании Botas скидку на стоимость газа.

В следующем году цена на нефть упадет до 30 долларов

Эрдоган пошел навстречу пожеланиям Путина и согласился на две нитки. О четырех, судя по всему, речь вообще не шла. Конечно, вторая нитка улучшит коммерческие показатели проекта, но не сделает его прибыльным. А проблем у «Турецкого потока» хоть отбавляй.

Труба будет проложена по турецкой территории до греческой границы, а дальше пусть заинтересованные страны сами строят необходимую инфраструктуру. Она в данный момент отсутствует. Кто будет этим заниматься и за какие деньги? Газпром заявил, что его это не интересует.

Весь проект затевался ради поставок в Италию, главный потенциальный потребитель газа из трубопровода. Однако из 56 млрд куб. м потребляемого голубого топлива из России поставляется только 24 (43%). Остальной объем поступает из Северной Африки, Катара и т. д. Причем, для этого уже имеется и постоянно расширяется инфраструктура.

Сказать, что Италия жить не может без «Турецкого потока», нельзя. Может вполне.

Через территорию Турции уже прокладывается трубопровод из Азербайджана в Европу. В силу известных обстоятельств, Анкара ни при каких условиях не будет создавать ему конкурента. Поэтому Турция не соглашается на расширение российского трубопровода.

Кроме того, на юг Европы, в том числе в Италию, готовятся строить трубопровод из Израиля и Кипра. Весьма вероятно, что этой стройке ЕС присвоит соответствующий статус. Это существенно ослабляет позиции Газпрома на юге Европы.

В еще большей степени превалирование геополитики над экономикой видно в проекте строительства АЭС «Аккую». Все финансирование работ по строительству, передачу технологий, вывод из эксплуатации, утилизацию радиоактивных отходов будет оплачивать бюджет России. Росатом выдает Турции многомиллиардный кредит под 3% годовых. Когда он будет отдан, остается только догадываться, с учетом зигзагов в турецкой политике.

Еще одно событие, произошедшее накануне встречи президентов. На Белорусской АЭС под Гродно, которую строит «Росатом», в реакторном зале сорвался с петель ядерный реактор ВВЭР-1200, такой же конструкции, что предполагается устанавливать в «Аккую». Плохое знамение.

Белорусский след украинской войны: зачем «бацька» укрепляет наш ВПК?

Похоже, что для Путина «Турецкий поток» и строительство АЭС не коммерческие проекты и даже не обход Украины — а способ завлечь Турцию. Тем самым, решая на данном этапе задачу. Будут покупать российский газ или нет, не так ему и важно. Нельзя исключить и коррупционную составляющую. Проект будет стоить миллиарды — и возьмут их из российского бюджета. Какая часть будет украдена, представить трудно.

Сирия, курды, Южный Кавказ. Далее везде

В отношении Сирии позиции двух стран остаются диаметрально противоположными. И сблизить их очень сложно.

Накануне встречи оппозиция преподнесла Путину неприятный сюрприз. Мало того, что была прорвана блокада вокруг части кварталов в Алеппо, но наступающие части правительственной армии сами оказались в окружении. Не помогают бомбардировки российской авиацией позиций боевиков. Командование армии Асада срочно перебрасывает подкрепления под Алеппо, тем самым ослабляя другие участки фронта. И это уже сказывается на юге страны.

Москва очень хотела бы, чтобы из Турции не шли подкрепления оппозиции. И тут выплывет фактор курдов.

Несомненно, что Эрдоган поднимет этот вопрос, так как для него неприемлема поддержка сирийских и иракских курдов Москвой. Кремль же рассматривает их, как реальную силу по противодействию ИГИЛ. Просто так отказаться от поддержки курдов он не может, так как это усилит позиции американцев — как в Сирии, так и в Ираке.

Продолжением этой проблемы являются отношения Москвы и турецких курдов. Они давно традиционно дружественны и отойти от них Кремль просто так не может без имиджевых и геополитических потерь. Для Эрдогана же фактор турецких курдов и их связи с Москвой — настолько раздражающий фактор, что он способен в недалеком будущем разрушить столь тщательно выстраиваемое восстановление отношений.

Еще одной трудноразрешимой проблемой является Южный Кавказ. В частности, конфликт вокруг Нагорного Карабаха.

Несмотря на заявленную Россией равную удаленность от сторон, весь мир считает московскую позицию проармянской. Турция — стратегический партнер Азербайджана и ни при каких обстоятельствах не пойдет на что-то в ущерб интересам Баку. Последний не хочет дальнейшего затягивания в разрешении конфликта и Турция его в этом поддерживает.

Война в Сирии: потери и маневры

Как с этим справится Москва, не понятно. Бросить Ереван она не может, что-либо изменить тоже.

Кроме того, на территории Турции активно действуют откровенно враждебные Москве организации — как северокавказские, так и крымскотатарские. Они опираются на поддержку влиятельных и многочисленных диаспор, так что президенту Эрдогану приходится с этим считаться.

Это в первую очередь относится к крымскотатарским организациям. В Турции крымских татар проживает не меньше, по некоторым данным гораздо больше, чем в Крыму и Украине. Понятно, что подавляющее большинство негативно относится к аннексии Крыма — и поддерживает Украину и Меджлис.

Здесь Эрдоган никак не может пойти навстречу Путину.

Следующая проблема — усиление позиций Турции в тюркоязычных республиках Центральной Азии и РФ. В частности, Татарии и Башкирии, хотя ими не ограничивается. Так называемый тюркский мир, понятие реальное в отличие от эфемерного так называемого «русского мира».

Хотя в РФ об этом нигде не упоминается, но Москву очень беспокоит возможное признание Константинопольским патриархом автокефалии Украинской православной церкви Киевского патриархата. Хотя по традиции турецкое правительство не вмешивается в церковные дела, Кремль бы очень хотел содействия в этом крайне чувствительном для себя вопросе.

Здесь также вряд ли Эрдоган будет обещать содействие. В том числе и из-за возможных проблем с Украиной. Ухудшать отношения с Киевом Анкара не собирается.

К объективным обстоятельствам, препятствующих сближению двух стран, следует добавить субъективные и, в какой-то мере, психологические.

Во-первых. Кризис доверия. Как говорит пословица, a reconciled friend is a double enemy — замиренный друг — враг вдвойне. Об инциденте с самолетом не говорят, но он не забыт. Пока все сказанное раннее, как в Москве, так и в Анкаре, отставлено в сторону, но всплывет в другой менее благоприятный момент в двухсторонних отношениях.

Во-вторых. Нынешнее потепление и даже в какой-то мере восстановление отношений — фактор вынужденный. На сближение обе стороны пошли не от большого желания, а от безвыходности. Не следует серьезно воспринимать антизападную, вернее антиамериканскую риторику Эрдогана. Слишком много в сфере безопасности связывает Турцию с НАТО, а в торговле — с ЕС.  Никогда Россия их не заменит.

Путин до сих пор не ответил за преступления в Грузии

В любой момент отношения Анкары и Вашингтона могут нормализоваться, как это произошло с Израилем. И тогда, в частности, о «Турецком потоке» можно будет забыть, как минимум, надолго.

Как писал русский поэт Михаил Лермонтов в стихотворении «Договор»:

В толпе друг друга мы узнали;

Сошлись и разойдемся вновь.

Была без радостей любовь,

Разлука будет без печали.

Пока мы имеем имитацию прежних российско-турецких отношений. Надолго ли? По всем признакам — не очень.

Юрий Райхель