Партнерство без стратегии

Партнерство без стратегии

Отсутствие внешнеполитической стратегии и четкого понимания, как уладить свои самые внешние проблемы, это то, что сегодня больше всего объединяет Украину с Турцией.

Украина только отдает пасы американской и европейской дипломатии, надеясь, что те решат ее проблему России (о других своих проблемах украинская дипломатия или не догадывается, или просто молчит).

Турция и ее партнеры по НАТО и ЕС не пасуютт, а жестко фолят друг против друга.

Традиционно Турция, как более рациональное государство, скорее приняла решение, что из всего многообразия скандалов и проблем стоит сосредоточиться на чем-то одном. Этим вопросом Турция определила для себя курдскую проблему. Недопущение возникновения курдского государства Турция выбрала для себя основной приоритетной задачей во внешней политике (конечно, когда останется время и вдохновение, борьба с Фетхуллахом Гюлленом тоже будет идти с не меньшим рвением).

И здесь, будучи игроком эмоциональным и азартным, Турция не гнушается ничем. И откровенными скандалами с традиционными партнерами — Германия вынуждена была просто вывести свой контингент с базы НАТО в Турции, после того как на эту базу не была допущена делегация немецких парламентариев, в свою очередь следует воспринимать как акцию возмездия за недопуск немцами турецких должностных лиц на территорию ФРГ во время подготовки к референдуму о конституционных изменениях в ТР. И откровенное и громкое возмущение действиями США, которые поддерживают курдские группировки в Сирии. И даже, что стоит воспринимать очень серьезно, решение о приобретении российских систем ПВО и ПРО С-400. Решение достаточно беспрецедентное, поскольку государства НАТО, как правило, не закупают вооружение вне блока, тем больше у государства, официально признанного НАТО угрозой (и Турция поддержала это решение в ходе Варшавского саммита НАТО).

Кроме этого, Турция блокирует попытку увеличить присутствие ВМС НАТО в Черном море. Идея, которую активно поддерживают и Румыния, и Украина.

Более того, Турция, несмотря на позицию Украины, проводит совместные с РФ учения в Черном море, хотя во время предыдущего заседания Стратегического совета президентов Украины и ТР было договорено нечто прямо противоположное:

«3. Способствовать укреплению механизмов региональной безопасности в Черном море;

4. Наращивать сотрудничество в контексте общих усилий, направленных на обеспечение международной безопасности, в т.ч. и в рамках НАТО,»

Конечно, Турция имеет и право, и свои мотивы делать все, что она делает. Но сейчас важно другое. В сфере безопасности и обороны представление о стратегической перспективе у Украины и Турции серьезно различаются (что нехарактерно для стратегического партнерства). Украина не имеет права игнорировать то, что в сфере торговли вооружениями Турция наперекор воле НАТО сближается с государством, с которым мы ведем войну.

Конечно, возможности совместного производства вооружений или использование возможностей Турции для подготовки украинских военнослужащих остаются и не могут не интересовать оба государства. Но если пересмотр оборонной, безопасностной и внешнеполитической доктрины Турции будет происходить таким же темпами и в том же направлении, то как долго указанные возможности будут оставаться привлекательными и реалистичными?

Следующая стратегическая для обоих государств сфера — энергетика. В прошлом году во время предыдущего, пятого заседания Стратегического совета высокого уровня в марте 2016 года в Анкаре президенты Порошенко и Эрдоган договорились и зафиксировали это в письменном виде:

«Осуществлять совместные меры с целью расширения сотрудничества двух стран в сфере поставок природного газа, в частности путем использования газотранспортной инфраструктуры Украины».

Турция не просто отошла от этого обязательства. За период, прошедший с предыдущего заседания Стратегического совета она начала совместно с РФ реализацию недружественного по отношению к Украине проекта «Турецкий поток» — газопровода в обход территории Украины.

В этом году, похоже, Эрдоган и Порошенко решили просто забыть о предварительных договоренностях, и в центр сотрудничества в энергетической сфере поставлены уже проблемы подготовки специалистов для турецкой ядерной программы. Это при том, что саму ядерную программу ТР развивает Россия. Итак, турки отвели нам совсем не стратегическую, а вспомогательную комплиментарную по отношению к Россию роль и в газовой, и в атомной сферах. И мы согласились?

Следующая стратегическая тема для Украины — Крым. Турция последовательно и твердо повторяет позицию, которая не может вызвать в Украине ничего, кроме одобрения и благодарности — непризнание оккупации Крыма и поддержка территориальной целостности Украины.

Но в то же время Турция не имеет ни малейших намерений говорить о давлении на РФ с целью реализации этих подходов. Нежелание даже обсуждать возможность санкций против РФ Р. Эрдоган в очередной раз продемонстрировал и в Киеве.

По доле суден-нарушителей международных санкций против РФ за оккупацию Крыма Турция традиционно занимает второе после самой РФ место. Правда количество турецких нарушителей ежегодно уменьшается.

Крымскотатарский вопрос хотя наконец и занял видное место в повестке дня переговоров на высшем уровне, тем не менее, в силу описанной выше позиции Турции, не получает того развития, на которое надеялись и сами кырымлы, и Украинское государство. Торговля и отношения с РФ сейчас для Турции приоритетнее.

Конечно, перечень вопросов двустороннего сотрудничества между Украиной и Турцией на этом далеко не исчерпывается, но ничего более стратегического, чем уже упомянуто, в наших отношениях нет.

Да, торговля важна. И пока это самый важный вопрос двусторонних отношений. Но и здесь не обходится без «но».

Хотя сальдо двусторонней торговли остается положительным для Украины, тем не менее украинские поставки в Турцию сокращаются, а турецкие в Украине — растут.

Кроме этого, в прошлом году в марте президенты Украины и Турции договорились до конца 2016 года завершить переговоры по соглашению о зоне свободной торговли. Не сложилось и с этим вопросом. Соглашения нет, и кто знает, будет ли в ближайшем будущем.

Конечно, есть в наших отношениях и вопросы туризма, и вопросы культурной и гуманитарного сотрудничества и т.д., и т.п. Но такие вопросы есть в отношениях с подавляющим большинством других государств, которые Украина не называет стратегическими партнерами.

Не буду долго говорить о еще одной больной теме — внутриполитических процессах. И здесь наши государства, кажется, движутся в противоположных направлениях. А без общих ценностей стратегического партнерства просто не бывает.

Вот так и получается — украинско-турецкие отношения стратегического партнерства без стратегичности.

Мои попытки несколько недель назад обсудить этот вопрос с украинским послом в Анкаре вызывали лишь раздражение собеседника: «Неужели Вы думаете, что мы такие дураки, что не понимаем и не замечаем всего этого?» Откровенно говоря, вопрос, насколько умные или глупые украинские дипломаты, меня не интересует. Но ответов на свои вопросы я не услышал.

Богдан Яременко, дипломат

материалы рубрики
Власть, дайте жить! Блоги
Власть, дайте жить!
Нарративы наглой и дерзкой лжи Путина на G20 Блоги
Нарративы наглой и дерзкой лжи Путина на G20
Боль в душе Блоги
Боль в душе