О новом политическом сезоне

Ожидания, как и всегда в украинском обществе, значительно превышают способности политиков. 2018 год в этом не исключение. К сожалению, часть проблем 2017 года перекочуют в 2018-й.

Можем обозначить определенные ориентиры. В частности, реформа децентрализации. Она разбалансирована, однако движется. В прошлом году уже было пять волн выборов в объединенные территориальные громады, а весной этого года будут едва ли не самые масштабные по всей Украине. С одной стороны, на них увидим репетицию общенациональных выборов. Это уже второй тренд 2018 года. В этом году будет уже активная фаза предвыборной гонки как парламентских, так и президентских выборов.

В новогодних поздравлениях президента и его действиях за последние месяцы 2017 года увидели, что президентская предвыборная гонка стартовала. В 2018 году мы увидим других игроков, которые будут выдвигать свои позиции, пробовать себя. Выборы в ОТГ станут некой испытательной площадкой. С другой стороны, это обусловливает изменение политической архитектуры. В 2018 году все больше политиков будут идти на места. Там будут происходить выборы. От того, насколько себя заявят и будут представлены те или иные силы на этих выборах, будет зависеть их возможность защитить результаты выборов, уже не говорю просто получить поддержку общества.

2017 год показал, что кандидаты, которые имеют общенациональную узнаваемость, лидеры партий получили довольно низкие проценты, имеют низкую представленность по Украине. Человек, у которого в рейтингах 5% поддержки, в реальности набирает 0,2% представленности. Реальная и телевизионная политика отличаются. Процесс децентрализации запускает синхронизацию между реальной политикой и ее политическим отражением, фактически отрывая от виртуальной. К сожалению, в 2018 году мы увидим продолжение отслаивания общенациональной политики от реальной политической жизни. Политики все меньше понимают реальное общество. Это увеличивает количество акций взаимной конфронтации политической элиты, которая оторвана от реальной жизни. Тогда сталкиваются различные симулякры, персональные иллюзии, которые равноудалены от той реальности, в которой живут люди.

Популярные статьи сейчас

Алла Пугачева впечатлила заметно помолодевшим видом на прогулке с детьми: "Похожи с Вайкуле стали"

Знаменитая актриса отправилась в лучший мир: "Всегда освещала комнату своим позитивом"

Переписка ведущего "Холостячки" Решетника с женой оказалась в Сети: "Моя любовь..."

Узерли из "Великолепного века" покорила чувством стиля в необычном образе: "Уникальная"

Скандал на "Мастер Шеф", Хименес-Браво вывел участницу-плутовку на чистую воду: "Это было отвратительное решение"

Показать еще

Первые пять волн выборов в ОТГ показали, что есть три лидера: «Батькивщина», БПП, Аграрная партия. Исторически сельская местность – костяк электората «Батькивщины» и Аграрной партии. Но тут интересная вещь произошла – «Батькивщина» перешла в города, в селах осталась Аграрная партия, ее реинкарнация. А у «Батькивщины» члены, которые во всех выборах участвовали. Из-за этого, вероятнее всего, у «Батькивщины» будет рекрутинг местных активистов из молодежного крыла.

У БПП будет больший акцент на административном ресурсе, а соответственно – будут выбирать лидера в громаде, кого-то узнаваемого, с деньгами, кто сможет себе обеспечить эти выборы. Это вариант, когда под выборы ищут подходящего кандидата, или спускается парашютист, которого нужно пропустить здесь.

Аграрная партия больше сосредоточена в сельской местности. Будет аграрное лобби, то есть фермеры будут делегировать кого-то от себя. Возможно, крупные аграрные компании будут выдвигать кандидатов. В общем, именно там будет происходить политика, потому что именно там точка критического ресурса. Есть критический конфликт. Мы уже видели не лучшие примеры политической борьбы, иногда не политические. Админресурс включался с силовыми ведомствами, было банальное силовое противостояние, бандитские методы. В 2018-м, к сожалению, можем увидеть более жесткие формы противостояния. Я бы не говорил о ярлыках 90-х годов, однако критическая точка кипения будет именно на местах.

У «Руха новых сил» не очень много шансов на выборах в ОТГ, потому что необходимо иметь возможность защитить результат. Необходимо иметь аппарат, который мог бы отстоять полученный результат. Не дать мухлевать, подтасовать выборы, иметь юристов, которые будут защищать это в юридической плоскости, иметь достаточно активистов, которые будут во всех участках участниками и наблюдателями и т. п. Эти вещи не могут себе позволить малые партии. Их представленность в делах на местах тоже не очень высока. Для них это только испытательная площадка. Те силы, которые заявят себя на выборах в ОТГ, смогут претендовать на определенный процент на общенациональных. В следующем цикле они смогут стартовать на полную. Этот цикл испытательный. Набить шишки, сделать выводы, переформатироваться.

Очень часто новые политические силы не отличаются от старых, потому что действуют в тех же практиках, развиваются так же, воспринимают политическое пространство так же. За ними стоят старые политики, которые перекочевали из одной политической силы в другую. Если новые партии заявляют новое качество, местные выборы – отличная площадка, чтобы это продемонстрировать.

Вижу отдельных людей, они еще не партийные. Общий тренд – люди не идут в политику, а берут ответственность в своих сферах: бизнесе, волонтерстве, активизме и т. п. Это позволяет менять вокруг себя пространство жизни на местном уровне. Если большие партии научатся работать с новым качеством, для них появится шанс перезагрузиться, стать сильнее для участия в выборах. Проценты, которые сейчас есть у политических сил – небольшие. Нет единой политической силы, которая объединяла бы всю страну. «Батькивщина» не может объединить большинство протестного электората.

О внешней деолигархизации

В политической жизни Украина очень отошла от России. У нас больше нет политической связи. Раньше одни и те же политтехнологи трудились на выборах, были межличностные связи политической элиты. Но влияние остается в другой плоскости – в олигархических консенсусах.

Новый Путин, ракетный Ким и трансформация Востока: как изменится мир в 2018 году

К сожалению, мы живем в постсоветской стране, где не произошла трансформация государства, то есть в ребрендинге Советского Союза. Государственный аппарат остался тоталитарным, действует по директивной модели — сверху вниз. Нормативно-правовые практики – все запрещено, кроме того, что разрешено. Это создает неравные возможности доступа к ресурсу. Олигархические связи сохраняются над государственным аппаратом, во многом формируют политику. Поэтому интересны не столько результаты выборов в России, потому что они прогнозируемы, сколько внутриполитические расклады внутри российского олигархата, а на это повлияют американские санкции, которые вступят в силу уже через месяц. Это может своей тектонической волной сдвинуть определенные процессы в украинском олигархате.

Уже видим в международных судах ряд исков, ряд резонансных дел против наших олигархов. Еще несколько лет назад мы не могли себе представить, что деолигархизация начинается не внутри страны. Консенсусного кандидата от украинского олигархата, вероятнее всего, не будет. Порошенко очень умело балансирует между несколькими группами, играет на интересах, сталкивая эти олигархические группы. Фактически видим сейчас наибольшие притеснения группы «Приват», наибольшую склонность к группе Ахметова и Ко. При таких обстоятельствах олигархи находятся в межличностной борьбе. Выдвинуть одного кандидата не смогут, но несколько кандидатов, безусловно, будет. Даже новые, не из политической сферы, обусловленные олигархическими договоренностям, получат поддержку. Такие как Вакарчук, Зеленский. Вокруг них мы видим сплочение медиа-холдингов, спикеров, аналитиков, экспертов. Олигархи уже подбирают лиц, которых смогут выдвинуть на выборах или поддержать.